Меню

Почему не будет южного потока

Строительство российской части его инфраструктуры возобновлено

По официальной версии, «Газпром» неожиданно разморозил проект расширения своей инфраструктуры на юге России под отмененный экспортный газопровод «Южный поток» для нужд внутреннего рынка. Однако источники “Ъ” на рынке сомневаются в этой причине: мощность новой трубы явно избыточна для задачи газификации соседних регионов. Гораздо более вероятным выглядит экспортное обоснование проекта, например, для дополнительного увеличения производительности «Турецкого потока», фактически заменившего «Южный поток».

«Газпром» в конце 2018 года решил достроить восточную ветку «Южного коридора», следует из раскрытых 19 июля условий тендера «Газпром проектирования» на проведение инженерных изысканий. Как указано в документации, основанием для тендера является резолюция главы «Газпрома» Алексея Миллера от 26 декабря 2018 года «о необходимости реализации в полном объеме линейной части магистрального газопровода Починки—Анапа (восточный коридор)». Этот газопровод длиной 1,6 тыс. км должен был связать центральный коридор, по которому газ традиционно поставлялся на экспорт через Украину, с Анапой, откуда начиналась морская часть экспортного газопровода через Черное море — сначала «Южного потока», а после его отмены в конце 2014 года — «Турецкого потока».

Алексей Миллер, глава «Газпрома», 4 марта

Проект «Южный поток» по известным причинам не состоялся, а проект «Турецкий поток» реализован не только в короткие директивные сроки, а даже с их опережением. Две нитки нового морского газопровода через Черное море построены раньше срока

Поскольку мощность «Турецкого потока» по сравнению с «Южным потоком» сокращена вдвое, до 32 млрд кубометров, в 2015 году «Газпром» заморозил строительство восточной ветки «Южного коридора», а в 2016 году признал обесценение сделанных в нее инвестиций на 46 млрд руб. К тому моменту компания успела построить 506 км линейной части. В марте 2018 года был даже опубликован тендер о ликвидации уже проложенной трубы, но затем концепция вновь изменилась.

Речь идет только об укладке линейной части, и без восьми полагавшихся по проекту компрессорных станций мощность нового газопровода будет сначала в несколько раз меньше проектных 32 млрд кубометров в год. Тем не менее даже она выглядит избыточной. Согласно данным региональных программ газификации на 2018–2022 годы, общее текущее потребление регионов СКФО, Краснодарского края и Крыма составляет около 33 млрд кубометров в год, а прирост потребления к 2022 году — около 2 млрд кубометров. Фактически основными значимыми источниками нового потребления является Крым из-за ввода там новых газовых ТЭС, Краснодарский край (по той же причине) и, возможно, Ставрополье в случае расширения газопереработки на «Ставролене» ЛУКОЙЛа.

«Газпром» снова увеличил экспорт в Европу

Алексей Гривач из ФНЭБ подчеркивает, что «в 2022 году жизнь не закончится», кроме того, требуются дополнительные мощности для балансирования сезонной неравномерности экспорта. Поэтому строительство трубы выглядит оправданным, тем более что ее мощность без компрессорных станций будет существенно ниже проектной.

Спрос на газ стагнирует, на внутреннем рынке нет потребности в таком расширении инфраструктуры, не согласен другой собеседник “Ъ”. Аналитики Vygon Consulting оценивали рост внутреннего спроса в зоне Единой системы газоснабжения в 2,3% за 2018–2030 годы в своем базовом прогнозе, или всего 10 млрд кубометров в абсолютных цифрах. «Странно, что «Газпром» поначалу хотел ликвидировать уже построенный участок, а потом вдруг увидел такой рост спроса на юге РФ, который бы мог оправдать строительство еще более 1 тыс. км трубы»,— иронизирует один из собеседников “Ъ”.

На данный момент «Турецкий поток» находится в завершающей стадии, в том числе полностью проложена морская часть по дну Черного моря, и должен быть запущен в конце года. При этом в феврале Алексей Миллер впервые публично заявил, что «при наличии спроса и необходимых согласований проект морского газопровода «Турецкий поток-2» мог бы состояться» (см. “Ъ” от 14 февраля). Как неоднократно отмечал “Ъ”, мощности строящихся сейчас обходных газопроводов «Северный поток-2» и «Турецкий поток» не позволяют «Газпрому» полностью отказаться от транзита газа через Украину при текущем спросе со стороны европейских потребителей.

«Газпром» выживает американский СПГ из Европы

«Газпром» за первое полугодие сократил экспорт газа в дальнее зарубежье на 5,9%, до 95,3 млрд кубометров, что не помешало компании продолжить наращивание добычи до самого высокого уровня с 2011 года. После провала из-за теплой зимы сейчас спрос на российский газ в Европе растет, особенно в генерации электроэнергии, благодаря низким ценам, которые уже опустились до минимума за десять лет в $120 за тысячу кубометров. При таких ценах поставка сжиженного газа из США в Европу становится абсолютно невыгодной.

источник

Как погибал «Южный поток». История провалившейся стройки

Амбициозный проект России по строительству газопровода «Южный поток», который сторонники властей расценивали как одно из ее ключевых достижений, был закрыт, несмотря на огромные дипломатические усилия и потраченные миллиарды долларов. Medialeaks изучал историю провалившейся стройки.

Новость об отмене проекта появилась внезапно. Несмотря на все трудности и рост планируемой стоимости вдвое — до €23,5 млрд, Москва до последнего момента от «Южного потока» не отказывалась и еще в конце октября обсуждала будущую стройку с властями Сербии. Тогда же представители «Газпрома» обещали начать работы в середине декабря. Владимир Путин все еще отстаивал «Южный поток», называя его выгодным для Европы, на возможную остановку проекта из-за «отсутствия спроса» лишь намекнул глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев.

«Я глубоко убежден, абсолютно убежден в том, что это проект, выгодный для европейских потребителей, потому что он существенным образом снижает транзитные риски. Вопросы с волокитой по строительству «Южного потока» связаны только с соображениями политического характера, в данном случае точно совершенно политика вредит экономике, наносит ущерб», — цитировали Путина агентства.

Газопровод стал для российских властей важным решением и с точки зрения имиджа в своей стране, он преподносился как очередной ответ Западу. В день рождения российского президента его сторонники даже организовали выставку «12 подвигов Путина», среди которых был и «Южный поток». Активисты сравнивали его с «Похищением пояса Ипполиты, царицы амазонок», совершенным древнегреческим Гераклом.

Первая война газопроводов

Издание Quartz пишет, что идея «Южного потока» зародилась еще в 1990-х годах, когда США решили бросить вызов доминированию России в Центральной Азии и на Кавказе, построив трубопроводы для нефти и газа из этих бывших советских республик на Запад. Идея заключалась в том, чтобы избавить страны от необходимости поставлять свои углеводороды через Россию, таким образом попадая в зависимость от нее.

В 2006 году был построен участок нефтепровода в 1 тысячу миль из Баку, столицы Азербайджана к Средиземному морю. До сих пор не построенная труба для газа должна была соединить Среднюю Азию, начиная от Туркменистана, с Европой через Турцию.

Однако вскоре в США поняли, что Туркменистан не хочет строить ничего в обход России, чтобы не вызвать гнев ее руководства. Тогда планы поменялись — было решено строить газопровод также через Азербайджан, проект был назван Nabucco. От идеи независимости среднеазиатских республик отказались и сосредоточились на газовой безопасности Европы.

Поводом стали газовые конфликты с Украиной. В 2006 году Москва решила повысить для нее цены на топливо, та с ценой не согласилась и поставки в страну были перекрыты. В итоге европейские потребители пожаловались на недостачу газа, российская сторона объяснила это незаконным отбором со стороны Украины. Спустя несколько дней соглашение было заключено. Ситуация повторилась еще несколько раз в течение трех лет и позже подобные конфликты стали одним из главных аргументов Москвы в пользу газопровода в обход Украины.

В 2007 году Владимир Путин, не желая оставлять инициативу в руках США, объявил о строительстве газопровода для европейских клиентов под названием «Южный поток», прямого конкурента Nabucco. Стало ясно, что в итоге будет построен лишь один из них, и это решение определит расклад сил на рынке энергоносителей. Так и началась первая в истории «война трубопроводов».

Первые успехи

«Южный поток» должен был быть проложен по дну Черного моря из Анапского района в болгарский порт Варту. Сухопутный участок прошел бы по территориям Болгарии, Сербии, Венгрии и Словении. Конечной точкой маршрута должна была стать газоизмерительная станция Тарвизио в Италии, затем ее изменили на австрийский Баумгартен.

Итальянская газета La Repubblica писала, что Путину помог в лоббировании газового проекта в Европе его близкий друг и бывший премьер-министр Италии Сильвио Берлускони. Издание утверждало, что российский президент открыл для Берлускони путь к прикаспийским газовым месторождениям Казахстана в обмен на расширение рынков «Газпрома» в Западной Европе.

Новость о строительстве «Южного потока» обернулась дипломатическим скандалом, но поначалу Путин добился перевеса в российскую сторону. Вместе со своими протеже он колесил по Европе, убеждая лидеров стран, что строительство «Южного потока» пойдет им на пользу.

Контракт подписали немецкий химический гигант BASF, французская EDF и итальянская нефтяная компания Eni. Сербия, Болгария и Венгрия стали главными сторонниками российского проекта и в декабре 2012 года на торжественной церемонии представители стран участвовали в символическом мероприятии — сварке первого участка трубы на юге России. Межправительственные соглашения были заключены со Словенией, Хорватией и Австрией.

Читайте также:  Почему возникла философия в китае

США в лице своих дипломатов также начали агитацию за Nabucco. Но его недостатком, по сравнению с «Южным потоком», стало то, что газ для перекачки по трубе сначала нужно найти в других странах. Проекту помешала и внезапно набравшая обороты сланцевая революция, вызвавшая перенасыщение мирового рынка газа.

Таким образом, «Южному потоку» бороться с Nabucco уже не было нужно. Совсем недавно, 19 ноября Венгрия объявила о начале строительства своего участка в 2015 году, рассчитывая, что весь газопровод будет завершен через два года. Но переломным моментом стал конфликт с Западом из-за Украины, когда руководство ЕС усилило давление на стран-членов с требованием отказаться от российского проекта.

Крымская угроза

Амбициозный проект, на который «Газпром» с 2011 года уже успел потратить $4,66 миллиарда, оказался под угрозой вскоре после вхождения Крыма в состав России, которое на Западе называют не иначе как аннексией. В середине апреля Европарламент принял резолюцию для своих стран с требованием отказаться от строительства газопровода, о чем объявил европейский комиссар по энергетике Гюнтер Эттингер.

В принятой в Страсбурге резолюции говорилось о «настоятельной необходимости прочной совместной политики в сфере энергетической безопасности с целью снижения зависимости ЕС от российских нефти и газа», диверсификации поставщиков и даже возможности приостановки импорта газа.

По сути руководство ЕК ссылалось на нарушение странами, подписавшими соглашение с Россией, норм так называемого третьего энергопакета. Он запрещает одной и той же компании одновременно выступать в роли владельца газа, а также владельца и оператора газотранспортной системы. Москва пыталась обойти запрет, заключая соглашения странам по отдельности, но проект от этого не стали считать продолжением российской системы.

Еще одной целью политиков была поддержка Украины в споре с Россией. Еще Виктор Янукович беспокоился об угрозе, которую «Южный поток» представлял для его страны, и предлагал строить его не по дну Черного моря, а по территории Украины.

Поначалу российское правительство отказывалось верить в остановку проекта.

«Реализация проекта проходит в соответствии с межправительственными соглашениями, поэтому она не может быть приостановлена», — заявил на следующий день министр энергетики РФ Александр Новак.

Но уже в начале июня премьер-министр Болгарии Пламен Орешарски объявил об остановке работ по строительству из-за решения Еврокомиссии. Это в итоге и стало одним из главных препятствий для строительства газопровода — трубе было просто некуда выйти из моря.

«В настоящее время поступил запрос со стороны Еврокомиссии, после чего мы приостановили текущую работу, я об этом распорядился. После дополнительных консультаций с Брюсселем будет определен ход дальнейшей работы», — сказал он.

Депутаты Госдумы возмущались по поводу давления со стороны Запада, а несколько стран-участников проекта отказывались признавать решение Еврокомиссии. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан требовал «альтернативное предложение, как Венгрия могла бы жить без энергии».

Еще в конце октября посол Сербии Славенко Терзич заявлял, что страна присвоила «Южному потоку» статус проекта национального значения и занята проектированием газопровода. Незадолго до этого Владимир Путин приехал в Сербию, где ему оказали невероятно теплый прием, которого больше не приходится ждать в странах Запада.

Разворот на Турцию

Но 1 декабря было официально объявлено об отказе от «Южного потока». Президент Владимир Путин, устав бороться с отказами Еврокомиссии, заявил об этом на встрече с премьер-министром Турции Реджепом Эрдоганом.

«Первое, что касается «Южного потока». Мы считаем, что позиция Еврокомиссии была неконструктивной. По сути, не то что Еврокомиссия помогала бы в реализации этого проекта. Мы видим, что создаются препятствия к его реализации. Если Европа не хочет его реализовывать, ну, значит, тогда он не будет реализован», — приводит его слова пресс-служба Кремля.

Лидеры стран обсуждали увеличение поставок на 3 млрд кубометров по газопроводу «Голубой поток», через который топливо идет в Турцию, и строительстве еще одного — нового. По задумке Москвы, он должен стать «газовым хабом» для юга Европы.

Позже глава «Газпрома» Алексей Миллер подтвердил слова Путина об остановке «Южного потока», не оставив почвы для сомнений.

Глава газового гиганта сообщил, что в понедельник с турецкой BOTAS был подписан меморандум о строительстве трубы мощностью 63 млрд кубов в год, причем 14 млрд кубометров будет получать сама Турция, а остальное пойдет дальше в Европу.

Первые признаки скорых новостей о возможном закрытии проекта появились еще раньше. В прошлую среду глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев вскользь заметил, что Россия может отказаться от «Южного потока», если на него не будет спроса. Тогда же на лентах агентств появилось множество новостей о сотрудничестве России и Турции по разнообразным отраслям — от туризма до космоса.

Победа или поражение

Владимир Путин считает, что отказ от строительства «Южного потока» не соответствует экономическим интересам Европы», российские СМИ и политики представляют решение как очередную дипломатическую победу России и подсчитывают убытки европейских компаний.

«По-моему, президент очень четко сказал, что насильно мил не будешь, мы найдем другие формы для реализации наших планов в связи с поставками газа в другие регионы. Скорее последствия должны просчитывать те, кто, по сути, «угробил» этот проект», — заявил официальный представитель МИД Александр Лукашевич.

В Евросоюзе объясняют закрытие проекта падением цен на энергоносители и его невыгодностью.

«Создание «Южного потока» стоит больших денег. В условиях, когда цены на нефть и газ идут вниз, строительство «Южного потока» становится экономически невыгодным», — заявил анонимный европейский чиновник «Интерфаксу».

Однако западные СМИ, в том числе аналитики Bloomberg, однозначны в своих оценках и отказ об амбициозного проекта считают поражением России.

«Это поражение, которое они хотят представить как победу. Проект «Южного потока» умирал, несмотря на огромное количество попыток России его сохранить и количество денег, потраченных на его сохранение. Санкции и настроения в Европе сделали реализацию проекта невозможной», — заявил агентству директор Центра политических технологий Игорь Бунин.

Газета The New York Times пишет, что «Южный поток» стал жертвой ухудшения отношений между Россией и Западом.

«Это стало редким дипломатическим поражением для Путина, который заявил о перенаправлении трубы в Турцию. Он пытался выставить неудачу при строительстве трубы как проигрыш Европы и обвинил Брюссель в непреклонности. Решение также выглядит редкой победой для Европейского союза и администрации президента Барака Обамы, которые проявляли себя невероятно слабыми в этом году, когда Путин аннексировал Крым и поднял восстание на востоке Украины», — пишет издание.

Financial Times называет «Южный поток» проектом, важным со стратегической точки зрения, с помощью которого Москва рассчитывала укрепить свое влияние в Юго-Восточной Европе.

источник

Остановка проекта «Южный поток» — фиаско с продолжением

Турецкий гамбит Владимира Путина

02.12.2014 в 15:59, просмотров: 75211

Россия не будет строить трубопровод «Южный поток» в Европу. Это личное решение Владимира Путина (репортаж о том, как президент его объявил, читайте здесь). Виновником в отказе от создания газового маршрута в обход Украины являются европейцы. Они давно тормозили строительство этой ветки, а потом вынудили Болгарию (одну из стран-транзитеров), запретить укладку трубы по своей территории. Вместо этого «Газпром» проложит новый газопровод в Турцию. Одни называют вердикт российского президента дипломатическим провалом, другие — вызовом Брюсселю и даже объявлением газовой войны Западу.

Сенсационное заявление Владимир Путин сделал после встречи с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Это решение вынужденное. Все юридические моменты были согласованы — заключены межправительственные соглашения с транзитными странами, проводились тендеры на строительство отрезков «Южного потока», заключались контракты на поставку оборудования и труб, готовились документы, регламентирующие объемы поставок. В июне этого года Владимир Путин получил поддержку со стороны одного из партнеров по этому проекту и ключевых участников Евросоюза — Австрии. Более того, в этой стране предполагалось создать газовый центр и крупные подземные хранилища «голубого топлива».

Первые поставки газа должны были начаться уже в декабре 2015 года. Однако Брюссель продолжал ставить палки в колеса этому проекту. ЕС требовала лишить «Газпром» монополии на поставку газа по этому трубопроводу и отдать контроль над оператором поставок европейским компаниям. Аналогичные требования Еврокомиссия распространяет на всех поставщиков топлива в ЕС.

Только с «Южным потоком» было не все так просто — другого поставщика газа в эту трубу кроме «Газпрома» так и не нашлось. Незначительные излишки «голубого топлива» есть только у Азербайджана. Но, во-первых, его транспортировка обошлась бы в копеечку и могла бы снизить рентабельность таких поставок до минимума. Во-вторых, резервов у Баку не хватило бы, чтобы заполнить требуемый Брюсселем объем.

Своим газом мог бы помочь Иран. Но эта страна находится под западными санкциями и не имеет права поставлять топливо в Евросоюз.

Получилось безвыходное положение. А после того как у «Газпрома» отобрали разрешение прокладывать газопровод по территории Болгарии, продолжение работ по «Южному потоку» стало бесполезным занятием.

Читайте также:  Почему впускные клапана в нагаре

Почему еврочиновники так ополчились на «Южный поток»? Потому, что этот газопровод к 2018 году, когда он бы вышел на полную мощность, выключил бы из игры Украину, через территорию которой сейчас поступает половина российского газа в Европу.

Как утверждают эксперты, отказ от «Южного потока» — это дипломатическое фиаско Владимира Путина. «Газпром» уже потратил на проект 400 млрд рублей, российские заводы приступили к производству труб и комплектующих, рассчитывали заработать на этом около 1,8 млрд евро. Главное — поставки по «Южному потоку» должны были составить 63 млрд кубометров в год. А это ежегодная выручка более чем в $25 млрд.

Вместе с этим, потраченные «Газпромом» средства и изготовленное оборудование можно использовать на строительство нового газового маршрута в Турцию. О создании дополнительной ветки Путин уже договорился с Эрдоганом. Конечно, это не заменит рост поставок в Европу, но выручку принесет. Новый газопровод мощностью 14 млрд кубометров можно построить примерно в те же сроки, что и «Южный поток». Еще на 3 млрд кубов будет увеличен существующий трубопровод в Турцию — «Голубой поток». Доходы от этих поставок обещают превысить $5 млрд.

Кроме того, Россия уже приступила к созданию газопроводов «Сила Сибири» и «Алтай» в азиатском направлении, и, главным образом, в Китай. Поднебесная санкций нам не предъявляла. Поставки газа по этим трубам будут сопоставимы с нынешним транзитом через Украину в ЕС.

Поэтому топливная альтернатива у России, правда, с пятилетней отсрочкой, все-таки есть. Европе же придется надеяться на более дорогостоящий газ из США или Катара. А еще продолжать давать в долг Украине, у которой своих денег нет и не будет.

Заголовок в газете: Турецкий гамбит Владимира Путина
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №26689 от 3 декабря 2014 Персоны: Владимир Путин

источник

Почему иссяк «Южный поток»

Михаил Ростовский

В долгой, запутанной и противоречивой истории газопровода «Южный поток» поставлена точка, или, по меньшей мере, жирное многоточие. Россия устами президента Владимира Путина послала из Турции громкий привет Европейскому Союзу: вы не хотите «Южного потока»? Значит, так тому и быть.

Мы будем сотрудничать с теми, кто этого хочет.

Наблюдая в последние дни за стремительными скачками курса рубля по отношению к мировым валютам, я пытаюсь найти для себя ответ: что явилось первопричиной столь драматических событий? Падение цен на нефть? Кризис на Украине? Политическое и экономическое противостояние России с Западом? Ушедший для российского общественного сознания на задний план, но никуда не исчезнувший сирийский кризис? Правильный ответ, с моей точки зрения, таков: и то, и другое, и третье, и четвертое.

Мировая политика никогда не является чем-то статичным. Борьба за перераспределение сфер влияния идет всегда и везде. Но бывают моменты, когда эта борьба вдруг резко обостряется и приобретает особо драматичный характер. Так случилось в 1914 году, когда началась Первая мировая война.

Так произошло и в 2014 году, когда во весь рост встал вопрос: может ли Россия позволить себе проводить по-настоящему независимую внешнюю политику? Являемся ли мы самодостаточным центром силы мирового масштаба?

Чуть выше я, например, упомянул о влиянии гражданской войны в Сирии на колебания курса рубля. Теперь пришло время объяснить, как это, с моей точки зрения, работает на практике. Позиции России и Саудовской Аравии по поводу происходящего в Сирии можно назвать диаметрально противоположными. В саудовской столице Эр-Рияде спят и видят падение режима президента Башара Асада. В Москве считают такую перспективу вредной и опасной.

Королевство Саудовская Аравия — ведущая нефтяная держава мира и самый влиятельный член нефтяного картеля ОПЕК. На недавнем саммите ОПЕК в Вене саудовцы сыграли ведущую роль в блокировании предложений снизить объемы нефтедобычи и тем самым способствовать повышению мировых цен на «черное золото».

Я не утверждаю, что, занимая такую позицию, саудовцы руководствовались только желанием заставить Москву изменить свою позицию по Сирии. Но то, что такое желание, подкрепленное американской просьбой «помочь наказать Россию», наличествовало, не вызывает никаких сомнений.

Теперь о другом куске мозаики — о «Южном потоке». Российский газ очень нужен Европе. Почему же тогда Европейская Комиссия так яростно боролась в последнее время против проекта российского газопровода? Не только из-за давления со стороны США и иных политических соображений. Мы столкнулись с извечным конфликтом покупателя и продавца.

ЕС видел и видит себя в роли покупателя-диктатора, который может устанавливать выгодные для себя цены и правила игры на рынке. Официальную Москву такая позиция, естественно, категорически не устраивала. Россия рассматривала ее как предложение добровольно согласиться со своим превращением в «сырьевой придаток».

Во внешнеполитических кругах Европейского Союза ясно видели гнев Москвы, но пребывали в уверенности, что Россия от них никуда не денется.

Но мириться и дальше с газовым шантажом со стороны Европейской Комиссии было бы для России и вовсе верхом безрассудства. Москва вынуждена играть теми картами, которые у нее есть. В нынешних обстоятельствах газовое сближение с Турцией — самое разумное, что может сделать наша страна.

Уверен, что европейцы правильно оценят смысл происходящего, и через некоторое время вдруг обнаружится: оказывается, что политических, экономических, юридических и технологических препятствий для поставок российского газа в Европу несравненно меньше, чем казалось раньше.

Поэтому я бы поостерегся говорить о «Южном потоке» исключительно в прошедшем времени. Газопроводы — не люди. Они могут вдруг воскреснуть и начать новую жизнь даже спустя очень значительный промежуток времени после закрытия проекта.

Впрочем, ситуацию с » Южным потоком» нельзя рассматривать в отрыве от всего происходящего вокруг нашей страны. Особенность текущего политического момента в том, что Россия и Запад уже не могут закончить свое противостояние «дружеской ничьей». Все зашло слишком далеко. Кому-то в конечном итоге придется уступить и признать, что он был не прав.

Это отнюдь не значит, что холодная война 2014 года обязательно перейдет в горячую стадию. Это означает, что впереди нас ждет еще очень много драматических внешнеполитических ходов и неожиданных новостей — вроде вести об отказе России от проекта » Южный поток». Нестандартные времена требуют нестандартных решений. Мир вокруг России пришел в движение.

источник

Кто больше потеряет от закрытия «Южного потока»?

Заявление Владимира Путина о закрытии проекта «Южный поток» прозвучало, как гром среди ясного неба. Казалось бы, ничего не предвещало такой расклад событий. Да, последнее время Еврокомиссия создавала определенные бюрократические проблемы, в виде заключений о несоответствии межправительственных соглашений требованиям «Третьего энергопакета». Европейские чиновники настояли, чтобы страны, по которым должен был проходить газопровод заморозили его строительство. И первой страной кто эту заморозку осуществил стала Болгария. Но мало кто мог подумать, что Россия откажется от столь масштабного проекта. Что получилось, то получилось. Вопрос сейчас встает в другом: кто от этого больше потеряет?

Несомненно, строительство и запуск «Южного потока» позволяло решить вопросы энергообеспечения стран Центральной и Южной Европы. Теперь же этим странам предстоит искать альтернативные пути своего энергообеспечения. Так, в Европе уже говорят о поставках азербайджанского газа. Но будет ли он столь выгоден, как российский? Кроме того, «Южный поток» позволял создать дополнительные рабочие места в государствах, через которые должен был быть проложен, позволял получить этим государствам неплохой доход от транзита. Так, уже подсчитано, что Болгария лишилась выгоды от транзита в 400 млн. евро в год. Вообще, по мнению экспертов больше всего в данной ситуации пострадают Болгария, Сербия, Венгрия и Австрия. Именно эти страны больше всего были заинтересованы в строительстве газопровода.

А что Россия? Россия уже нашла альтернативу «Южному потоку». Евросоюз, отказываясь от российского газа, вынуждает Россию искать новые рынки сбыта, новые предложения к сотрудничеству. Такие партнеры уже нашлись – Турция и Китай. В частности, с Китаем еще летом были заключены крупные контракты в сфере энергетики, а по итогам последней встречи Путина и Эрдогана в Анкаре, российский президент заявил, что наша страна готова не только расширить «Голубой поток», но и построить еще одну трубопроводную систему для того, чтобы обеспечить растущие потребности самой турецкой экономики. Бесспорно, эти проекты окупятся. В условиях санкций такой ответ России – знак, показывающий, что наша страна не находится в изоляции и находит себе новых партнеров.

Но и по «Южному потоку», думаю, не стоит ставить жирную точку. Нельзя исключать, что через несколько лет, решив все бюрократические вопросы, Россия и Европа вернутся к реализации этого проекта.

источник

«Южный поток» направят на Анкару

Кто спасет энергетическую безопасность Европы

08.12.2014 в 20:09, просмотров: 11770

«Газпром» зарегистрировал новую «дочку» — «Газпром — Русь». Она будет строить новый газопровод из России в Турцию. Труба должна заменить скандальный проект «Южный поток», который бы лишил Украину возможности воровать российский газ, поставляемый в Европу. Владимир Путин уже заявил об отказе России в строительстве этой трубы. Во-вторник, 9 декабря, состоится встреча европейских стран, заинтересованных в этом проекте. С чем же придут они на переговоры? На этот вопрос попытался ответить «МК».

Читайте также:  Почему мой мир не выходит

В Софии до последнего момента подчеркивали, что строительство «Южного потока» будет полезно для страны. Косвенные доходы могут оказаться гораздо больше, чем доходы от транзитных такс в 400 млн евро. Во-первых, как государство-транзитер, Болгария смогла бы получить скидку. Потребление топлива болгарскими компаниями приходится на 85% на поставки из России. Новая труба через эту страну могла бы сократить импорт из Норвегии и других стран до минимума, если бы Россия пообещала скидку.

Как рассказал «МК» источник, близкий к «Газпрому», такая схема взаимоотношений с Софией прорабатывалась, но востребована не была. Виной тому оказался Брюссель, запретивший Болгарии строить «Южный поток» по своей территории.

София надеется на лучшее. Как заявил болгарский премьер-министр Бойко Борисов, мы на предстоящей встрече будем настаивать на реализации «Южного потока». «Я продолжаю придерживаться позиции, что «Южный поток» должен пройти через территорию Болгарии, так как он полезен для страны. Поэтому завтра мы отправляем в Брюссель вице-премьера Томислава Дончева и министра энергетики Теменужку Петкову, будем настаивать на продолжении строительства «Южного потока», — Томислав Дончев.

Ранее бывший министр энергетики Болгарии Румен Овчаров говорил о том, что Болгария может лишиться до $750 млн в год из-за отказа от «Южного потока».

В июне этого года «Газпром» и австрийская энергетическая компания OMV подписали соглашение по строительству австрийского участка «Южного потока». Это произошло в рамках визита в Вену российского президента Владимира Путина. Целью «Газпрома» является создание такой ситуации, при которой совокупная пропускная способность газопроводов, не проходящих через территорию Украины. Достижима ли эта цель?

Пропускная способность действующего газопровода «Ямал – Европа» составляет 33 млрд кубометров в год, «Голубого потока» – 16 млрд, «Северного потока» – 55 млрд м³/год, белорусских газопроводов – до 20 млрд.

В общей сложности, по этим газопроводам может поставляться до 125 млрд кубометров.

Строительство «Южного потока» с планируемой пропускной способностью 63 млрд кубов позволит увеличить суммарный показатель до 190 млрд в год.

Болгария, Сербия и Венгрия

Строительство «Южного потока» может свести к минимуму роль Украины при транзите российского газа в страны ЕС: гарантированно сохранится лишь очень ограниченный объем транзита – поставки газа в Молдавию и Румынию, западный маршрут поставок в Турцию, с большой долей вероятности – экспорт в Грецию и Италию, некоторые балканские страны.

С экономической точки зрения, такой сценарий выгоден странам-импортерам российского газа и ЕС в целом. Ненадежность Украины в вопросах транзита наиболее ярко проявилась во время «газовых войн» 2006 и 2009 годов.

В ЕС, как и в России, это лишь укрепило представления о том, что Украина должна играть менее активную роль в газовой торговле.

Действительно, в 1998 – 2013 гг. доля Украины в транзите российского газа в страны дальнего зарубежья снизилась с 95 % до 52 %. Но перспектива дальнейшего падения этого показателя неизбежно приведет к усилению политического влияния России на Украину. Поэтому в этом вопросе экономические интересы стран ЕС не совпадают с политическими, и США активно используют это противоречие в своих интересах.

Лоббистские возможности большинства зарубежных стран-участников проекта (Болгарии, Сербии, Венгрии) недостаточны для того, чтобы убедить крупнейшие западноевропейские страны поддержать проект и повлиять на позицию Еврокомиссии, пытающейся применить к «Южному потоку» положения «третьего энергопакета» ЕС. Позиция Брюсселя стала камнем преткновения для участников проекта. Неудивительно, что впервые о ней официально объявили в декабре 2013 г. – после начала кризиса на Украине и заключения договоренностей «шестерки» с Ираном. Правовые аргументы были использованы как предлог для давления на Москву с учетом ее возросшей политической уязвимости.

В конечном счете, «слабым звеном» проекта стала Болгария: премьер-министр Пламен Орешарский не смог противостоять напору со стороны США и 8 июня объявил о временной приостановке работ по «Южному потоку». Проект, первые работы по которому уже начались, буквально «повис в воздухе».

Несмотря на это, 24 июня «Газром» заключил договор о строительстве австрийского (конечного) участка «Южного потока». Заинтересованность «Газпрома» в этой сделке понятна: официально присоединившись к проекту, Австрия становится его влиятельным лоббистом внутри ЕС. Но в чем заключаются австрийские интересы?

Казалось бы, заключение договора несет для Австрии довольно существенные риски. Во-первых, Австрия вскоре начнет работы по проекту, судьба которого не вполне ясна. При этом вспоминается пример Румынии, которая в свое время сделала ставку на неудавшийся проект Nabucco West и после его отмены безуспешно требовала компенсации затрат. Во-вторых, визит Владимира Путина в Австрию, состоявшийся на фоне украинского кризиса, провоцирует недовольство США и ряда стран ЕС: с их точки зрения, тезис об «изоляции» России должны подтверждать хотя бы западные страны.

Согласие Австрии на участие в проекте было обусловлено тем, что она получит особые преимущества, выгодно отличающие Австрию от других его участников.

Само по себе повышение уровня защищенности от возможных перебоев с транзитом не является таким преимуществом. Не являются им и возможные ценовые преференции. Главной причиной, по которой Австрия активно поддержала «Южный поток», является желание стать крупным реэкспортером газа.

В настоящее время Австрия ежегодно потребляет около 9 млрд м³ газа, импортируя из России около 5 млрд кубометров. Пропускная способность «Южного потока» на австрийской границе составит 30–32 млрд кубометров. Если «Южный поток» будет загружен полностью, Австрия может войти в тройку крупнейших импортеров российского газа. Таким образом, даже при частичной загруженности газопровода Австрия получит возможность реэкспортитровать более 10 кубометров газа в год, а при полной загруженности – более 20 млрд кубометров. Это превратит Австрию в крупного игрока на рынке газа: закупая российский газ по цене около 400 долл./тыс.м³ (точные данные неизвестны), она получит возможность продавать его западноевропейским потребителям по цене, доходящей до $700–800 за тысячу кубометров, и получать $3-8 млрд годового дохода.

Такие соображения заставляют Австрию пойти на экономический риск – начать работы по проекту с неясными перспективами итоговой реализации. Политический же эффект от подписания соглашения сглаживается для Австрии тем, что именно перед отлетом в Вену Путин обратился к Совету Федерации с просьбой отменить разрешение на ввод российских войск на территорию Украины.

Неудивительно, что в Вене тон высказываний российского президента был, как и в предыдущие недели, исключительно примирительным.

Газовая сделка в Австрии косвенно свидетельствует о том, что отступление России на Украине будет продолжаться. Активизация российской поддержки Юго-Восточной Украины поставила бы крест на перспективах строительства «Южного потока» в среднесрочной перспективе. Отсутствие таких действий, наоборот, делает проект «Южного потока» гипотетически реализуемым, несмотря на противодействие США, Еврокомиссии и Европарламента. Возможно, западноевропейские страны дадут России завершить реализацию проекта, увязав это с уступками на Украине – по крайней мере, не будут отвергать эту возможность. Ведь даже в этом случае ЕС с целью сохранения российского транзита через Украину сможет применять такие механизмы воздействия на «Газпром», как неполная загрузка газопроводов, идущих в обход Украины. Хотелось бы, чтобы в Москве эти риски учитывались в полной мере. Строительство «Южного потока, в целом, соответствует российским интересам, но должно осуществляться не любой ценой и тем более – не за счет уступок по украинскому вопросу.

Германия, Италия и США

Вашингтон в этой борьбе хочет победить. То есть наладить поставки своего топлива в Европу. И чтобы Брюссель почувствовал «железную руку» Пентагона. Тогда ЕС будет поставлять «мясо» для подавления военного конфликта в Сирии и в целом на Ближнем Востоке.

Конфликт на Украине и между Россией и Европой — это монета, которой Вашингтон собирается воспользоваться. Германия и Италия, промышленники которых постоянно говорят о налаживании диалога с русскими, могут сыграть свою роль. Только будет ли их голоса решающими? Вряд ли.

Кто победит?

«Южный поток» из акватории Черного моря должен был выходить в окрестностях болгарского города Варна. Для России маршрут был оптимальным — глубина не более двух километров, маршрут должен проходить через экономические зоны России, Турции и Болгарии. Все были не против: Москва и София — в силу экономической заинтересованности, Турция — благодаря посулам «Газпрома» на предмет снижения цен на российское «голубое топливо».

«Газпром» обещание исполнил: Турция со следующего года будет получать топливо со скидкой в 6%. Болгария останется ни с чем: газопровод по ее территории не пройдет, а российское топливо она будет получать через действующие связи, которые не предполагают скидку.

Теперь все может решить Анкара. Пойдет навстречу с Россией — получит пинок со стороны Запада. Откажется — не сможет продвинуться на рынке поставок экнергоресурсов в Европу. Турецкий гамбит — он не первый в жизни России, и решать этот спор будет уже не Александр II.

источник