Меню

Почему не будет военной полиции

Игорь Коротченко: военная полиция сможет взять на себя функцию борьбы с дедовщиной

С 1 декабря этого года в Главном управлении боевой подготовки и службы войск начнет действовать отдел военной полиции. Чем будет заниматься этот отдел и кому будет подчиняться, в эфире радиостанции “Вести ФМ” рассказал главный редактор журнала “Национальная оборона” Игорь Коротченко.

– Игорь, здравствуйте!

– Скажите, пожалуйста, 5 тысяч человек – сейчас ориентировочно вот так оценивается контингент военной полиции. Где взять специалистов для военной полиции в таком объеме?

– На самом деле, я полагаю, никаких проблем с набором кадров не будет, учитывая то, что вооруженные силы сокращаются, избыток офицерского состава. Поэтому я думаю, что можно будет из того большого количества офицеров, которые сокращаются, а также тех, кто продолжает служить, отобрать достаточно профессионально подготовленный контингент, который мог бы оставить основу костяка военной полиции. Собственно, я полагаю, что в первую очередь это будут офицеры, которые имеют сухопутное образование и по своему внешнему виду, моральным качествам и психологической устойчивости будут готовы к выполнению этих функций и обязанностей.

– Идея создания военной полиции – она не вчера возникла. Она обсуждалась еще с конца 90-х. В 1998 году прозвучало вот такое предложение, прозвучало оно из уст Владимира Путина и тогда, во время обсуждения этой идеи, отсутствие квалифицированных кадров выдвигалось, собственно, как одна из основных причин, почему военная полиция создана не была.

– Ну, самое главное, чтобы военная полиция могла выполнять свои функции – а это поддержание правопорядка в военных городках, гарнизонах, на улицах крупных городов, где дислоцированы воинские части. Это поддержание правопорядка среди военнослужащих. Это, очевидно, будет выявление и задержание лиц, которые покинули воинский гарнизон и ударились в бега, это пресечение особо тяжелых форм неуставных взаимоотношений, там, где, скажем, какие-либо землячества устраивают буквально стенка на стенку – вот эти все функции – они будут, конечно, лежать в основе деятельности военной полиции. Я полагаю, что эта категория военнослужащих будет выделена особым образом, в том числе будет специальная форма одежды, экипировка и, конечно, большие полномочия и права, в том числе и в проведении первичных расследований особо громких и резонансных воинских преступлений и происшествий.

– А вот что касается подчинения, кстати говоря, это все-таки будет подразделением Министерства обороны или это, как предлагают многие, будет совершенно самостоятельная структура?

– Пока объявлено, что замыкаться военная полиция будет на первого заместителя министра обороны России. Но я полагаю, что в дальнейшем, когда соответствующие документы – все-таки должна быть определенная законодательная база – пройдут обсуждение, скажем, в Государственной Думе, в Совете Федерации, очевидно, свое слово скажет и Верховный главнокомандующий, возможно, мы увидим и некие иные варианты переподчинения. Потому что в ряде случаев, скажем, те или иные органы, которые занимаются контрольными функциями в Вооруженных силах, они должны замыкаться, конечно, не на руководство Вооруженных сил. Ну, к примеру, скажем, у нас есть Главная военная прокуратура – это ведомство автономное от Министерства обороны и замыкается, собственно, на структуру Генеральной прокуратуры. Возможно, что и в варианте военной полиции мы получим какой-то иной вариант подчинения.

– И последний вопрос у меня. В свое время было сказано о том, что высшие чины армейские не будут нести ответственность за случаи дедовщины, которые происходили в их частях, именно для того, чтобы эти случаи были озвучены, для того, чтобы они становились достоянием общественности. Как вы считаете, введение военной полиции в этом плане, оно будет играть на руку или, наоборот, оно каким-то образом будет способствовать тому, чтобы эти факты скрывались?

– Вы знаете, я думаю, что факты дедовщины – они, конечно, должны расследоваться вне зависимости от того, причастны к ним те или иные командиры и военачальники, либо нет. Мне кажется, что военная полиция сможет взять на себя и функцию борьбы с дедовщиной, но для этого, естественно, ее составе должны быть определенные подразделения, которые занимаются, скажем, проверкой и каким-то первичным следствием. На самом деле, что касается борьбы с дедовщиной, у нас помимо системы командиров и начальников соответствующих должностей, степеней, есть еще органы военной контрразведки, которые имеют свой собственный агентурный аппарат на всех этажах командно-административной лестницы Министерства обороны, начиная от генерального штаба и кончая отдельными батальонами, которые тоже информируют по своей линии о том, что происходит. Я думаю, что соединение всех этих усилий, усилий Министерства обороны, военной полиции, военной контрразведки позволит нам все-таки совершить какой-то прорыв вперед.

источник

Военная полиция: что это такое и зачем Украине ее создавать

Как пишет Укринформ, Президент поручил руководству Минобороны создать военную полицию (ВП). «Министр обороны Андрей Загороднюк до 31 декабря должен ввести новую объединенную систему руководства и управления силами обороны, соответствующую стандартам НАТО. Кроме того, в структуре Минобороны должен быть создан современный эффективный правоохранительный орган — Военная полиция», — сообщает пресс-служба Офиса президента.

В целом, тут не придумано чего-то нового — военная полиция есть в большинстве европейских стран, в США и в Канаде, а также у нашего северо-восточного соседа-агрессора. Более того, еще с 2002 года в Вооруженных силах Украины (ВСУ) действует Военная служба правопорядка (ВСП), которая следит за порядком в армии, соблюдением военнослужащими Устава Вооруженных сил. Так вот, в 2015 году законодатели задумались над реформированием ВСП в Военную полицию. Появился тогда и соответствующий законопроект № 1805 (авторства депутатов от тогдашней фракции БПП — Виктора Короля и Николая Паламарчука), в котором сформулированы полномочия военной полиции. Документ, как отмечают юристы, несовершенен, а потому требует правок. Впрочем, похоже, как раз он и станет основой для будущего закона про ВП.

Так о чем говорится в этом законопроекте, в частности, о таких вопросах, как организация, сфера подчинения, функций и механизмов действия? И что известно о западной практике деятельности соответствующего военного органа?

Что это такое, чем будет заниматься и кому подчиняться

Согласно законопроекту № 1805, в котором 27 страниц, военная полиция — это военное правоохранительное формирование, задачей которого будет обеспечение правопорядка среди военнослужащих, военнообязанных и резервистов во время прохождения ими военных сборов; предотвращение, выявление криминальных и других правонарушений, совершенных военнослужащими, а также работниками Министерства обороны и Вооруженных сил Украины, их раскрытие и пресечение.

По мнению авторов, такая полиция усовершенствует организацию обеспечения правопорядка и законности в Минобороны и Вооруженных Силах, правоохранительных органах специального назначения и других военных формированиях. Также речь идет об обеспечении возможности эффективно и оперативно вести расследование наиболее распространенных воинских преступлений, положительно повлияет на уровень национальной безопасности государства.

Что важно, законопроект № 1805 должен наделить военную полицию, помимо стандартных функций, присущих ей в других странах мира (об этом речь пойдет ниже), дополнительными полномочиями. Речь идет о досудебном расследовании коррупционных преступлений, совершенных госслужащими и работниками Министерства обороны Украины и ВСУ при выполнении ими служебных обязанностей в расположении воинской части или на военных объектах.

Министр обороны Украина Андрей Загороднюк и начальник Генерального штаба — Главнокомандующий Вооруженных Сил Украины генерал-лейтенант Руслан ХомчакОбщее руководство Военной полицией, а также руководство ею по вопросам исполнения правоохранительных задач и функций осуществляет министр обороны Украины (то есть президент Украины). Руководство Военной полицией по вопросам выполнения других задач и функций, не отнесенных к компетенции министра обороны Украины, осуществляет начальник Генерального штаба — Главнокомандующий Вооруженных Сил Украины. Осуществлять руководство, контроль и давать поручения Военной полиции любым другим должностным и служебным лицам Минобороны или Генштаба ВСУ запрещено.

Читайте также:  Почему машина иногда не закрывается

Численность военнослужащих и работников военной полиции составляет не менее 1,5 процента общей численности ВСУ (от 3825 человек) и определяется Министром обороны.

В состав Военной полиции входят: органы Военной полиции (главное управление ВП, центральное управление ВП, территориальные управления ВП, зональные отделы ВП), воинские части Военной полиции (специальные отделы ВП, дисциплинарный батальон, Центр специального назначения ВП), а также Учебный центр военной полиции.

Кроме того, в зависимости от задач возложенных на территориальные органы (военные части) ВП в их состав включаются структурные подразделения: следователи, оперативно-розыскные, предотвращения, выявления преступлений и других правонарушений, охраны, патрульно-постовой службы и розыска, военной инспекции безопасности дорожного движения, специального назначения, служебных расследований, режимной службы, подразделения ВП в отдельных гарнизонах, подразделения, обеспечивающие выполнение задач по назначению и повседневную деятельность ВП.

Почему документ не приняла еще прошлая Рада?

Как мы уже упоминали, законодатели хотели наделить военную полицию дополнительными полномочиями, в частности досудебного расследования коррупционных преступлений, совершенных служащими и работниками Минобороны и ВСУ, на что общественность и экспертная среда отреагировала вопросом: мол, а не приведет ли это к хаосу и полному переплетению полномочий антикоррупционных органов? Ведь, кроме НАБУ, которое согласно ч.5 ст.216 УПК имеет широкие процессуальные полномочия при досудебном расследовании коррупционных преступлений, в том числе совершенных служащими и работниками Министерства обороны и ВСУ, есть еще ГБР, которое согласно ст.5 Закона «О ГБР» имеет полномочия по расследованию военных преступлений.

По мнению доктора юридических наук, профессора, заслуженного юриста Украины Николая Хавронюка, законопроект противоречит Конституции. В частности, он нарушает статью 17, в которой четко определено, что воинские формирования, в отличие от полицейских органов, никем не могут быть использованы для ограничения прав и свобод человека.

Николай Хавронюк«Согласно законопроекту, права военнослужащих ограничиваются другими такими же военнослужащими. Такое ограничение может осуществляться только специально подготовленными лицами, выполняющими полицейские функции. Поэтому военную полицию нужно создать как воинское формирование. Но тогда она не может выполнять следственные и оперативно-розыскные функции, а только функции охраны», — отметил господин Хавронюк.

Если же военной полиции хотят предоставить следственные функции, тогда, говорит юрист, она не может состоять из военнослужащих: «Это должны быть либо госслужащие, или специалисты по рангам. То есть либо надо вносить изменения в Конституцию, или создавать такое подразделение не из военных, а из обычных полицейских, тоже не совсем целесообразно».

Также господин Хавронюк отмечает, что не вполне понятно, кто будет защищать права подозреваемых в военных преступлениях, ведь каждый имеет право на защиту. «Могут ли это делать адвокаты, специализирующиеся на уголовных делах? Насколько компетентны суды общей юрисдикции? Когда-то существовал военный трибунал, однако к его беспристрастности было много вопросов. Военных судов нет… «, — считает эксперт. И добавляет: что есть еще один момент — военная тайна. «Если преступление связано с военной тайной, то обычный суд не может его рассматривать. То же самое можно сказать об адвокатах».

Итак, вопросов к законопроекту о военной полиции было немало, документ не совершенен, в нем нужно менять многое. О чем, собственно, недавно сообщила заместитель комитета ВР по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки Марьяна Безуглая: «Для наработки законопроекта о военной полиции создается рабочая группа из числа народных депутатов Украины — членов Комитета по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки, Комитета по вопросам правоохранительной деятельности и представителей соответствующих заинтересованных государственных органов».

Как это решено в мире: в западных странах и РФ

Военная полиция США насчитывает более 30 тысяч человек. Американские военные полицейские поддерживают дисциплину среди военнослужащих, ведут расследование военных преступлений, а также участвуют в антитеррористических мероприятиях.

Численность оенной полиции в Германии — около 4500 человек, они охраняют военные объекты, органы управления, обеспечивают безопасность транспортных перевозок, поддерживают дисциплину в воинских формированиях. В Великобритании численность военно-полицейских подразделений превышает 5 тысяч, там полиция Минобороны обеспечивает безопасность военнослужащих, охрану вооружения, военной техники и имущества на военных объектах. Похожие структуры также есть в Японии, Израиле, Италии, Франции, Китае, Нидерландах, Иране, Турции, Индии, Пакистане.

Кстати, что интересно, военная полиция Швейцарии комплектуется из полицейских, которые проходят срочную военную службу. Функции военной полиции те же, что и полиции вообще. Военная полиция, как и гражданская, имеет право задержать человека на 12 часов. А суд должен принять решение о дальнейшем содержании под стражей. Кстати, самое распространенное там воинское преступление — уклонение от воинской обязанности — 70% всех рассмотренных дел. Кроме того, в Швейцарии работают военные суды и военная прокуратура. Все преступления, совершенные военнослужащими, подлежат юрисдикции этих судов. Но дисциплинарные взыскания, к которым относится и краткосрочное заключение под стражу, налагаются командирами воинских подразделений.

Собственно, РФ… Официально военная полиция появилась там относительно недавно — в 2014 году (де-факто существовала уже давно). Согласно положению о Главном управлении военной полиции Министерства обороны Российской Федерации, в полномочия военной полиции входит: укрепление правопорядка и воинской дисциплины в ВС РФ, обеспечение безопасности дорожного движения в ВС РФ (военная автоинспекция), обеспечение охраны особо важных и сверхсекретных режимных объектов, находящихся в подчинении Минобороны.

Военные полицейские отвечают за исполнение наказаний в отношении военнослужащих, а также наравне с начальниками гарнизонов назначают поощрения и взыскания. Штатная численность военной полиции РФ на 2017 год составляет 10 тысяч человек. Стоит упомянуть еще одно: с 2016 года по настоящее время батальоны военной полиции РФ на основе ротации выполняют специальные задачи на территории Сирии, как то — охрана важных объектов размещенной там группировки российских войск и тому подобное.

Об их численности, конечно, ничего не известно. Впрочем, по информации росСМИ, в конце октября т.г. РФ решила усилить контингент в Сирии 276 военными полицейскими и 33 единицами военной техники. «Эти силы будут направлены для выполнения заключенных недавно российско-турецких договоренностей», — пишет российское издание «Ведомости».

источник

Военной полиции не будет

Минобороны окончательно отказалось от идеи создания в Вооруженных силах военной полиции. Взамен этого предполагается реформировать военные комендатуры, сделав их межведомственными. На эти обновленные “образования правопорядка”, собственно, и будут возложены функции военной полиции. Положение о межведомственных военных комендатурах уже подготовлено и разослано для согласования во все профильные ведомства – МВД, ФСБ, МЧС, ФСО. Как ожидается, особых замечаний предложения военных не вызовут. Так что уже в следующем году силовики станут следить за дисциплиной в своих подразделениях по-новому.

О том, что военная полиция не станет “волшебной таблеткой” от “дедовщины” в армии вице-премьер – министр обороны Сергей Иванов признавался еще несколько месяцев назад в ходе выступления в рамках “парламентского часа” в Госдуме. И тут же предложил иной путь решения проблемы – воссоздать гауптвахту, отменить дисциплинарные батальоны, передав функции содержания под стражей провинившихся военнослужащих ГУИНу, а также придать полномочия военной полиции военным комендатурам, которые и так уже есть в каждом населенном пункте страны, где есть воинские формирования.

Мысль главы военного ведомства развил дальше его первый заместитель генерал Александр Белоусов, сообщивший, что Минобороны решило не создавать новое, а модернизировать существующее структурное образование – военные комендатуры. Им будут переданы некоторые функции, которые сейчас выполняют сами войска. В частности первичное дознание, несение патрульной службы, охрана гауптвахт, а также розыск военнослужащих, самовольно оставивших части. В военных комендатурах будут увеличены штаты, появятся новые подразделения. Все это будет делаться в рамках штатной численности Вооруженных сил. Так, после ликвидации не нужных армии дисциплинарных батальонов подразделения, занятые их охраной, будут переданы комендатурам.

Читайте также:  Почему мне мужьями не везет

В Минобороны говорят, что комендатуры начнут формироваться в 2007 году на базе уже существующих. Наводить порядок эти органы, подчиняющиеся Минобороны, будут во всех ведомствах, где предусмотрена военная служба: МВД, ФСБ, МЧС, ФСО. Межведомственные комендатуры будут напрямую подчиняться командующим войсками соответствующих военных округов. Таким образом, силовикам фактически придется жить по законам военного времени, ведь по действующему законодательству подчинение военнослужащих всех силовых структур военным комендантам происходит в случае начала войны. По этому поводу в Минобороны даже пошутили, что война действительно идет – с “дедовщиной”. А раз так, то и меры, принимаемые для противодействия этому явлению в войсках, вполне адекватные.

Впрочем, оптимизм военных не столь однозначен. Как говорят эксперты, в армии идет банальная подмена понятий. Военные комендатуры существовали всегда. Но они никак не влияли на “дедовщину” в войсках. В отличие от военной полиции, которая могла бы постоянно находиться на территории воинской части и следить за правопорядком, а в случае необходимости оперативно влиять на ситуацию в подразделениях, межведомственные комендатуры, как и их предшественницы, будут находиться вне территорий воинских частей. То есть будут жить своей собственной жизнью.

Одна из причин, почему военные согласились на такой вариант вместо того, чтобы радикально реформировать систему соблюдения законности в армии, состоит в том, что Минобороны попросту испугалось создавать еще одно никому не подчиняющееся силовое ведомство – военную полицию. Об этом, в частности, в интервью одной из центральных газет заявил статс-секретарь Минобороны Николай Панков. В итоге силовики получат слегка модифицированный слепок советской правоохранительной системы. Межведомственная комендатура – это, по мнению многих экспертов, неповоротливый монстр, не способный оказать какое-то эффективное влияние на ситуацию в воинских коллективах, зато строго подчиненный вышестоящему командованию. Понятно, что при таком раскладе руководство силовых ведомств всегда сможет при необходимости «отбелить» проштрафившихся или повернуть невыгодную для себя ситуации в «нужное» русло.

источник

Чем Военная полиция РФ воюет в Сирии? «Некрасивое» фото раскрыло правду

Пока по ТВ показывают исключительно новое оружие и технику, часть солдат вооружают самым настоящим «старьем».

В конце октября в Сети появилась серия крайне неожиданных фотографий с севера Сирии. На них была запечатлена группа военных полицейских, осуществляющих патрулирование очищенного от боевиков района. При этом, в качестве оружия, солдаты использовали… автоматы АКС образца 1947 года!

С производства этот автомат был снят еще в конце 50-х годов, когда армейского руководство заменило его на более технологичный и эффективный АКМ, который, в свою очередь, также уже давным-давно не производится.

Ни для кого не секрет, что участие России в сирийской войне преследует не только важные политические цели, но и является и масштабной «пиар-акцией» обновленного облика ВС РФ. А в этой связи видеть подобное «старье» в руках солдат, рискующих жизнью и находящихся в паре километров от линии фронта, очень странно.

Военные полицейские с автоматами АКС. Внушительный возраст моделей выдают цельнометаллические магазины, деревянные части и отсутствие дульных компенсаторов.

При этом, дополняет эту плачевную картину пистолет ПМ, который виден в нагрудной кобуре у одного из офицеров. Это оружие также «передает привет» из 50-х годов прошлого века и, хоть и славится своей огромной надёжностью, совершенно не подходит для применения в интенсивных вооруженных конфликтах.

Напомним, что официальные представители Минобороны еще больше года назад заявили о том, что ПМ «уходит в прошлое» и полностью заменяется на новый пистолет «Удав». Однако, когда именно разрекламированный «Удав» доберется-таки до боевых подразделений, как обычно, говорить никто не берется.

По итогу можно сделать однозначный вывод о том, что некоторые подразделения армии до сих пор снабжаются по «остаточному принципу». То есть получают исключительно то оружие и снаряжение, которое осталось на складах, после того, как все более современное и хорошее уже кому-то раздали.

Конечно, в руках подготовленного бойца даже старый автомат остается грозным оружием, однако видеть подобные «реликты» в руках солдат ВС РФ в 2019 году все-таки не хочется.

источник

Путин разрешил военной полиции задерживать военнослужащих ФСБ

Военная полиция Вооруженных сил России сможет задерживать, проверять документы и отправлять на медосвидетельствование военнослужащих ФСБ, говорится в Уставе военной полиции. Документ был утвержден президентом России Владимиром Путиным и опубликован на сайте Кремля.

«Для поддержания правопорядка, воинской дисциплины и пресечения преступлений, совершаемых военнослужащими, проходящими военную службу по призыву в органах Федеральной службы безопасности и органах государственной охраны, находящихся за территориями воинских частей, в которых они проходят военную службу, военная полиция наделяется полномочиями в соответствии со статьями 24 и 25 настоящего устава», — говорится в нем.

Службу наделили широкими полномочиями — от противодействия преступности до обеспечения порядка в воинских частях. Одной из важнейших функций, прописанных в документе, станет борьба с дедовщиной и воровством имущества вооруженных сил. Согласно уставу, полицейские смогут проводить в гарнизонах внезапные проверки с целью обеспечения законности и правопорядка.

Военная полиция подчиняется непосредственно министру обороны. Она должна защищать жизнь и здоровье, права и свободы военных и гражданского персонала вооруженных сил, а также заниматься обеспечением законности, правопорядка и воинской дисциплины.

Впервые о необходимости создания в России военной полиции заявил президент Владимир Путин на пресс-конференции 31 января 2006 года, комментируя инцидент, произошедший в Челябинском танковом училище, где в результате нанесенных сослуживцами побоев был искалечен солдат срочной службы. Тем не менее процесс создания ведомства затянулся, в том числе в силу противоречий относительно полномочий вновь создаваемой службы. Так, по информации некоторых СМИ, спор относительно прав военной полиции стал одной из причин конфликта между военным ведомством и ФСБ при предыдущем министре обороны Анатолии Сердюкове.

источник

Минобороны предлагает ввести институт военной полиции в Российской армии

Во вторник в Министерстве обороны снова заговорили о создании военной полиции в Вооруженных силах. Как сообщает «Интерфакс» со ссылкой на неназванный источник в Минобороны, свою работу военная полиция может начать уже в 2010 году. До этого, 1 декабря 2009 года, в Главном управлении боевой подготовки и службы войск появится соответствующий отдел. Предполагается, что численность военной полиции, основной функцией которой будет поддержание правопорядка в армии, в будущем составит около 5 тыс. человек, а структура управления у нее будет вертикальная – от отдельной части до военного округа. Подчиняться полиция будет первому заместителю министра обороны, должность которого сейчас занимает генерал-полковник Алексей Колмаков. Кто именно будет служить в военной полиции – контрактники или призывники – еще неясно.

Идея создания военной полиции в Российской армии не нова.

Впервые о ведении соответствующего института в качестве эксперимента в Минобороны заговорили в 1998 году. Планировалось создать полицейские подразделения в двух военных округах и на Северном флоте, но эти планы из-за нехватки денег так и не осуществились.

Что такое военная полиция

В январе 2006 года на волне показательной борьбы с дедовщиной ввести военную полицию предложил занимавший на тот момент президентский пост Владимир Путин. До этого в России произошло сразу несколько громких скандалов, связанных с дедовщиной. В частности, в центре внимания СМИ оказалось дело курсанта Челябинского танкового училища Андрея Сычева, после издевательств сослуживцев оставшегося без ног и гениталий. «Это ужасно, то, что произошло в Челябинске. — говорил Путин. – Я не собираюсь перекладывать ответственность. Министр обороны подготовил и сделает мне в ближайшее время предложения по качественному улучшению этой работы, включая возможное создание военной полиции». «Российская армия — это часть нашего общества. Контроль за соблюдением законности в вооруженных силах должен быть ужесточен», — заключил он.

Читайте также:  Почему мне не удобно сидеть

Аналогичные меры по борьбе с неуставными отношениями в Российских вооруженных силах годом раньше в своем докладе «О соблюдении прав граждан в связи с прохождением военной службы по призыву» предлагал уполномоченный по правам человека Владимир Лукин. Омбудсмен предлагал передать военным полицейским оперативно-розыскные и следственные функции, несение патрульно-постовой службы, охрану и досмотр военных грузов, а также конвоирование задержанных. Сейчас расследованием инцидентов в армейских частях занимаются следственные управления при военных прокуратурах, а конвоем, охраной грузов и патрулированием – обычные военнослужащие.

Правда, Лукин особо подчеркивал, что вертикальная структура управления военной полиции противопоказана.

Необходимо, говорил он, чтобы военная полиция стала самостоятельным органом — не находились в подчинении у военного командования и финансировались по отдельной статье бюджета. Идею Лукина поддержал президент, а затем одобрили и высокие чины Минобороны. Против высказывался только главный военный прокурор Сергей Фридинский, в 2007 году заявивший, что гарантий, что армия «не получит тот же беспредел, о котором все время говорят в отношении милиции», нет.

Сейчас эксперты и правозащитники, к которым за комментарием обратилась «Газета.Ru», говорят, что Фридинский, скорее всего, был прав.

«Нужно очень аккуратно подходить к подбору кадров, если военную полицию все-таки будут создавать. Это должны быть обученные люди, контрактники. Пусть их научат охранять и конвоировать осужденных и подследственных, сопровождать денежные средства и так далее. Пока этим занимаются то офицеры, то обычные солдаты, а это не их функции», — говорит старший научный сотрудник центра международной безопасности ИМЭМО РАН Владимир Евсеев. Самое главное, считает эксперт, это дать военным полицейским полную независимость от командования военных частей: «Пусть подчиняются начальнику гарнизона и будут хорошо обеспечены, чтобы они реально выполняли свои функции, а не были дубинкой». Однако напоминает Евсеев, если в Минобороны хотят усилить дисциплину в армии, то существуют военные коменданты, которые, согласно Уставу гарнизонной и караульной службы, и так обязаны заниматься «разработкой мероприятий и организацией контроля за соблюдением военнослужащими воинской дисциплины в гарнизоне».

«Так почему бы просто не расширить их полномочия? Военные коменданты вполне в состоянии выполнять все те функции, о которых говорят в Минобороны, а создание военной полиции, где будут служить 5 тысяч человек, больше похоже на попытку хоть как-то трудоустроить сокращенных в ходе реформы военных», — говорит председатель Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова.

Идею создания военной полиции она называет «мертворожденной» и считает, что в Минобороны торопят события: «Если уж они собираются что-то такое делать в 2010 году, то нужен соответствующий закон, который бы определил статус этих полицейских, их права и обязанности».

В комитете Госдумы по обороне говорят, что пока разработкой таких документов никто не занимался. «Я ничего не слышал о работе над таким законопроектом», — сказал «Газете.Ru» зампред комитета Михаил Бабич.

источник

В Украине создадут военную полицию: почему это важно и какие страны будут помогать

Невыполнение приказа, дезертирство, хищение имущества – правонарушения, совершенные армейцами, имеют свою специфику. Чтобы раскрыть их, необходимы усилия не только правоохранительных органов, но и военных.

Обеспечением закона в ВСУ занимается Военная служба правопорядка. Впрочем ее полномочия значительно шире, чем просто проверка и задержание солдат. Как работает служба и почему в Украине может появиться военная полиция – читайте ниже.

Недавно прошли учения Rapid Trident 2019 на Яворивском полигоне на Львовщине. За действиями украинских правоохранителей пристально наблюдали американские коллеги.


Учения Rapid Trident 2019 / Скриншот с видео

Перед военными встало очередное задание – группа офицеров во время переговоров в только что освобожденном городе попала в засаду. Так называемые “диверсанты” подстрекнули местное население к неповиновению. Жизнь украинских воинов оказалось под угрозой. Самостоятельно справиться с разгневанной толпой им было не под силу. Именно тогда и были экстренно вызваны бойцы Военной службы правопорядка.

Что известно о Военной службе правопорядка?История этого формирования началась в 2002 году. С тех пор оно выполняет широкий круг задач по поддержанию закона в ВСУ – от профилактики правонарушений и документирования совершенных преступлений к обезвреживанию вражеских диверсантов и охраны иностранных делегаций.

Впрочем, перед военными Службы часто стоят и вполне боевые задачи. Да, личный состав формирования участвовал в миротворческих операциях, военных действиях на Донбассе и имеет боевые потери. И ныне Военная служба правопорядка постоянно дислоцируется на Востоке нашей страны.

Среди обязанностей бойцов формирования – поддержание правопорядка, профилактика правонарушений, обеспечение беспрепятственного передвижения автоколонн военных и борьба с диверсионными группами противника.

В зоне проведения ООС действуют специальные комендатуры Военной службы правопорядка. Там, где идут бои, патрульные работают на улицах круглосуточно стоят на страже спокойствия местных жителей, с усердием защищают почтовые отделения, железнодорожные станции и блокпосты, чтобы не допустить вывоз оружия.


Бойцы Военной службы правопорядка в зоне ООС / Скриншот с видео

В 2015 году Украина объявила амбициозную цель – переход на стандарты НАТО. Их внедрение является важным элементом на пути к повышению уровня боеспособности армии.

В сентябре этого года Минобороны Украины анонсировало законопроект о создании военной полиции. Новый орган будет сформирован по стандартам НАТО и должен стать правопреемником военной службы правопорядка. Военные полицейские будут выявлять коррупцию и преступные схемы в Вооруженных силах и будут иметь право осуществлять досудебное расследование преступлений, в том числе с зоне боевых действий.

Какие страны будут помогать создавать военную полицию в Украине

Страны НАТО активно способствуют реформированию украинских военных правоохранителей.

• Канада помогает в организации и проведении курса применения силы, оказывает материально-техническую помощь.

• Чехия проводит обучение по ведению следствия.

• Польские коллеги помогают с воплощением доктрины военной полиции.

• Правоохранители Великобритании проводят курсы содержания осужденных, отработки боев в городе и оказания первой медицинской помощи.

• Литовские партнеры устраивают курсы организации и проведения полицейских операций, курсы выживания и курсы охраны VIP-персон.

Как будут учить военных полицейских?

В течении трех месяцев военные правоохранители должны освоить 9 модулей. Под руководством опытных инструкторов они получают профессиональные навыки по программам, адаптированным к стандартам НАТО по подготовке военных полицейских.


Будущих военных полицейских уже начали обучать / Скриншот с видео

Подготовка военных правоохранителей происходит по нескольким направлениям. Это и особенности охраны высокопоставленных лиц и патрулирование в городе в условиях боевых действий, и противодействие самодельным взрывным устройствам. Инструкторы подчеркивают: военный полицейский должен быть готов к действиям в любой ситуации.

В рамках обучения военные правоохранители отрабатывают и элементы тактической, медицинской подготовки, а также выносливости и стрессоустойчивости. Инструкторы настаивают, что бойцы к бою должны быть готовы не только физически, но и психологически. Армейцы изучают опыт стран НАТО и отрабатывают новые методы прикрытия и борьбы с противником.

В каких странах есть военная полиция?

Сегодня военная полиция успешно функционирует в странах НАТО. В Великобритании и Канаде численность военных правоохранителей составляет 2% от общего количества армейцев.

Военная полиция США насчитывает более 30 тысяч человек. Американские военные правоохранители поддерживают дисциплину среди армейцев, расследуют преступления, а также участвуют в антитеррористических мероприятиях.

источник

Adblock
detector