Меню

Почему не было ток шоу

Как устроена кухня «Пусть говорят» и других ток-шоу

КОРОЛЯ ДЕЛАЕТ СВИТА: ЧТОБЫ САМЫЙ ПОПУЛЯРНЫЙ ВЕДУЩИЙ СТРАНЫ КАЧЕСТВЕННО БЛИСТАЛ В СВЕТЕ СОФИТОВ, НА НЕГО РАБОТАЮТ ДЕСЯТКИ РЕДАКТОРОВ, НЕ СЛИШКОМ ОБРЕМЕНЕННЫХ МОРАЛЬЮ.

Евгения (имя вымышленное. — Ред.) — исполнительный продюсер документальных телепроектов в компании, которая снимает фильмы по заказу крупных каналов. Еще недавно она работала в студии, расположенной дверь в дверь с редакцией программы «Пусть говорят». Целый год девушка практически ежедневно наблюдала за сотрудниками самого популярного ток-шоу страны, делила с ними курилку и даже завела там подруг.

— Поначалу они дико раздражали, — признается Евгения. — Потом привыкла. Я поняла, что работать там более-менее долго может только беспринципный человек. Ты постоянно врешь. Ты себя можешь убеждать в том, что ты просто делаешь свою работу как журналист, но в глубине души все равно понимаешь, что это не так. Потому что ты каждый день обманываешь людей.

Справедливости ради отметим, что так организована работа вообще всех ток-шоу скандального толка, — взять хоть «Прямой эфир» на «России 1» (первейший конкурент «Пусть говорят»), хоть программу НТВ «Говорим и показываем» (канал недавно ее прикрыл на пике рейтингов — слишком уж была отвязная).

«Редактор «Пусть говорят» или «Прямого эфира» — звучит солидно. На деле это низшее по статусу звено в служебной иерархии сотрудников шоу. Это рабочие лошадки, которые делают всю черную работу: находят интересных героев, уговаривают их приехать в Москву. Это они создают тот айсберг, на сияющей вершине которого мы видим лучезарного Андрея Малахова — в роли благородного ментора, знающего пути выхода из самых сложных ситуаций, в которых оказались его герои.

ШОУ «ПРЯМОЙ ЭФИР» БОРИСА КОРЧЕВНИКОВА ВЕСЬМА ПОПУЛЯРНО, НО У «ПУСТЬ ГОВОРЯТ» ВСЕ РАВНО РЕЙТИНГ ВЫШЕ. А ТЕПЕРЬ И НОВОГО ВЕДУЩЕГО ПРИДЕТСЯ ИСКАТЬ: БОРИС УХОДИТ РУКОВОДИТЬ ПРАВОСЛАВНЫМ КАНАЛОМ «СПАС»

В неделю в эфир выходят четыре программы — с понедельника по четверг. Снимают их пулами — как правило, по четыре программы за день. Получаются «консервы» — передачи, снятые про запас, ведь истории про бытовые дрязги долго не устаревают. Если случится что-то экстраординарное, к эфиру готовится программа с колес, а «консервы» ждут своего часа.

Соответственно в «Пусть говорят» четыре бригады редакторов, каждая готовит свою программу. Найти стоящую историю — не такая уж большая проблема. Есть интернет, иногда что-то стоящее приносит электронная почта: ее рекламируют в каждом выпуске.

Продюсер Корчевникова вернулась к Малахову

Недавно в «Пусть говорят» вернулась продюсер Наталья Никонова, руководившая этим ток-шоу в 2004 — 2009 годах. Смешно, но до возвращения она руководила программой-конкурентом «Прямой эфир». По слухам, Никонова была сторонницей идеи заменить ведущего «Прямого эфира» Бориса Корчевникова, который стал руководителем канала «Спас», на Дмитрия Шепелева. Якобы последний даже начал получать на канале зарплату. Но потерпела поражение в аппаратной борьбе и была вынуждена ретироваться. Вернувшись на Первый, Никонова подвинула у руля свою воспитанницу Наталью Галькович — теперь у «Пусть говорят» сразу два продюсера, которые поделили бригады и ведут своеобразное «соцсоревнование».

— Самое трудное для них — уговорить вторую сторону, — рассказывает Евгения. — Допустим, в программу обратилась женщина, у которой пятеро детей, а муж от нее ушел и не платит алименты. Она-то придет в студию с радостью. А как этого мужика уговорить?! В каждом редакторе живет страх, что он облажается.

Без второй стороны программа не состоится. Фирменное малаховское «а сейчас в этой студии появится…» — это основа драматургии. Иначе смотреть ток-шоу не будут. И если один и тот же редактор провалил три программы, ему придется уйти.

— Его даже увольнять не будут — сам уйдет. Его будут избегать, он почувствует, что стал лишним, — продолжает Евгения. — Поэтому они сделают все, чтобы эту самую вторую сторону уговорить.

И тут начинается самое интересное.

То, что героям ток-шоу платят деньги, это секрет Полишинеля.

Обычному гражданину могут предложить для начала тысяч пятнадцать (это помимо оплаченного проезда и проживания). Рублей, конечно. Если не соглашается, ставки будут расти. Не сказать, чтобы редакторы сорили деньгами. 50 тысяч — это если история совсем «шикардос». Большинство потенциальных героев, если они из провинции, клюет на саму возможность увидеть Москву, попасть на телевидение — бесплатная экскурсия получается.

Более солидные суммы перепадают настоящим звездам. Актрису Линдси Лохан, у которой был скандал с русским бойфрендом, по сообщениям прессы, в Москву заманили гонораром в 600 000 рублей. Причем до студии Линдси так и не доехала, и сам Малахов терпеливо ждал у двери ее номера, пока звезда протрезвеет, чтобы взять интервью хотя бы в отеле. Столько же, со слов Никиты Джигурды, получили он и его жена Марина Анисина за развернутое интервью.

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СКАНДАЛИСТ ТИПА ДЖИГУРДЫ — НАХОДКА ДЛЯ ТОК-ШОУ: НИКИТУ ПРИВЕЧАЮТ И У МАЛАХОВА, И У КОРЧЕВНИКОВА

Семья Дианы Шурыгиной, по данным журнала «Телепрограмма», за пять программ получила около 200 000 рублей. Звездам средней руки за откровения о личной жизни платят в районе 100 000 рублей. У Прохора Шаляпина, у которого было подряд два скандальных романа, одно время получился своего рода бизнес: то он женится, то разводится, то новую завел. Рейтинги хорошие, все довольны.

С учетом стоимости рекламного времени в популярных ток-шоу на центральных каналах эти траты, конечно, программы не разорят.

Шурыгины жалеют о съемках

С героями всех ток-шоу заключают договоры, подразумевающие неучастие в других телепроектах. После того как история Дианы Шурыгиной прогремела на всю страну, продюсеры ток-шоу «Прямой эфир» нашли еще одну девочку — жертву изнасилования и сняли о ней передачу. В ней ведущий Борис Корчевников, не стесняясь, повторял, что у него в студии «вторая Шурыгина». Но затея не выгорела: зритель наживку не проглотил, обещанный второй выпуск так и не вышел.

Судя по постам в соцсетях, семья Дианы очень жалеет об участии в «Пусть говорят». Деньги, которые получила за съемки семья, ушли на аренду квартиры в Москве и уже кончились. Шурыгиных постоянно узнают, отца недавно избили, а у самой Дианы в подъезде отобрали мобильный телефон.

«Это волчья работа. Жернова!»

— Но деньги — это не главное, — уверяет Евгения. — Редакторы «Пусть говорят» — неплохие психологи. Моментально схватывают, где у человека болевые точки: куда нажать, где надавить. Сажают его на крючок. Ими движет азарт, это как спорт! Это люди определенного психотипа. Те, кто не готов так работать, уходят. Надолго остаются те, кто готов в постоянном стрессняке находиться.

Директор актрисы Настасьи Самбурской Петр Плосков опубликовал фрагмент переписки с общительным редактором «Пусть говорят».

— Чтобы достать нужный телефон, они прикинутся кем угодно. Сама не раз была свидетелем, как редактор, затягиваясь сигаретой, на голубом глазу пел кому-то в трубку, что он из «Жди меня». Этой благородной программе автоматически доверяют и расскажут все — раньше даже полиция, как загипнотизированная, сливала паспортные данные, адреса и т. п. А не раз бывало, что люди ехали в Москву, полагая, что примут участие не в скандальном ток-шоу, а в другой программе. Приехав в «Останкино», они уже никуда не денутся. Они даже уйти не могут самостоятельно, нужен сопровождающий. Немного психологической обработки — и человек идет под камеры, даже если совсем не хочет этого. Редакторы знают про своего героя все — они же делают предынтервью, которое ляжет в основу сценария. Потом этот сценарий озвучивает ведущий — выглядит это так, как будто это он о человеке все-все узнал.

Люди в провинции доверчивые. Ты им говоришь: «Мы вам поможем! Позовем в студию депутатов…» А по факту все не так. Вот реальный случай: была в программе героиня — суррогатная мать, клиент которой отказался забирать ребенка. Он внука себе хотел, использовал биоматериал умершего сына. Женщину зазвали на шоу: «Там столько юристов, вам обязательно помогут». Только ей никто не помог: «Меня обгадили с ног до головы, сказали, что я детей продаю, и все». Она до сих пор с этим дедом судится, чтобы он ей алименты платил.

— Платят-то редакторам нормально?

— При мне они получали 40 — 50 тысяч рублей. Для Москвы это немного. Но для них это своего рода наркотик. Моя подруга сбежала оттуда со словами: «Не могу больше находиться в этом круглосуточном аду!» Но до сих пор говорит, что и коллектив, и работа ей очень нравились. Просто не выдержала напряжения. Это волчья работа. Жернова! Выживет человек только с моментальной реакцией и бульдожьей хваткой. Например, приезжают они домой к герою, а там уже конкуренты из другого ток-шоу. И тут самое важное — усадить человека к себе в машину. Его буквально тянут в разные стороны. Кто усадил — тот и победил. И такое было десятки раз.

Читайте также:  Почему возникают чувства на стороне

ЖЕРТВА ИЗНАСИЛОВАНИЯ ДИАНА ШУРЫГИНА И ЕЕ РОДИТЕЛИ НАТАЛЬЯ И АЛЕКСЕЙ РАССЧИТЫВАЛИ НАЙТИ В «ПУСТЬ ГОВОРЯТ» ЗАЩИТУ. А ПОЛУЧИЛИ СКАНДАЛЬНУЮ СЛАВУ, ИЗ-ЗА КОТОРОЙ С ОПАСКОЙ ВЫХОДЯТ НА УЛИЦУ.

— А кого берут на работу? Студентов?

— Студентов только на стажировку. Это, кстати, удобно: через пару месяцев говоришь, что он не подходит, и все. Никаких неустоек. Но в основном это молодые журналисты лет так 20 — 30. Преимущественно девушки — парни менее гибкие. Знаю только одного мальчика, который был там успешен, и теперь у него руководящая должность на канале. Там здорово роняется самооценка. Знакомая девочка приходила в себя полгода, не меньше, — она поверила, что фиговый журналист. Шеф-редакторы бригад особо не церемонятся.

«А на стене портрет ведущего»

— Есть только один плюс: отпахавших «на каторге Малахова» возьмут в любой продакшен (то есть компанию, производящую контент для телевидения. — Авт.) — из них получаются отличные продюсеры. Я с большим уважением отношусь к Андрюше, считаю его мегапрофессионалом, но работать к нему не пошла бы ни за какие деньги.

— Он вообще на эту потогонную фабрику заходит?

— Регулярно, он доступный бог. У них же культ Малахова. Заходишь в кабинет, где сидят бригады, а там висит огромный его портрет, от пола до потолка, написанный красками.

источник

Эксперты рассказали, почему люди участвуют в ТВ-шоу

Автор: Матушевская Лариса. Экономист. Опыт работы на руководящих должностях в производственной сфере. Дата: 27 августа 2019. Время чтения 7 мин.

Ирина из Самары интересуется, что заставляет людей становиться участниками скандальных передачах и рассказывать на всю страну о своих семейных или личных проблемах. Женщина не понимает, почему, даже зная о предстоящих унижениях и грязи, они идут на съемки. Эксперты называют такой феномен душевным эксбиционизмом и выделяют 2 основные причины: деньги и славу. Но психологи также отмечают, что, постоянно проговаривая свои проблемы на людях, герои передач утверждаются в своей правоте, получают психологическое исцеление и моральное удовлетворение.

Проблему озвучила Ирина из Самары

Телевизор у меня работает постоянно: иногда в качестве фона, когда я занимаюсь домашними делами. Но какой канал не включи, везде крутят скандальные ток-шоу, где обсуждаются жизненные ситуации и даются советы героям, как поступать. Однозначно, истории персонажей, призванные привлечь внимание к острым социальным проблемам, несправедливости законов, сбору средств на лечение, направлены на общественный резонанс. Я сочувствую таким людям и даже иногда помогаю, если могу.

Но не понятно, зачем в такие передачи идут участники, которые выставляют напоказ неприглядные ситуации. До 90% такие сюжеты – это «стирка грязного белья». В результате персонаж становится предметом насмешек, а иногда и громких скандалов. Неужели нет другого способа решать свои деликатные проблемы? Почему даже отрицательные итоги не останавливают таких участников, и они снова и снова появляются на экранах, но уже в других передачах, «смакуя свое горе»?

Отвечает эксперт – нейропсихолог Владмира Симуран

С точки зрения нейропсихологии, этот феномен называют душевным эксбиционизмом.

Все начинается с меркантильности. Как правило, людей, которые захотели бы представить на всеобщий разбор свои тайны и недостойное поведение, найти сложно. Для начала их нужно чем-то замотивировать на диалог. В ход, конечно же, идут деньги. Так что вопросы этики меркнут перед возможностью легко заработать, да ещё и в Москву съездить за счет канала, снимающего передачу. Потом приходит уже вкус к деньгам. Ведь если человек умудрился взбудоражить умы публики, то его начнут передавать из рук в руки по другим шоу. И, как следствие, идет дальнейшее обогащение кошелька.

Рис. 1. Повторение укрепляет веру в правоте

Есть ещё и проработка психотравмы. Ведь при постоянном проговаривании чего-то негативного из своего прошлого человек начинает сначала принимать произошедшее, а потом это становится для него нормой. Так устроены защитные механизмы психики. А если же герой изначально свято уверен в своей правоте, то с каждым повторением его мнение будет только укрепляться. Хотя зрителям его действия могут казаться негативными, но все же персонаж с каждым разом наращивает психологическую броню, которая ограждает его от критики.

Совмещая два положительных элемента подкрепления – деньги и психологическое исцеление, – получаем мощный магнит. Из-за него люди готовы рассказывать о самых неприглядных сторонах своей жизни и раз за разом, с растущим ажиотажем говорить об этом, смакуя подробности и додумывая новые сюжетные линии. Если посмотреть на первый эфир Шурыгиной, то можем увидеть, что она там совершенно иная, чем в последующих. Нет гонора, спеси и уверенности в себе. А вот с каждым следующим эфиром проявляется норов, укрепляется позиция и поведение кардинально меняется.

Появление на ток-шоу для таких людей сродни наркотику, только приносит это славу, пусть и сомнительного свойства, и деньги. И многие не могут отказаться от такого соблазна.

Мнение эксперта – PR-консультанта Ани Цкриалашвили

Сегодня на популярности делаются большие деньги. Именно из-за гонорара люди соглашаются участвовать в ток-шоу.

Существует два пути продвижения:

  1. Первый – долгий. Постепенно наращивать аудиторию, делать качественный контент, вкладывать много денег в рекламу.
  2. Второй – «словить хайп». Для этого подходят телевизионные шоу, прежде всего, из-за их охвата. Например, программа «Пусть говорят» в течение долгого времени была первой в рейтингах.

Попасть в ток-шоу несложно, так как редакторы передачи заинтересованы в новых материалах. Чем скандальнее они будут, тем выше рейтинги. Если взять ситуацию с Шурыгиной, то от нее выиграли все: «Пусть говорят» стали инфоповодом, что в положительную сторону изменило их популярность и стоимость рекламного времени, а героиня стала инста-селебрити.

Несмотря на сомнительную славу Шурыгиной, многие бренды сотрудничали с ней. В данном случае она выступала не в качестве лидера мнений, а как площадка по сбору аудитории.

Рис. 2. Диана давно забыла о роли жертвы и собирает «звездные плоды»

Впрочем, что и неудивительно, рекламодатели столкнулись с отсутствием должного результата: в Instagram-продажах большую роль играет личность и репутация, а не хайп.

Отвечает эксперт Никита Лобанов – основатель продюсерского центра

В чем причина активного участия людей в телевизионных ток-шоу? Шурыгина, Соболев, Ковалев, отец Фриске. Ряд можно продолжить. Большинство из них идет в эти передачи, чтобы засветиться, стать заметными. А TV – быстрый способ сделать это!

Люди ведут обычную, ничем не примечательную жизнь. Часто такие личности пытаются измениться, приобщиться к недосягаемому, кажущемуся таким интересным миру звезд. Ведь TV – это известные имена, скандальные темы, бурные эмоции! Участник старается хайпануть кусочек славы, стать «звездой». Он совсем не задумывается о моральной стороне своего сияния, о том, что популярность такая разовая, что о нем забудут немедленно, как тема наскучит или появится другой герой.

Вот это и является причиной номер один – пиар за счет таких передач, быть постоянно на слуху. Ну и понятное дело, что людям реклама нужна для зарабатывания денег. Это вторая причина.

Рис. 3. Драка в студии – способ привлечения внимания

Работая в СМИ, я сталкиваюсь с экспертами, которым помогаю оказаться на ТВ. Есть большая часть спикеров (предприниматели, врачи и другие), которые хотят пристроиться именно в «Дом 2» или «Шоу Бородина против Бузовой» из-за зрителей. Они понимают, на кого ориентируются данные шоу, видят там целевую аудиторию, которая может заинтересоваться их услугами или личностью экспертов.

Но часто я сталкиваюсь с людьми, которые избегают этих всех скандальных передач, говорят: «Организуйте, пожалуйста, эфиры на телевидении. Но я не хочу сидеть в студии и выкрикивать что-то. Только не шоу». Они идут на ТВ с другой целью. Да, безусловно, они тоже ищут своего клиента, хотят высказать оценочное мнение в более спокойной обстановке: новостном сюжете, побеседовать с интервьюером, прокомментировать какую-то ситуацию. Участие же в скандальных шоу оборачивается для эксперта «грязью», где все друг друга оскорбляют, перебивают.

Если оценивать положение со стороны зрителей, смотрящих шоу и потребляющих этот продукт, то они поддерживают чрезмерные и явно нездоровые амбиции у таких участников. Достаточно посмотреть на тот же «Дом 2», который в эфире уже 15 лет и до сих пор занимает высокие рейтинги. Или серия программ с А. Волочковой и ее бывшим водителем А. Скиртач, ставшим известным именно благодаря TV.

Что в этих передачах такого цепляющего? Бурные эмоции, интриги. И грязь… Увы, но именно это становится развлечением для многих из нас.

Читайте также:  Залили аквариум вода мутная почему

Сохраните и поделитесь информацией в соцсетях:

источник

Самые раздражающие вещи в ток-шоу на ТВ

Список претензий к базарным телевизионным перепалкам, называемым ток-шоу, очень большой, вот лишь несколько самых раздражающих вещей.

Плевать на суть – больше эмоций

На политических ток-шоу все друг на друга орут, не желая слышать мнение второй стороны и не высказывая никакого уважения к собеседнику.

Если «60 минут» еще стараются удержать формат (особенно, когда не приглашают Жириновского), то другие программы и не пытаются позиционировать себя как серьезные площадки для обсуждения важных вопросов.

Почему так? Потому что руководство телеканала прекрасно понимает, что их основной зритель – это домохозяйки, им нет дела до философских рассуждений и глубокого анализа, часто телевизор включается просто как фон. Зрителям нужна страсть и они ее получают в виде орущих друг на друга «экспертов».

Ведущие не скрывают свою позицию

Даже видимости нейтралитета по отношению к обсуждаемой теме нет и близко. Мы сразу понимаем, за кого «топит» не только Андрей Норкин или Артем Шейнин, но и вся студия, гневно топая ногами и улюлюкая, как только приглашенный гость скажет что-нибудь не то. И это очень раздражает.

Аплодисменты и улюлюканье зрителей по команде

Это особенно раздражает – стоит какому-нибудь Гозману сказать в эфире слова, идущие в разрез с мнением партии, в студии раздаются недовольное улюлюканье. Наиболее характерно это проявляется в ток-шоу «Место встречи».

Например, в одном из последних эфиров («Империя зла» от 30 марта) гость Александр Никонов (выступающий на стороне «плохих») заявил:

— Нельзя судить человека за слова и за мысли.

— Серьезно? (искренне возмутилась ведущая Ольга Белова).

Зал подхватил возмущение, выразив его гневным гулом. Также происходит и с аплодисментами.

(Интересно, Ольга Белова действительно считает, что человека можно судить за мысли?).

Неадекватное поведение ведущих

Практически все ведущие ток-шоу успели поучаствовать в различных перепалках. Андрей Норкин прошел путь от простого вышвыривания неугодных гостей из студии до подобия драки с украинским экспертом. Артем Шейнин наезжал на Майкла Бома и заносил в студию ведро с надписью «Г.ВНО».

Его коллега, Кузичев, также не особо стесняется в проявлении эмоций (недавно он провоцировал эксперта Григория Амнуэля, угрожающе нависая над пожилым человеком).

Выглядит все это отвратительно, особенно учитывая, что многие шоу идут в дневное время и их могут смотреть дети. Чему они научатся, глядя на дядю с ведром Г.ВНА?

Одни и те же лица

Перечислять список лиц даже не хочется, если вы периодически смотрите эти ток-шоу, то сами прекрасно все понимаете. Особенно раздражают украинские и европейские «эксперты», которые совершенно открыто исполняют на этих шоу роль мальчиков для битья.

Они знают, что им не дадут четко и аргументировано выразить свою мысль по теме, но все равно каждый день идут на телевидение. К слову, уже давно ходит информация о том, что эти «эксперты» сидят на зарплате (скорее всего так и есть).

Одни и те же темы

Что там у хохлов, как обстановка в Сирии, какие санкции придумали американцы и почему Европа нас так не любит? Основные темы ток-шоу – это внешняя повестка, о реальных вещах, которые происходят в стране, здесь почти не говорят, только если случается что-то действительно экстренное.

Почему так? Во-первых, во внутренней политике не происходит ничего нового. Во-вторых, зритель «подсел» на обсуждение старых тем, включая Украину, воспринимая все как сериал. В-третьих – зачем говорить о своих проблемах, к чему создавать почву для сомнений? В общем, все факторы печальные.

Всезнающие эксперты

Достаточно вспомнить какого-нибудь Дмитрия Абзалова (боюсь перепутать фамилию, впрочем, это не особенно важно). Такие «эксперты» готовы обсуждать любые темы, везде являясь специалистами. Это выглядит смешно.

P.S : Современные политические ток-шоу – это иллюзия причастности к проблеме, которую получают зрители. Люди разных профессий смотрят выступления экспертов и ассоциируют себя с участниками, приобщаясь к «важным» темам.

Но печально то, что это именно иллюзия присутствия в России политики. Мы же понимаем, что в стране есть гораздо более важные вещи, которые не обсуждают. Простые бытовые вещи, которые нельзя списать на Меркель или Трампа (хотя на ТВ и это могут).

Еще печальнее то, что многие люди до сих пор всегда верят тому, что говорят в телевизоре.

источник

Подставные актеры или реальные люди? Как обманывают зрителей

Скажу сразу — я был зрителем на подобных передачах. Сидел в студии и наблюдал все происходящее собственными глазами. Если вы до сих пор думали что людям которые пришли посмотреть весь этот «цирк» платят деньги — вы ошибаетесь. Могу сказать про «Пусть говорят» и «Вечерний Ургант» — денег мне не платили уж точно.

С появлением интернета обманывать стало труднее. Сейчас любой пользователь может отыскать нужную ему информацию в два счета, и если популярное ток-шоу приводит на съемки подставных актеров, это вскроется мгновенно. В «Пусть говорят» (не знаю как сейчас, ведь Малахов то свалил) уверенно могу заявить — не актеры. Единственное кого жалко, это те самые герои передачи. Очень часто, приглашая их на съемку, редакторы скрывают тот факт, что противоборствующая сторона конфликта тоже находится в студии. Что не редко заканчивается драками и потасовками. Но это же рейтинги!

Таблички, по типу «аплодисменты» и «смех» — да есть такое. Например в «Вечернем Урганте» прямо над нами, над зрителями висела табличка, которая меняла надписи — то смех, то аплодисменты, то еще что-то. И все подчинялись ей под влиянием толпы.

Что касается второстепенных телепередач, таких как «Час суда», «Званный ужин», «Битва экстрасенсов» и тд. — без подставных актеров здесь не обошлось. Однажды видел как в передаче про суд, одна и та же девушка играла то заключенную, то прокурора. И таких примеров можно насобирать сотни.

«Званный ужин» это вообще нечто. Люди которые приходят туда сниматься, это однозначно актеры, причем иногда не самые хорошие. А профессии которые им придумывает редактор шоу, не поддаются нормальному объяснению.

Например я встречали таких личностей, как Миролюб Вселенский — человек. А что вы хотели? У редактора выходной был.

Видели когда нибудь школьников лет 30? Нет? Ну правильно, они же снимаются в передаче «Званный ужин»!

Оказывается Николай Должанский — Архивариус (и не спрашивайте меня что это значит, я не знаю). Просто раньше я мог встретить эту личность в рекламе «Дом 2», но по всей видимости этот парень решил сменить профессию.

Плавно перейдем от смешного к печальному. Передача «Битва экстрасенсов», которая имеет высокие рейтинги и миллионы поклонников, не раз попадалась на откровенной лжи. Шоу создано исключительно в маркетинговых целях, ведь не просто так «герои» битвы, после участия открывают в Москве свои филиалы. А еще, сами участники — это даже не смешно. Многие из них в 90-е снимались в кино и рекламе.

Одна из победительниц, Джулия Ванг, раньше снималась в сериале «Бальзаковский возраст» 2004 года выпуска. А сегодня, на экранах страны, она великий экстрасенс и маг.

Неубедительно? Тогда вот вам еще. Передача «Принцип домино», телеканал «НТВ» 2006 год. Джулия играет любовницу звездного певца. И таких примеров, по каждому участнику — много.

Рыжеволосая красавица Мария Ган, участница 17 сезона «БЭ» так же снималась в сериалах. Ниже как доказательство, кадр из сериала «Такая работа» с ее участием.

Мораль совершенно проста. Нужно доверять только своим глазам, а все остальное смотреть для развлечения.

Е сли вам понравилась статья, «жмякайте» палец вверх. Заходите на наш канал! У нас много интересного!

источник

Почему на программе «Время покажет» сидят одни и те же зрители?

Почему-то организаторы ежедневного ток-шоу в прямом эфире «Время покажет» думают, что если они будут менять примелькавшихся зрителей из массовки местами, народ не заметит, что туда ходят одни и те же люди.

А вот и нет! Рассмотрим на примере конкретной зрительницы в зале. Хотя, конечно, телевизионные зрители программы подтвердят, что подобных «народных знаменитостей» там достаточно много.

Эту даму, которая практически каждый день сидит в первых рядах за экспертами, узнает уже каждый постоянный телезритель шоу. Можно лишь догадываться о причинах, почему с такой политикой по отношению к зрителям в студии ее не отправляют хотя бы на галерку время от времени.

Но пока организаторы разбираются в пробелах в своей системе, дама успела стать звездой Первого канала!

Она целенаправленно ходит практически на все шоу и садится в первый ряд. Либо у нее какой-то блат от организаторов, либо она хорошо работает локтями и успевает занять самое «козырное» место до начала передачи.

Читайте также:  Почему мы боимся умных людей

Вряд ли эти места оплачиваются выше, но некоторые получают особое удовольствие видя себя на экране.

Хотите также? Нет ничего проще!

Как попасть на программу «Время покажет»?

Для того, чтобы набрать зрителей, организаторы кидают клич в соцсетях и на форумах среди тех, кто ищет подработку и хочет стать зрителем шоу. Набор всегда идет с запасом, потому как на входе есть визуальный кастинг.

Стоит участие 600 рублей за полный рабочий день или 300 за дневной или вечерний выпуск программы.

Но «вакансии» закрываются очень быстро, а потому тут главное не прозевать — максимально быстро откликнуться на свежий пост организаторов.

Далее вас ждет кастинг в Останкино. Не очень охотно берут пенсионеров, потому как им сложно высидеть весь день. Даже есть возрастные рамки, но делают исключения тем, кто ранее себя хорошо зарекомендовал (видимо, как эта дама).

На самом деле, не удивительно, почему ходят одни и те же зрители. Посидеть за 600 рублей в студии желают многие, а среди таких кандидатов встречаются порой маргиналы с перегаром, в мятой одежде — вот их всех вычисляют на входе и не пропускают в студию.

А потому организаторам проще приглашать тех, кому уже можно доверять. Но следить все же за перемещением зрителей в зале им следовало бы тщательнее, чтобы не было таких конфузов.

Есть требования к дресс коду, нельзя выходить из студии, нужно аплодировать по указанию организатора, нельзя улыбаться (без указания) и разговаривать. В общем, высидеть по сути 8 часовой рабочий день с ровной спиной не всем под силу.

Да, обеда тоже нет — еду надо приносить с собой, для этого есть перерывы.

Кто хочет записаться — это можно сделать тут .

Только, пожалуйста, не садитесь постоянно в первый ряд — а то еще станете звездой программы! Хотя, быть может, это то, что вам нужно!

КАКТУС — колкие комментарии в адрес всего, что мелькает на экране. Если вам понравилась статья — будем благодарны, если поможете в развитии нашего авторского канала — поставите палец вверх и подпишетесь на канал!

источник

В чем смысл ток-шоу на ТВ?

Михаил Демурин, для МИА «Россия сегодня»

Судя по тому, как часто на центральных телеканалах встречаются различного рода ток-шоу, этот вид воздействия на наши умы считается востребованным и эффективным. Возможно, это и так, но только вот какой конкретно эффект производит это воздействие?

Перед нами широкий круг дискутирующих, в нём представлены различные политико-идеологические позиции. Всё это призвано, насколько можно судить, продемонстрировать наличие в современной России обилия мнений и подходов, причем обилия, которое более чем приветствуется.

На деле же мы зачастую оказываемся свидетелями просто базарного типа перебранки. Её форма разрушает доверие к содержанию даже в тех случаях, когда это содержание заслуживает того, чтобы ему доверяли.

Но главное даже не это, не сам тон дискуссии. Гораздо хуже общее впечатление о состоянии современного российского общества, которое складывается у тех, кто смотрит подобные «шоу». Вспомним это озлобление на лицах, переходящие на крик голоса, нежелание людей «с положением» не то чтобы понять, а просто уважать собеседника, попытки отобрать у него слово, оскорбить его… Зритель воочию убеждается, что представители различных политико-идеологических течений очень далеки от того, чтобы найти общий язык друг с другом.

Одни готовы объяснять публике внешнеполитические действия власти, внутренние «западники» делают хорошую мину при плохой игре, критически настроенные патриоты стараются поддержать власть. Особая категория — это кочующие из программы в программу лица. Кто им выписал этот «единый проездной» на все виды программ?

Смотришь на всю эту собранную вместе и не желающую слушать друг друга публику, и у тебя невольно растёт надежда на ведущего: даже если у него и не получается соединить смыслы в более или менее единую картину, только он может поставить зарвавшихся участников обсуждения на место, вернуть дискуссию в нужное русло. Или уйти на рекламу…

Всё это вместе взятое наводит на особенно печальные размышления на фоне ещё не совсем исчезнувших свидетельств нашей способности не банально клишировать образцы западных телевизионных приёмов, а делать своё, вести содержательные беседы о политике типа тех, которые, например, мы встречаем на канале «Культура». Но они исключение.

Во всяком случае, вероятность того, что зритель попадёт на нечто подобное, прямо пропорциональна степени удалённости от центральных каналов.

Критического взгляда заслуживает, на мой взгляд, и сосредоточенность большинства ток-шоу, а также новостных и информационно-аналитических программ на внешнеполитической проблематике.

Конечно, то, что делает сегодня наша страна в международных делах, важно не только само по себе. Это и инструмент национального строительства, восстановления уважения к своему государству у старшего поколения, воспитания его у молодых. Это способ выражения нашей самобытности в современном мире. Самобытности, которой нам так не хватало в 1990-е и всё ещё не хватает.

Между тем таких информационных сюжетов и таких ток-шоу — о проблемах образования, здравоохранения, социального расслоения, деградации культуры, промышленного и сельскохозяйственного развития — мы видим очень мало. Во всяком случае, идут они не в прайм-тайм.

Понятно, что сегодня мы переживаем кризис в наших отношениях с Западом, но наш сегодняшний жёсткий противник, как все мы хорошо помним, в течение более чем двух десятилетий воспринимался как ведущий и, главное, перспективный партнёр, на которого завязано благосостояние России. Его поведение в момент смены власти на Украине и позже стало чуть ли не большей неожиданностью для правящей элиты России, чем нападение Германии на СССР, а разрыв с ним спровоцировал не только немалые финансово-экономические проблемы, но и закономерные вопросы по поводу того, почему так получилось, почему страна оказалась во многом не готова к такому повороту.

Стоило бы, очень стоило поговорить обо всём этом. В том числе о том, кто допустил ошибки. Это помогло бы людям действительно поверить в неизменность патриотического настроя власти. Если же озвучивание новой политики доверяется тем, кто с таким же рвением ранее ратовал за «возвращение России в цивилизованный мир», то есть за то, чтобы следовать в фарватере Запада, то эффект оказывается противоположным.

Тогда рука тянется к кнопке «выкл.», а потом — к серьёзной политической аналитике или просто хорошей книге. Может быть, в этом и состоит смысл ток-шоу о внешней политике?

источник

Дискуссии о политике «Не в стороне»

Популярные публикации

Последние комментарии

Почему я больше не смотрю политические ток-шоу на телевидении

«Время покажет» с Артемом Шейниным, «Список Норкина», «Воскресный вечер с Владимиром Сововьевым» и прочие телепрограммы я не смотрю уже, наверное, год. Хотя ранее не пропускал их или смотрел частично хотя бы в записи. Почему – отвечу в статье.

Во-первых, состав участников.

Во-вторых, действия оппозиционных или украинских участников ток-шоу. Обычно они либо ведут себя откровенно нагло, делая заявления, несовместимые не просто с логикой, но и с человечностью. Например, оправдывая действия бандеровцев (которые повинны в гибели десятков тысяч русских, польских, еврейских и даже украинских детей, не говоря о взрослых).

Еще вариант – они не слушают собеседника, вырывают что-то из констекста и тут начинается…

В-третьих – общая атмосфера ток-шоу. Дослушать мысль можно только оппозиционера (а я уже сказал выше, почему не хочу их слушать). Когда появляются здравые мысли, оппозиционеры или украинские представители начинают грубо и громко перебивать.

В-четвертых, действия самих ведущих. Сами ведущие перебивают, причем всех участников ток-шоу. Слушать ничего нельзя. Поднимается шум, гам, приходится приглушать звук телевизора.

В итоге я могу пытаться что-то понять, могу попытаться услышать развитие интересного высказывания или факта, о котором я не знал, но очень хотел бы узнать. Но его дослушать не могу. Все срывается и сводится к выяснению отношений между участниками.

И это меня, извините, выводит из себя.

Смысл смотреть такие шоу? На них нет элементарного – культуры общения. Обычно чтобы парировать доводы собеседника, его нужно хотя бы дослушать. А в наших политических ток-шоу можно услышать только словесные перепалки.

Причем громко говорить могут сразу несколько собеседников. Отчего звуки сливаются, ничего не слышно, ничего непонятно. И только в конце передачи телеведущие подводят краткий итог (причем далеко не всегда логический или касающийся темы передачи) — и все.

Вот поэтому я больше не смотрю политические ток-шоу. Там пытаются разобраться в исторических или новостных фактах, но все сводится к банальному выяснению отношений между участниками.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

источник