Меню

Почему не был взят сталинград

Почему немцы просто не обошли Сталинград?

Приветствую, новые и постоянные читатели. Обратите внимание на наш телеграмм-канал .

Недавно мне задали такой вопрос. Надеюсь, ответ будет полезен.

После войны немецкие генералы утверждали, что Сталинград вообще не был важен. Он стал таким после того, как Гитлер зациклился на нем. Скорее всего, это чепуха. Есть несколько действительно важных причин, вкратце расскажем о них. Надеюсь, вы дополните пост собственными ответами в комментариях (или исправлениями).

1. Логистика.
Сталинград является крупным логистическим центром на Волге. Кто его держит, тот и имеет ключи снабжения всей кампании кавказского региона, как по железной дороге, так и по реке Волге.

Немцы могли здесь отрезать линию поставок по Волге – нефть из Баку (Азербайджан) шла в промышленные комплексы в верхах Волги.

Так, в первый год второй мировой войны Азербайджан добывал чуть более 25 миллионов тонн нефти. В целом производилось чуть менее 500 000 баррелей в день во время войны, большая часть шла по Волге для снабжения военных действий СССР.

Касательно железных дорог. Здесь два основных ж/д узла Кавказского региона: Ростова-на-Дону и Сталинград.

Магистраль “север-юг” на Кавказ было выгодно перерезать именно тут. Волга изгибается от Сталинграда на север и юг, а единственная линия снабжения с запада – это единый железнодорожный путь через Дон.

Сталинград – единственная точка, по которой можно атаковать с запада маршрут снабжения по Волге, т.к. это самая дальняя западная точка южной Волги.

Захват такого узла дает возможности для продолжения вторжения и лишения советских сил снабжения. По сути, взятие Сталинграда оставляет для СССР снабжение по ж/д через Астрахань и перевозки по Каспийскому морю из Средней Азии. Первый вариант можно позже также отрезать, а второй не такой “объемный”.

2. Точка сбора
Из-за Сталинграда, являющегося точкой сбора советских войск, вся группа армий «А» находится под постоянной угрозой внезапного наступления советских войск на юго-западе у реки Дон. Далее – окружение, взятие Ростова, отсечение всей группы армий от поставок. Этого боялись немцы, оставь они Сталинград в одиночестве.

И тут подключается логистика: удобная железная дорога, идущая из Сталинграда.

3. Промзоны
Сталинград – крупный промышленный город. Сталинградский тракторный завод был одним из крупнейших танковых заводов в СССР.

До войны он был в числе трех крупнейших танковых заводов: в Сталинграде, в Харькове и Кировский в Санкт-Петербурге. И это на фоне повсеместной эвакуации заводов и необходимости времени для развертывания производства на новых местах.

Есть мнение, что достаточно было просто окружить город. Но стоять за городом в открытой степи – рецепт катастрофы: ограниченные запасы, отсутствие укрытия и слабая защита. Они должны были находиться внутри города и сдерживать силы на севере.

На этом всё. Уверен, знатоки в комментариях дополнят интересными ответами. Также советую прочитать, как шла эвакуация заводов в 1941 году.

источник

Зачем Гитлеру нужен был Сталинград?

Многие из нас знают о Сталинградской битве. О том, насколько это была кровопролитная битва.
Под Сталинградом было потеряно более 2.600.000 солдат с обеих сторон. Но почему немцы так упорно сражались за Сталинград? Какую ценность представлял этот город для Гитлера? Давайте по порядку.

Сталинград – ключ к Волге

В то время Сталинград был крупным логистическим центром. По Волге и вдоль Волги проходили стратегически важные магистрали снабжения. Это была “Логистическая артерия” , которая соединяла юг и центр страны. В том числе через Волгу переправляли кавказскую нефть, которая была жизненно важна для армии.
За 1941 год в одном только Бакинском нефтедобывающем районе было добыто 24 млн тонн нефти (более 70% всей нефти в СССР добывалась на Кавказе). Если бы немецкие войска заняли Сталинград, то советское снабжение по Волге было бы полностью перекрыто, а других крупных путей снабжения юга с центром в то время не было. Армия осталась бы без топлива. И тогда мгновенно станет вся техника, а без техники воевать будет невозможно.

Сталинград – крупный промышленный центр

Накануне войны Сталинград являлся крупным промышленным центром СССР. В городе были сконцентрированы десятки крупных гражданских и военных предприятий. С началом войны большинство гражданских предприятий перешли на “военные рельсы”. Даже в судостроительном заводе № 264, который еще недавно занимался строительством транспортных судов, начали производить танки Т-60 и Т-34. Если бы немцы овладели Сталинградом, то в их руки попало бы множество ценного оборудования, которое просто бы вывезли. А СССР лишился бы крупного промышленного центра, тем самым немцы смогли бы нанести удар по военной экономике Советского Союза.

Необходимость обеспечить безопасность немецких войск на Кавказе

План “Блау” предполагал разделение группы армии Юг на две части. Первая должна была наступать на Кавказ, для захвата Советских нефтяных промыслов. Вторая группа должна была двигаться на Сталинград и Волгу. Это было сделано для того, чтобы обеспечить безопасность наступающим войскам на Кавказе. Считалось, что без Сталинграда и Волги Советское командование не сможет организовать контрнаступление на Кавказ. Поэтому овладение Сталинградом было очень важной задачей для немецкого командования.

Идеологическая победа

Многие считают, что захват Сталинграда был важен прежде всего потому, что он назван в честь Сталина. Мол Гитлер был насколько фанатичен, что хотел занять город любой ценой. Это позволило бы одержать идеологическую победу, тем самым повысив дух немецкой армии, и показав всему миру, что советская армия неспособна защитить город, который был назван в честь своего Вождя. Я считаю, что при захвате Сталинграда можно было бы одержать подобную победу, но это было далеко не главной причиной.

Сейчас мы знаем, чем закончился немецкий план “Блау”. Какими жертвами была достигнута победа в Сталинграде. Но мы не знаем каким был бы исход войны, если бы немцы овладели Сталинградом и Волгой. Если у Вас есть своя точка зрения или я упустил важные детали, то прошу написать об этом в комментариях.

источник

Почему не был взят сталинград

О Сталинградской битве написано и сказано немало. Акцент чаще делался на факторах, позволивших Красной Армии переломить ход противостояния, гораздо меньше внимания уделено причинам провала вермахта.

За двумя зайцами

Немцы восприняли поражение под Сталинградом гораздо болезненней чем, скажем, в Курской битве. И дело не только в более ощутимых потерях. Для Гитлера город носящий имя Сталина был важной смысловой доминантой войны. Фюрер прекрасно понимал, что взятие Сталинграда могло бы нанести ощутимый удар по самолюбию советского вождя, и, возможно, деморализовать Красную Армию.

С другой стороны, покоренный Сталинград должен был стать плацдармом для успешного продвижения германской армии на юг – к Астрахани, и дальше к столь в важному в стратегическом значении нефтеносному району Закавказья. Осуществление этих целей происходило одновременно. Одна часть группировки немецких войск во главе с Фридрихом Паулюсом двинулась к Сталинграду, другая, возглавляемая Эвальдом фон Клейстом, направилась на юг.

Если бы Гитлер не погнался за двумя зайцами, а принял решение сконцентрироваться на Сталинграде, то перевес немцев в живой силе и технике, который наметился к началу боевых действий (так, по единицам авиации Люфтваффе превосходили советские ВВС в 10 раз), стал бы более ощутимым. И никто не знает, как мог при таком раскладе разворачиваться ход противостояния.

Роковая ошибка

Многие западные историки и военные эксперты выражают мнение, что разгром немецкой группировки под Сталинградом во многом предопределил запрет Гитлера выводить войска из котла. Тогда, по разным данным, в окружении оказалось от 250 до 330 тысяч военнослужащих вермахта. Отмени фюрер свое решение сразу, и у войск появился бы шанс вырваться из кольца, – были уверены немецкие генералы.

Но Гитлер был упрям, он все надеялся на чудо: «Мы ни при каких условиях не можем сдать Сталинград. Вновь захватить его нам уже не удастся». Автор ряда книг о Второй мировой войне британец Энтони Бивор писал: «Гитлером овладела навязчивая идея, что отступление 6-й армии от Сталинграда ознаменует собой окончательный уход немецких войск с берегов Волги».

На помощь Паулюсу стали спешно перебрасываться немецкие части с Кавказа, однако к тому времени 6-я армия была уже обречена. Советские войска под командованием Жукова, Рокоссовского и Ватутина безжалостно сжимали кольцо вокруг города, лишая немцев не только снабжения, но и малейшей надежды на спасение.

Непреодолимые руины

Германские войска после упорных боев к концу сентября 1942 года смогли преодолеть сопротивление 62-й армии генерала Василия Чуйкова и прорваться к центру города. Однако дальше продвижение немцев застопорилось. Помимо ожесточенного сопротивления защитников Сталинграда свою роль сыграли размеры города, на несколько десятков километров вытянувшегося вдоль правого берега Волги. В конце августа после серии мощных бомбовых ударов немецкой авиации многочисленные городские кварталы фактически были превращены в непроходимые руины.

Немецкие историки почти единогласно отмечают, что бомбардировка Сталинграда, превратившая город в настоящий ад, где каждый дом пришлось отвоевывать ценой больших потерь, стала крупным стратегическим промахом германского командования. К примеру, здание Облпотребсоюза, известное как Дом Павлова, советские бойцы удерживали в течение 58 дней. Так и не сумели немцы полностью овладеть заводом «Красные баррикады», в 400 метрах от которого располагался штаб Чуйкова.

Голод, холод, безнадега

К концу осени 1942 года положение вермахта стало критическим. Огромное количество трупов, еще большее число раненых, больных тифом, изнеможенных и голодных солдат, вынужденных по нескольку раз в день слышать из громкоговорителей предложение о сдаче в плен: все это создавало картину настоящего апокалипсиса.

Немцы оказались совершенно не готовы к суровым морозам, в войсках царила антисанитария, катастрофически не хватало продуктов. «Суп все водянистее, куски хлеба все тоньше. Нехватку можно покрыть только за счет убоя еще оставшихся лошадей. Но даже это невозможно», – вспоминал бывший солдат вермахта.

Лучше всего плачевное положение еще недавно бравых немецких вояк описывают слова генерала Ивана Людникова, к которому привели языка: «На ногах – что-то напоминающее огромные валенки на деревянных подошвах. Из-за голенищ вылезают пучки соломы. На голове поверх грязного ситцевого платка – дырявый шерстяной подшлемник. Поверх мундира – женская кацавейка, а из-под нее торчит лошадиное копыто».

Из рук вон плохо обстояли дела со снабжением 6-й армии. Воюющие под Сталинградом немецкие солдаты были до крайности возмущены, почему вместо боеприпасов, медикаментов, теплой одежды и продовольствия министерство пропаганды додумалось перебросить 200 тысяч газет и листовок, а также ящики с ненужными перцем, майораном и презервативами.

Ахиллесова пята

В помощь 6-й армии германским Генштабом были направлены итальянские, румынские, венгерские и хорватские части, которые должны были поддерживать Паулюса с флангов. Однако, как только позиции союзников подверглись более-менее серьезному удару со стороны советских войск, немецкому генералу уже пришлось ломать голову над тем, как вырваться из окружения.

О боеспособности союзников лучше всего расскажет исторический анекдот. После советской контратаки Бенито Муссолини поинтересовался у своего министра, не отступает ли итальянская армия. «Нет, дуче, она просто бежит», – услышал он в ответ.

Не лучше итальянцев воевали и румыны. Из описания командира немецкого саперного батальона Гельмута Вельца можно увидеть, что из себя представляли румынские офицеры: «Их окутывает целое облако одеколона. Несмотря на усы, выглядят они довольно бабисто. Черты их загорелых лиц с пухлыми бритыми щеками расплывчаты». Советские военные этих щёголей с подведенными бровями, напудренными и подкрашенными лицами называли «персонажами из оперетты».

После сталинградской капитуляции немецкие союзники, лишившись наиболее боеспособных частей, уже не могли оказывать сколь-нибудь серьезной поддержки Германии на Восточном фронте. Наблюдая за избиением союзных войск под Сталинградом, окончательно от планов вмешаться в войну на стороне Оси отказалась и Турция.

источник

Почему Сталинград был самой кровавой битвой во Второй мировой войне (а возможно, и в истории)

С июля 2012 года мир с ужасом наблюдает за тем, как некогда прекрасный и оживленный сирийский город Алеппо превращается в поле боя. Согласно имеющейся информации, количество погибших в Алеппо и на остальной территории Сирии составляет примерно 300 тысяч человек. По данным одного исследования, во время войны в Ираке под руководством США с 2003 по 2011 годы непосредственно в ходе боевых действий было убито 405 тысяч иракцев. В ходе войны в Афганистане с 2001 по 2015 годы погиб 91 991 человек. Получается, что в целом за 15-летний период счет потерь в трех странах составляет 796 991 человек. Это ошеломляющие цифры, но они — ничто по сравнению с самой варварской битвой в городских условиях, какой является Сталинградское сражение, в ходе которого за шесть месяцев погибло невероятное количество немецких и советских солдат, а также мирного населения 1,9 миллиона человек.

Читайте также:  Почему местоимение она так называют

В июне 1941 года Гитлер приказал совершить внезапное нападение на Советский Союз, и большую часть следующего года германская армия громила советские войска, захватив тысячи квадратных километров его территории. В августе 1942 года 4-я германская армия дошла до берегов Волги, выйдя к ней возле промышленного центра СССР. После его захвата нацисты могли перерезать Волгу и тем самым лишить Москву возможности продолжать борьбу. Все, что им нужно было сделать, это захватить еще один город. Сталинград.

До войны население Сталинграда составляло 400 тысяч человек. В городе находился важнейший речной порт, а также многочисленные военные и гражданские предприятия. Поскольку город носил имя руководителя СССР Иосифа Сталина, Гитлер проявлял особый интерес к его захвату, намереваясь нанести личное оскорбление советскому вождю. Сталин также придавал огромное значение удержанию Сталинграда и не хотел, чтобы Гитлер захватил город, носящий его имя.

Хотя Сталинград был очень важен в военном отношении, то психологическое значение, которое оба руководителя придавали этому городу, возводил его на высочайший уровень значимости — пожалуй, даже выше столицы Советского Союза Москвы. Та цена, которую армии двух стран были готовы заплатить за обладание Сталинградом, вышла за рамки военной необходимости и превратилась в навязчивую идею.

Сначала немцы добились существенных успехов, быстро наступая на город. Нацисты начали наступление на Сталинград и его защитников с едва ли не беспрецедентных бомбардировок с воздуха и обстрелов с применением танков, артиллерии, минометов и других видов тяжелого оружия. К началу сентября 1942 года немцы все еще наступали, однако темпы продвижения существенно снизились. В результате чудовищных обстрелов город и его здания превратились в гигантские руины. Русские начали применять новую оборонительную тактику, используя разрушенные здания, которые, как это ни парадоксально, давали им преимущества.

Тем не менее, к ноябрю немцы в результате неумолимого наступления отодвинули советские оборонительные рубежи едва ли не до берегов Волги. На тот момент потери с обеих сторон составляли тысячи человек, а то варварство, которое проявляли немцы и русские в ходе боев, переходило все границы человеческого поведения. Правда и ложь, нравственность и честь среди солдат перестали существовать. Эта битва буквально превратилась в животную борьбу за выживание.

В голливудском фильме «Враг у ворот» показана дуэль между немецким и русским снайперами. Снайперы стали одним из самых грозных инструментов войны в ходе Сталинградской битвы. Они могли вести огонь с большого расстояния, и солдаты никогда не чувствовали себя в безопасности, потому что их убивали даже в тех местах, которые им казались надежным укрытием.

Один русский снайпер по имени Анатолий Чехов рассказывал о том, как он впервые убил человека. «Я чувствовал себя ужасно. Я убил живого человека». Но узнав со временем о том, сколько его соотечественников убили немецкие военные, Чехов, по его словам, начал безжалостно вести по ним огонь. «Я стал первобытным человеком. Я убивал их. Я ненавидел их». Чтобы получить хотя бы небольшое представление о том, через какой ад прошли участники Сталинградской битвы, задумайтесь над несколькими рассказами с обеих сторон.

Майкл Джонс (Michael K. Jones) в своей великолепной книге «Сталинград. Как Красная Армия выдержала немецкий натиск» (Stalingrad: How the Red Army Survived the German Onslaught) подробно пишет о том, как немцы едва не дошли до Волги, захватив почти весь город. До берега оставалось всего 200 метров, а русские были на грани поражения. Так как германские ВВС обладали превосходством в воздухе, переброска подкреплений и припасов через Волгу посреди бела дня была чистым самоубийством. Но поскольку командир 13-й гвардейской дивизии считал, что обороняющиеся не удержат берег реки до наступления ночи, он приказал своим войскам переправляться, полагая, что на кону стоит исход битвы, а возможно, и всей войны.

Генерал Александр Родимцев приказал своим войскам погрузиться на баржи и начал переправу. По словам очевидцев, в катер генерала попала немецкая бомба, когда он подходил к берегу. Погибли почти все, кто находился на борту, однако генерал каким-то чудом уцелел. Но его подчиненным повезло гораздо меньше. Эту сцену описали несколько очевидцев.

Альберт Бурковский, находившийся в рядах защитников Сталинграда, так описывал переправу 13-й гвардейской дивизии: «Мы лежали на земле. Все было в огне. Лодки бомбили и обстреливали. Я увидел большую баржу, полную солдат — в длинных шинелях, с саперными лопатками, боеприпасами и пулеметами. Она утонула прямо у меня на глазах».

Другой защитник Сталинграда Иван Шилаев тоже описал эту ужасающую сцену: «Вспыхнуло пламя, паром окутал дым, раздался взрыв, и сразу после этого мы услышали протяжный крик…. Судно маневрировало, затем на верхней палубе взорвался огненный столб. Вся Волга вздрогнула от силы взрыва. Когда все закончилось, и дым рассеялся, там ничего не было, только волны на месте парома. У нас от этой сцены кровь застыла в жилах».

Как отмечает Майкл Джонс, Красная Армия не должна была сдержать такой натиск. «Немцы заняли высокий берег реки и обрушили на наступающих русских мощный шквал огня, — пишет он. — Казалось невозможным то, что они добьются успеха — но они добились. Сойдясь с немцами в жестоком рукопашном бою, солдаты Родимцева освободили от них важное здание и обеспечили безопасность переправы». С немецкой стороны зрелище было еще ужаснее.

Давая интервью сайту WW2History.com, переживший Сталинградскую битву немец Гельмут Вальц (Helmut Walz) рассказал о том, как жестокие бои от дома к дому лишали людей человеческого облика, превращая их в варваров. Вальц оказался в центре атаки на здание, которое удерживали русские. Вдруг он лицом к лицу столкнулся с вражеским солдатом. По его словам, он поднял оружие, чтобы выстрелить, однако внезапно «увидел маленькие звезды, пляшущие у меня перед глазами. Я провел левой рукой по лицу и почувствовал, как из него хлещет кровь. У меня изо рта вылетели зубы».

Он подумал, что это конец, ожидая, когда русский солдат прикончит его. Но тут ему на помощь пришел один из его друзей, который «проломил голову выстрелившему в меня русскому. Он проломил ее, хотя тот солдат был в стальной каске. Он ударил его прямо по лицу, и там что-то треснуло. Я слышу этот звук до сих пор».

Но ужасы в тот день для него не закончились. Когда друг Вальца перевязывал его раны, он взглянул вверх и попытался предупредить его, что прямо за ним стоит другой русский солдат. Но было поздно. Прозвучали выстрелы, каска друга «полетела в сторону, я посмотрел на него и увидел, что выстрел пришелся прямо в голову, и его голова раскололась. Я тогда впервые увидел мозг. Слева и справа были половинки мозга, а посередине вода. Не кровь, а вода. А он смотрел на меня, стоя на земле со своей раной».

За шесть месяцев Сталинградской битвы такие сцены повторялись тысячи раз. За свою двадцатилетнюю военную карьеру я не раз принимал участие в тяжелых боях, а также в операциях против боевиков. Но я со всей определенностью говорю, что не могу вообразить, не могу себе представить, каким адом были бои в Сталинграде. Страшно думать о том, насколько злобными и беспощадными становятся люди, когда их лишают человеческого облика.

Кровавая бойня Сталинграда подошла к концу в феврале 1943 года, когда командующий 6-й немецкой армией генерал Фридрих Паулюс вместе с оставшимися у него 90 тысячами человек капитулировал перед советскими войсками. После того, как Красная Армия остановила нацистов на Волге, она перешла в наступление, неумолимо отбрасывая немцев обратно в течение следующих двух лет. Кульминацией стало падение Берлина, смерть Адольфа Гитлера и окончание войны.

Из тех 90 тысяч немцев, которые попали в плен, выжили и вернулись на родину менее шести тысяч человек, и произошло это лишь в середине 1950-х годов. Какими бы страшными и бесчеловечными мы ни считали войны на Ближнем Востоке, идущие последние пять лет — а они действительно ужасны, особенно для бедного гражданского населения, оказавшегося в самом центре боевых действий — это просто бледная тень войн прошлого.

Пусть же это прошлое никогда не вернется.

Дэниел Дэвис — полковник американской армии в отставке, несколько раз служивший в Афганистане. Он работает старшим научным сотрудником в аналитическом центре Defense Priorities.

источник

Почему не был взят сталинград

В советское время про Сталинградскую битву писали и говорили лишь в превосходной степени. Превозносились подвиги солдат и талант военачальников, указывалось на решающее значение победы на Волге и влиянии ее на весь ход Великой Отечественной войны.

Но как ни удивительно, в 1960-е годы появлялись высказывания, что далеко не все было так уж правильно сделано, имелись и другие решения. И не было никакого смысла оборонять Сталинград. Полбеды, если бы речь шла про высказывания вполголоса на коммунальных кухнях. Неожиданные мнения звучали из уст официальных лиц!

В 1965 году Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Родион Яковлевич Малиновский в интервью заявил, что, по его мнению, «Сталинград вообще не надо было оборонять». Если такое публично говорит советский министр обороны, то это уже серьезно. Малиновский был в числе самых активных участников устранения Хрущева от власти и пользовался огромным доверием у Брежнева.

В Советском Союзе с приходом каждого нового руководителя история Великой Отечественной войны переписывалась. 1965 год — время прихода к власти Брежнева. Понятно, что заявление Малиновского было политически мотивировано. В чем же была интрига?

Сам Брежнев к Сталинградской битве никакого отношения не имел, в отличие от Хрущева, который был членом военного совета Сталинградского фронта. А пересмотр каких-либо событий с политической точки зрения всегда был выгоден.

Во-первых, надо было как-то показать героический путь нового генерального секретаря. А для этого следовало привлечь внимание к одному участку советско-германского фронта и преуменьшить значение соседних. Старшее поколение должно хорошо помнит ироническую фразу из анекдота семидесятых:«Великая Отечественная война — это маленький эпизод в большой битве за Малую землю».

Во-вторых, не надо забывать, что Малиновский находился в очень плохих отношениях с Жуковым. Судя по дошедшим до нас рассказам его родных, общались они исключительно на возвышенно-матерных тонах. Родион Яковлевич приложил огромные усилия, чтобы «сдвинуть» Жукова с поста министра обороны.

И как раз к Сталинградской битве у Жукова и Малиновского подход был разный. Малиновский командовал 66 армией севернее Сталинграда лишь в сентябре, когда она не играла главную роль. После чего ушел на повышение на соседний Воронежский фронт. Командуя 2 гвардейской армией, он внес решающий вклад в разгром Манштейна в декабре 1942 года и сорвал планы немцев по спасению окруженной армии Паулюса. То есть неудачных операций на его счету немного, а вот успешные есть. А участие Жукова в Сталинградской битве свелось к руководству несколькими неудачными попытками окружить 6 армию немцев в Сталинграде, после чего его отправили под Ржев, где ему тоже похвастать было нечем. Словом, поводы для критики у Малиновского были.

И все же интересно понять, был ли чисто военный смысл удерживать город?

Конечно, Сталинград являлся крупнейшим транспортным и промышленным центром, и речь не идет о том, чтобы сдавать его просто так. Но в тот день, когда немецкие войска вышли к берегу Волги и начали бои в самом городе, Сталинград перестал быть и транспортным, и промышленным центром. И, по мнению Малиновского, удерживать его с этого момента не было смысла. Транспорты по Волге уже ходить не могли, их частично заменили рокадными дорогами. Грузы все-таки шли, и полностью отрезать юг страны у немцев не получилось.

Читайте также:  Мнение психологов почему жены изменяют

На Западе не только историками, но и, судя по документам и мемуарам, современниками высказывалось мнение о том, что Сталинград удерживали лишь из-за названия. Об этом говорили и союзники, и враги. Если бы город назывался Царицын, его бы так не обороняли.

Малиновский лишь открыто высказал то, что до этого говорили шепотом. Ситуация Паулюса в Сталинграде могла оказаться очень похожей на положение Наполеона в завоеванной Москве и даже хуже. Если бы советские войска отошли за Волгу, то река бы встала непреодолимой преградой на пути немцев. Форсировать ее сильно потрепанным в боях дивизиям вермахта нечего было и думать.

На флангах немцев нависали группировки советских войск, превосходящие их в три-четыре раза. И вместо того, чтобы в спешке бросать войска в атаку в заснеженной степи, можно было спокойно готовить операцию. Малиновский это знал на собственном опыте. Свою 66-ую армию в сентябре он так и положил, атакуя немецкую оборону без всякой подготовки. А Жуков его подгонял.

Если бы Красная Армия отошла на Восточный берег, немецкие войска оказались бы лютой зимой в разрушенном городе. Коммуникации растянуты и трещат под ударами партизан, наступать невозможно, потому что почти нет исправных танков, а в ротах осталось по 30—40 человек. Не хватает боеприпасов, не хватает продовольствия, нет даже подходящей одежды для русской зимы. Сталинград превратился бы в настоящую западню. Именно об этом и говорил Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Родион Яковлевич Малиновский.

Кстати, западные историки в один голос утверждали, что и немцам не надо было стремиться любой ценой взять Сталинград. В этом не было никакого смысла. Но вышел казус: Сталин не мог позволить сдать город своего имени, а Гитлер, напротив, очень хотел его взять. Политический аспект оказался важнее здравого смысла, и за это сотни тысяч людей заплатили своими жизнями.

источник

Почему не был взят сталинград

Победа Советской армии под Сталинградом переломила ход войны. Битва длилась почти 200 дней и ночей, сражения шли на большом участке фронта, в них одновременно участвовали свыше 2 миллионов человек с обеих сторон. О Сталинградской битве до сих пор пишут и российские, и западные историки. Один из главных вопросов, которому посвящаются отдельные работы: почему немецкая армия потерпела поражение?

Летом 1942 г. немецкая армия нацелилась на юг. Предполагалось, что войска дойдут до Кавказа, захватят нефтяные месторождения и выйдут на территорию Ирака и Ирана. Сталинградское направление было вспомогательным. Но вскоре стало ясно, что Сталинград – это мощный транспортный узел. Там же находилась переправа через Волгу, по ней эвакуировались промышленные предприятия и их работники. Сталин понимал всю опасность прорыва немцев к Кавказу и прямо заявлял заместителю наркома нефтяной промышленности Байбакову: если немцы захватят хоть одну скважину, он будет расстрелян.

В августе 1942 г. немцы прорвались к Волге, Сталинград был атакован с воздуха. Началась паника. Для борьбы с ней был выпущен приказ №227 «Ни шагу назад!» Несмотря на всю неоднозначность, приказ этот сыграл большую роль в битве.

Джефри Робертс так писал о его цели: «Это был призыв к дисциплинированному, организованному отступлению и к защите последнего рубежа ценой своей жизни, если того потребуют обстоятельства. Главной целью документа являлось взятие под контроль стратегического отступления Красной Армии. И в то же время приказ психологически готовил войска к обороне Сталинграда и стойкому сопротивлению на других подобных рубежах».

Однако именно во время Сталинградской битвы осенью 1942 г. было издано запрещение политрукам вмешиваться в решения командиров. И эффективность боевых действий значительно возросла.

План контратаки. Румынские части

В сентябре маршалы Жуков и Василевский были вызваны к Сталину. Положение под Сталинградом было тяжелым. Сталин предлагал задержать продвижение контрударами, но маршалы предложили вариант точечных ударов по самым слабым частям немецкой армии – это были румынские подразделения. Немцы надеялись на своих союзников, считая, что фланги хорошо прикрыты а у Советской армии не хватит резервов для сопротивления. Это оказалось ошибкой.

Российский историк Алексей Исаев, впрочем, полагает, что недостаточная стойкость румынских солдат не была виной катастрофы, постигшей немецкую армию. Румынские части были слишком рассредоточены – на одну пехотную дивизию приходилось три километра фронта. Это вдвое превышало рекомендованную полосу обороны. Румынам также не хватало танков и противотанковых орудий.

Создание котла

В ноябре 1942 г. советские войска сумели собраться в степи, в темноте, без фар так, что немцы подумали, что подходит очередное подкрепление. Были налажены противовоздушная оборона и авиационное прикрытие – самолеты противника оперативно сбивались. В итоге на километр фронта удалось сосредоточить около трехсот орудий.

В кольце окружения, сомкнувшемся 23 ноября, оказалось около 330 тысяч солдат и офицеров.

Эрих Майнштейн, командовавший группой армий «Дон», писал, что исход битвы был практически предрешен: «Германское командование прямо-таки само подготовило его для русских, перейдя к позиционному ведению боевых действий на рубежах, достигнутых к концу летнего наступления».

Немецкие и румынские части, оказавшиеся в зоне наступления, не смогли оказать серьезного сопротивления. Советская армия сконцентрировала на этом участке лучшее вооружение.

Бывали и курьезные случаи. Так, Фон Миллентин писал в воспоминаниях, что 48-й танковый корпус не смог своевременно выступить, потому что «мыши перегрызли провода наружного освещения на танках». Танки, впрочем, были легкими, чешского производства и задержать наступление не помогли бы.

Сжатие кольца

Окруженные сопротивлялись несколько месяцев, но были разбиты. Цена победы оказалась высокой и для советских войск.

Современные историки пишут, что решение наступать с востока и запада было не лучшим – приходилось преодолевать долговременные укрепления немецкой армии. Наступление с севера и юга помогло бы разрезать кольцо быстрее.

Пока шли бои, положение окруженных все ухудшалось: боевой дух почти исчез, были съедены все лошади, фиксировались случаи каннибализма.

«Воздушный мост», по которому осуществлялось снабжение окруженных, не мог выполнять свои функции в той мере, как обещал Гитлер. А слаженная работа советской авиации и зениток полностью его разрушила.

Лучшие немецкие командиры не смогли придумать хорошего плана ведения боевых действий в условиях окружения. А сам факт взятия в кольцо бросал тень на стратегов вермахта. Многие немецкие историки писали потом, что Сталин хотел большего, чем Сталинград. Однако это неверное мнение – Сталин и сам не ожидал, что в кольце окажется настолько большая группировка войск.

Историк Джеффри Джукс считал, что исход битвы определило «превосходство полководческого мастерства советского командования, а не соотношение сил». Подобной точки зрения придерживались и многие другие исследователи, например, Фернан Гамбьез: «Фюрер и его генералы во многом недооценивали умение советского командования, смелость, упорность и патриотизм бойцов в Красной Армии».

Запрет Гитлера как главная причина поражения

Большинство историков и мемуаристов считают, что армия Гитлера была разбита из-за запрета фюрера на вывод войск из котла. Если бы он дал разрешение в первые дни, шанс прорваться был велик.

Британский историк Энтони Бивор писал: «Гитлером овладела навязчивая идея, что отступление 6-й армии от Сталинграда ознаменует собой окончательный уход немецких войск с берегов Волги». Паулюсу было присвоено звание фельдмаршала, и это был явный намек: фельдмаршалы не сдаются.

Однако российские историки спорят с этим мнением. Алексей Исаев полагает, что немецкое командование не столько «боялось отступать», сколько не верило в то, что из котла не выйти. Из окружения немецкие войска уже выходили, например, под Ржевом. Через несколько недель, когда выяснилась вся серьезность положения, идти на прорыв было поздно. Стало понятно, что с 6-й армией покончено, – ее единственной задачей стало сковывание сил противника на как можно более долгий срок.

Некоторые ученые, например, Йохен Хелльбек, считают, что после Сталинградской битвы инициатива в войне перешла к Красной Армии. Это не так – впереди было, например, наступление немцев под Курском. Но впервые при равенстве сил (а временами при превосходстве немцев) поражение было нанесено многим лучшим полководцам рейха.

источник

Почему не был взят сталинград

«Если немецкий фельдмаршал перестает бриться, это конец», – так отреагировала британская пресса на фотографию взятого в плен командующего 6-ой армии Фридриха Паулюса. 74 года назад, 2 февраля 1943 года, капитулировала окруженная немецкая группировка в Сталинграде. В плен были взяты свыше 60 тысяч солдат и офицеров. Треть изнуренных и обмооженных немцев нуждалась в срочной госпитализации. Так завершился «Drang nach Osten» – марш на восток – германской армии.

Зачем немцам был так нужен Сталинград? Почему впервые за всю войну они втянулись в кровопролитные городские бои? Почему так долго сопротивлялись в окружении? Какие уроки вынес Вермахт и советское командование из Сталинградской битвы? В студии военный историк Алексей Исаев.

– То, что Волгу надо было перерезать, понятно – кавказская нефть. Почему именно в Сталинграде, не южнее и не севернее? Сталин сказал о Гитлере: «Это фаталист. От Сталинграда он не уйдет, потому что город назван моим именем». Наверное, дело не только в символике?

– Ну разумеется, не только символика. Город Сталина – нынешний Донецк – сдали без особой помпы, несмотря на то, что он носил имя Сталина. А Сталинград, с ним ситуация – если смотреть на немецкие документы, а не на какие-то рассуждения, – то уже в июле 1942 года немцы думали о том, как зимовать. И Сталинград как город был отличной точкой, где можно было перезимовать после окончания кампании, которая, казалось, уже вот-вот закончится. Нефть возьмут, и останется только держать оборону против Красной армии.

– Город, где не было ни одного целого здания – это прекрасное место для зимовки?

– Даже если в нем будет разрушено множество зданий, это гораздо лучше, чем зимовать в открытой степи. И немцы исходили именно из этого.

– контрудар (операция «Уран») стал для Паулюса полной неожиданностью? Он ее не предугадывал?

– Не предугадывали масштабов операции, не думали, что Красная армия способна нанести удар на глубину 100 км в немецкий тыл. Кроме того, нанести такой удар из безлюдных волжский степей. Если удар от Калача ещё худо-бедно ждали, хотя тоже недооценивали, то вот удар к югу от Сталинграда, где ударили механизированные корпуса – его просто не ждали, они ни сном ни духом о нем не думали, хотя именно он позволил осуществить операцию на окружение колоссальных масштабов.

– Били умело, били по стыкам, и, насколько я знаю, по самым слабым частям. По румынам, да?

– Да, ударили по румынам, и это стало предпосылкой для успеха операции. Кроме того, как ни странно, Красной армии помогла погода – нелётная погода. Сталин требовал не начинать операцию без авиации, ее все же начали без авиации, и плохая погода позволила советским танковым частям двигаться по открытой степи – не боясь ударов с воздуха.

– Да, могли просто в тумане, в снегу стоять в овраге пережидать подвоз горючего, не боясь, что в этом овраге их превратят в море огня удары немецкой авиации.

– Сколько солдат оказалось в котле и сколько дожили до плена? Вот эти цифры хорошо бы сравнить.

– Оказалось в котле без малого 300 тысяч человек, а в плен по состоянию на 2 февраля сдались 94 тысячи человек.

– Другая цифра – чудовищная… Из 90 тысяч пленных, по немецким данным, домой вернулось только 5 тысяч человек. Такая смертность в лагерях была?

– Они изначально попадали в плен истощенными и зачастую больными. Поэтому да, смертность в лагерях была высокая. Тем более, они же находились в плену несколько лет. Необходимо сказать, что советское командование не рассчитывало на такое количество пленных. Система перевозки, транспортировки – она с трудом это все переваривала. Такую массу пленных в ужасном состоянии.

– На левом берегу Волги были какие то пионерские лагеря, были дома отдыха, и немцев размещали там – стараясь подлечить и накормить, но спасти удалось не всех. Кстати, они искренне, по воспоминаниям многих из них, думали, что их ведут на расстрел в степь. Но вели в плен.

Читайте также:  Какая страна богатая и почему

Давайте считать цифры: кольцо вокруг группировки сомкнулось 23 ноября, капитуляция – 2 февраля. Почему немцы продержались так долго? Что давало им силы? И какой стратегический смысл имела эта оборона, если конечно имела?

– Продержались они долго по нескольким факторам: первое – наличие на периметре окружения советских укреплений постройки ещё лета 1942 года, за которые должны были задержаться войска, отходя к Сталинграду. Второй момент – это наличие деблокирующего удара, пока немцев пытались деблокировать – прорвать кольцо окружения и вытащить их из этого котла – это время, это декабрь. Это попытки деблокирования со стороны Манштейна, советское противодействие им и развитие наступления – так называемый «Малый Сатурн». И вот только в январе, даже не с самого начала, занялись котлом плотно. При этом занялись им не самыми большими силами. То есть количество людей, которое оставалось в котле, и количество тех, кого должны были сокрушить, в пересчете на личный состав было едва ли не равным. Превосходство было на 20-30 % – причем превосходство у Красной армии было в артиллерии, а в людях не было. Поэтому дожимали их долго. И ещё один фактор – воздушный мост. У немцев, как у богатой страны, были «стада» транспортных самолетов, которыми они возили фантастические для Красной армии объемы боеприпасов и продовольствия в котёл, и они были способны поддерживать группировку на плаву этим воздушным мостом при колоссальных потерях. То есть было потеряно около 400 транспортных самолётов, но для транспортной авиации Германии это была вещь, которую они могли пережить. И согнали туда все, что можно, и снабжали, возили еду в достаточно больших количествах. Боеприпасы оставались ещё со времён штурма Сталинграда.

– Историк Алексей Исаев в нашей студии, мы разговариваем о дне 2 февраля 1943. Капитуляция немецких войск в окружении. Можно ли считать, что оборона в окружении 6-й армии спасла от разгрома кавказскую группировку немцев, оттянув на себя силы и позволив им выйти, а не попасть в ещё более страшный котёл? А Паулюс ставит это себе в заслугу.

– С одной стороны, да. Удерживая сталинградский транспортный узел, 6-я армия ухудшала условия снабжения тех войск, которые шли к Ростову. Понятно, что они шли с худшим снабжением и более низким темпом. С другой стороны, гипотетическое окружение выходом к Ростову – оно считалось маловероятным в Ставке. То есть Ставка отказалась от масштабного окружения всей группы армий А на Кавказе, уменьшила масштабы операции. При том состоянии танковых войск Красной армии, которое было осенью 1942 года, этот огромный котёл – он был практически нереализуем.

– Гитлер придавал сопротивлению армии Паулюса великий символический смысл и был крайне раздосадован, что Паулюс не застрелился. Были приспущены флаги, были дни траура в Германии. Скажите, какие уроки вынес для себя немецкий генеральный штаб из Сталинграда?

– Уроки прежде всего вынесло даже не верховное командование, а командование уровнем ниже – уровня корпусов и армий. Теперь они понимали, что есть прецедент, когда их не спасут, и стремились уходить из окружения. Любой ценой. Даже если, может быть, выгоднее рискнуть и остаться под угрозой окружения. Поэтому систематически теперь вместо удержания важных пунктов даже с угрозой окружения – немцы предпочитали бежать на запад. Раз за разом это происходило, в том числе вопреки указаниям сверху. Поэтому была потеряна вера и рядовых солдат, и командиров и командующих, что их спасут, если что. Это заставляло сразу думать о каких-то лазейках и снижало устойчивость германских войск. То, как нагло они вели себя зимой 1941-1942 годов под угрозой окружения и как они вели себя в 1944-1945 годах – это небо и земля.

Ведущий: Окружить – полдела. Удержать котел, не дать немцам вырваться, не позволить деблокирующий удар, возможно, было еще сложнее. Именно эту задачу выполнял в 1942 году курсант-автоматчик Евгений Рогов, боец 28-й армии Сталинградского фронта. Евгений Федорович, здравствуйте.

Е.Ф.: Красноармеец, автоматчик 159-й отдельной стрелковой бригады 28-й армии Сталинградского фронта.

Ведущий: Как и когда вы попали в армию?

Е.Ф.:18 августа 1942 года получил аттестат зрелости, закончил 10 класс и сразу был призван в ряды Красной армии. Поскольку десятиклассников нас было 26 человек на весь район, нас всех направили в Астраханское пехотное училище.

Ведущий: Вы один из тех, которые замкнули кольцо вокруг группировки Паулюса или вы не успели это сделать?

Е.Ф.: Мы только сдерживали внешний фронт окружения. Помните, есть такой кинофильм «Горячий снег» Юрия Бондарева? Герой был командиром артиллерийского орудия на речке Мышкова, а мы были левее, на внешнем фронте окружения.

Ведущий: Вы видели пленных немцев когда-нибудь? В том числе и немцев из котла?

Е.Ф.: Ну конечно, они же тут были. Вначале насколько лет у нас и развалины разбирали и кое-что строили. И в том числе эсэсовцы, и все находились на заводе «Баррикады».

Ведущий: Правда ли, что русские женщины по доброте душевной подбрасывали немцам горбушку хлеба? Какое было отношение у местного русского населения к военнопленным?

Е.Ф.: Я вам приведу один очень интересный факт, который лично видел. В центре города, в бывшей траншее сидит немец – часовой мастер. Ремонтирует часы, которые приносят наши солдаты или кто-то гражданский. А тётя русская берёт эти деньги и идёт в магазин покупать продукты ему. Вот такой контакт я видел. Ну а так, всякое бывало, конечно, и ненавидели сильно и в то же время не очень так злобно относились. Они же были пленные, тем более обмороженные все. Они же были в летнем обмундировании, а морозы больше 20 градусов.

Ведущий: Как вы думаете, почему они держались в окружении так долго?

Е.Ф.: Они держались в окружении по одной причине: приказ Гитлера был «ни шагу от Волги». Он приказал до последнего солдата держать эти позиции.

Ведущий: Вы восстанавливали Сталинград после войны – что вам запомнилось?

Е.Ф.: У нас знаменитая Аллея Героев идёт от площади Павших борцов до берега Волги, до набережной. Там в одном месте мы копали ямки. А там и тельняшки, и бескозырки, куски автоматов и какие-то там котелки. Так что пришлось участвовать в этом деле.

Ведущий: Из 28-й армии сохранились ещё ветераны? Живы ли они? Вам есть кому пожать руку?

Е.Ф.: Есть несколько человек, остались, и наш председатель Совета ветеранов 28-й армии в Астрахани живет. Он очень старый и замучился бороться с астраханской администрацией. А они говорят: мы не желаем считать вас участниками Сталинградской битвы. Пришлось мне идти в панораму «Сталинградская битва» и взять выписку из распоряжений Генерального штаба Красной армии – что 28-я армия в составе Сталинградского фронта участвовала в Сталинградской битве. И я им отослал, тогда вроде они успокоились.

Ведущий: Это был Евгений Фёдорович Рогов, автоматчик, боец 28-й армии Сталинградского фронта. Здоровья вам и спасибо за разговор. Счастливо!

Е.Ф.: Всего доброго вам, успехов! И главное – чистого неба над головой.

Алексей, а у Паулюса был хотя бы один шанс вырваться?

– Я бы сказал не один, у него было множество шансов вырваться. Например, вырвался генерал Хубе, командующий корпусом. Вырывались командиры разного звена, например, тот кто наступал на нас на Курской дуге – граф Штраховец. Масса командиров была вывезена самолетами. И в принципе Паулюс мог добиться того, чтобы его вывезли в определённый момент. Хотя бы под предлогом того, что оставшиеся войска уже не требуют фельдмаршала и там хватит корпусного командира. Он мог вылететь. Но это для него, скорее всего, означало расправу. Из него бы сделали мальчика для битья за произошедшую катастрофу. Поэтому он достаточно чётко принял линию, по крайней мере уже в январе 1943 года о том, что он будет держаться до последней возможности, но дальше уже не будет играть в игры с фюрером. Никаких назначений в фельдмаршалы для того, чтобы он застрелился, это на него уже не действовало.

– Как сложилась судьба Паулюса после плена? Кажется, это единственный фельдмаршал, который попал в плен за время Второй мировой?

– В схожих обстоятельствах – да, единственный. В условиях развала капитуляции, понятно, ситуация была уже другая.

Хорошо, плен. Что потом?

– Плен, осторожное сотрудничество с советской властью. Он отвечал очень подробно на вопросы о том, какова структура германской армии, настроение. Очень много всего рассказывал. Может быть, его даже стоило ещё более подробно расспрашивать в интересах исторической науки. Его допрашивали с более приземлёнными целями. Тем не менее, он все же не пошёл так далеко, как пошёл Зейдлиц – его подчиненный, командир корпуса. Он очень активно сотрудничал и его имя фактически стало именем противодействия германскому нацизму со стороны немецких офицеров. И в 1945 году его солдатов назвали солдатами Зейдлица. Якобы были некоторые люди, из числа немецких военнослужащих. Они выполняли роль диверсантов в немецком тылу. Их не называли солдатами Паулюса, их назвали солдатами Зейдлица.

А Паулюс – да, много говорил и много рассказывал, вернулся затем в Германию и умер забытым. Ему многое не могли простить ни старые товарищи, ни новая власть.

– Чем он занимался, вернувшись в Германию? Он успел написать мемуары?

– Нет, насколько я знаю, никаких записей он не оставил. Хотя человек был достаточно высокого уровня образования, чтобы многое рассказать о Верхмате и верховном командовании изнутри. Тут можно только пожалеть, что остались лишь его допросы.

– То, как вела себя 6-я армия на территории Советского Союза, вполне достойно того, чтоб Паулюс сел на скамью Нюрнбергского трибунала. Он не хуже и не лучше других. Этого не произошло. Именно за то, что сотрудничал с командованием Красной армии?

– Тут старались найти тех людей, которые непосредственно отдавали приказы. И вот тот, кто «отличился» больше всего, это был все же убежденный нацист Рейхенау, которого сменил Паулюс в январе 1942 года. Вот это был национал-социалист по духу, по устремлениям. Все те злодеяния, которые творились на территории Украины в 1941 году, когда айнзац-команды шли по следам 6-й армии, это «заслуга» Рейхенау. Вот если бы он довёл армию до Сталинграда, а не умер бы от сердечного приступа, то он оказался бы на скамье подсудимых. А так старались искать все же тех людей, которые отдавали непосредственно приказы – и затем были суды.

– И, наверное, последнее. Для морально-психологического состояния всей немецкой армии на Восточном фронте, Сталинград – это великое мужество или это великая катастрофа? Или это и то и другое вместе? Как подействовал Сталинград на армию и на Германию?

– Это великая катастрофа, это был показатель того, что война не будет выиграна. Из рядов германский армии выдернута 300-тысячная группировка, русские настолько сильны, что способны это творить, способны окружать! Фронт покатится на запад совершенно неотвратимо. Это огромная катастрофа и удар, в том числе психологический. Понятно, что никаких новых блицкригов не предвидится.

Ведущий: Хотел бы закончить программу выдержкой из письма Паулюса немецкому военному атташе в Японии:

«Мой дорогой Кречмер! Как Вы знаете, я с моей армией попал в плен. Имею только то, что ношу на себе. Не откажите в любезности переслать мне следующее:

Один джемпер с длинными рукавами, мой рост 1,87 м.

Одну пару длинных носков, цвет по возможности темно-серый.

Две верхние рубашки из японского шелка, размер воротничка — 39.

Галстук по возможности в тон этим двум рубашкам.

Напомню, что Паулюс – один из авторов плана завоевания СССР – плана «Барбаросса». Начинал с побед – закончил прохудившимися носками.

источник

Adblock
detector