Меню

Почему не будет турецкого потока

«Будет запущен в срок»: газопровод «Турецкий поток» введут в эксплуатацию к концу 2019 года

На северо-западе Турции в плановом режиме завершаются работы по сооружению магистрального газопровода «Турецкий поток». Ожидается, что он будет введён в эксплуатацию до конца 2019 года, сообщила агентству «Анадолу» представитель консорциума «Турецкий поток» Аслы Эсен.

«Проект, как и запланировано, будет введён в эксплуатацию в конце 2019 года. Завершено более 70% работ в рамках строительства приёмного терминала в посёлке Кыйыкёй, которое считается последним этапом реализации проекта. Поэтому, несомненно, трубопровод будет сдан в эксплуатацию в срок», — заявила представитель компании.

По её словам, после завершения прокладки морского участка газопровода начались испытания по его устойчивости и безопасности. Также закончено строительство сухопутного участка «Турецкого потока» на территории России.

Аналогичные оценки относительно сроков запуска газопровода в конце апреля давали в «Газпроме», а до этого Владимир Путин по итогам переговоров с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом заявил, что российский газ по этому маршруту начнёт поступать к турецким потребителям уже в этом году.

Речь идёт о первой нитке газопровода мощностью 15,75 млрд кубометров в год, которая предназначена для поставок на внутренний рынок Турции (сейчас этот объём идёт транзитом через Украину и Болгарию).

В дальнейшем, после расширения мощности газопровода и завершения строительства его второй ветки, начнутся транзитные поставки в Европу. Однако маршрут второй нитки «Турецкого потока» пока не назван, хотя, по всей видимости, он пройдёт через Болгарию, Сербию и Венгрию в Австрию, где находится Центрально-европейский газовый хаб в Баумгартене. При этом также рассматривается вариант маршрута через территорию Греции.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков в беседе с RT отметил, что продление «Турецкого потока» в страны Европы, вероятно, будет осуществляться постепенно.

«Всё, что зависит от России, исполнено. То, что зависит от европейцев, под большим вопросом. Думаю, вторая нитка будет запускаться постепенно», — добавил эксперт.

Отметим, что в середине апреля первый вице-премьер Сербии Ивица Дачич сообщил о начале работ на участке «Турецкого потока», расположенном на территории страны (его планируют построить к середине декабря). При этом Дачич заявил, что в Белграде не намерены дожидаться окончания строительства болгарского участка газопровода.

В свою очередь, оператор болгарской ГТС «Булгартрансгаз» сообщил, что уже определился с подрядчиком для проектирования и строительства участка газопровода по территории страны. Кроме того, глава МИД Венгрии Петер Сийярто заявил о готовности рассмотреть альтернативные маршруты поставок углеводородов «с юга».

«Наши друзья и союзники призывают нас к диверсификации. Мы хотели бы это сделать, но проблема заключается в том, что решение вопроса, сможем ли мы диверсифицировать наши источники и маршруты поставок, зависит от наших союзников», — отметил Сийярто в ходе обсуждения в Брюсселе вопросов поставки в Европу американского СПГ.

Исключение из норм третьего энергопакета

Стоит отметить, что «Турецкий поток» и «Северный поток — 2» станут важными элементами обеспечения энергетической безопасности Европы, поскольку продолжение транзита через территорию Украины до сих пор остаётся под вопросом.

На этом фоне глава «Нафтогаза» Андрей Коболев в начале мая (и в преддверии очередных трёхсторонних переговоров по транзитному соглашению) высказал мнение, что «Газпром» не успеет до конца года построить и запустить «обходные газопроводы». Хотя российская сторона готова к пуску «Турецкого потока», а «Северный поток — 2» уже проложен примерно на 50% (его строительство рассчитывают завершить к концу 2019-го).

Впрочем, российская сторона может столкнуться с определёнными трудностями, связанными с вводом в эксплуатацию «Северного потока — 2». По словам ведущего аналитика Фонда национальной энергетической безопасности Игоря Юшкова, после прокладки морской части газопровода участникам проекта предстоит решить две проблемы. Первая из них — подготовка наземной инфраструктуры в Германии, Чехии и Австрии, которая может быть не завершена к 1 января 2020 года. Вторая — распространение действия европейского энергетического законодательства на морские газопроводы.

«ЕС распространил действие третьего энергопакета на морские газопроводы. Теперь непонятно, каким будет регулирование «Северного потока — 2». Есть вероятность, что на первом этапе Евросоюз запретит использовать его на полную мощность и трубопровод можно будет загрузить лишь на 50%. Но в 2020 году это не будет критической проблемой, потому что «Газпром» и так бы не смог загрузить его, поскольку все газопроводы наземной части, видимо, не будут готовы», — рассказал Юшков.

Собеседник RT добавил, что дальше «Газпром» будет требовать исключения «Северного потока — 2» из норм третьего энергопакета (комплекса антимонопольных законов, призванных развивать конкуренцию).

«Конкуренция в море, где один поставщик, одна труба, — там её потенциально быть не может. «Газпром» будет это доказывать на уровне Евросоюза. С «Северным потоком — 1» он смог это доказать», — подытожил эксперт.

источник

Почему не будет турецкого потока

Пока США и Украина ожесточенно боролись против «Северного потока – 2», произошло другое важное историческое событие. С опережением графика было закончено строительство морской части газопровода «Турецкий поток». Его свидетелями стали президенты России и Турции. Почему же этот газопровод вызывает меньше шумихи за океаном?

Президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в режиме телеконференции из Стамбула приняли участие в церемонии завершения строительства морской части газопровода «Турецкий поток». Они дали команду на сварку замыкающего стыка второй нитки. По дну Черного моря на глубине 2000 м и более проложено в общей сложности 1800 км труб.

Путин заметил, что добыча и транспортировка газа на самом деле совсем не примитивная работа, не просто дырку в земле просверлить и газ качать. Это сложный, высокотехнологичный процесс. И в ходе строительства газопровода также применяются самые новые технологические решения, используется самая современная техника, соблюдаются строгие экологические стандарты и нормы.

Причем работы ведутся с опережением графика. Ранее планировалось завершить морскую укладку только в декабре 2018 года, однако это удалось сделать на полтора месяца раньше. Теперь судно-трубоукладчик Pioneering Spirit освободилось и может отправиться на другой важный проект Газпрома – «Северный поток – 2», где его уже ждут. С учетом перехода судно должно появиться в российских территориальных водах Балтийского моря до 1 декабря и начать здесь укладку труб «Северного потока – 2». По данным на 6 ноября, на дно Балтийского моря уже уложено более 200 км газопровода, но теперь темпы укладки труб планируется нарастить.

Что касается «Турецкого потока», то здесь предстоит закончить строительство сухопутной части газопровода по турецкой территории, чтобы ввести его в эксплуатацию в 2019 году по плану.

Эрдоган заявил об исторической значимости проекта «Турецкий поток» для отношений двух стран. «Турция входит в тройку крупнейших покупателей газа России после Германии и Италии. Два морских газопровода – «Голубой поток» и «Турецкий поток» – позволят России поставлять Турции весь объем газа напрямую без транзитера. Мы все больше и больше клиентов переводим на прямые поставки. В этом важное историческое значение», – объясняет эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

В более глобальном смысле, чем больше страны торгуют между собой, тем сложней им не учитывать интересы друг друга. «На примере России и ЕС видно: если бы мы не торговали газом с Европой, то вся эта история с санкциями была бы гораздо жестче. Эта взаимная зависимость является, по сути, газовым сдерживанием по аналогии с ядерным сдерживанием. Все друг от друга зависят, что позволяет удерживать баланс и учитывать интересы друг друга», – считает собеседник.

Владимир Путин выразил признательность президенту Турции за проявленное им мужество и политическую волю для реализации этого проекта. «Почему? Да потому что в условиях растущей конкуренции без этого подобные проекты не реализуются!» – добавил Путин. По его словам, «Турецкий поток» не направлен против кого-либо, а демонстрирует умение государств защищать национальные интересы.

«(Проект), безусловно, сделает из Турции серьезный европейский хаб. И это отразится на геополитическом положении Турецкой Республики», – сказал Владимир Путин. Проект имеет большое значение для экономического развития и Турции, и всего Черноморского региона.

В последнее время США и Украина зациклились в основном на «Северном потоке – 2» и, кажется, совсем забыли про «Турецкий поток». Хотя только одна нитка «Турецкого потока» предназначена для турецкого рынка, а вторая – для европейского. И этот проект также лишает части транзита Украину. Почему за океаном ожесточенно критикуют именно «Северный поток – 2»?

Для США важней остановить в первую очередь именно «Северный поток – 2», потому что его мощности существенно больше (63 млрд кубов в год против 31,5 млрд кубов у «Турецкого потока»), и поле для политических спекуляций здесь шире. «Они могут апеллировать и к европейским ценностям, и к доле Газпрома на европейском рынке, и к стратегии ЕС. К тому же американцы могут давить через Трансатлантическое партнерство. Но даже несмотря на это «Северный поток – 2» строится, и вряд ли уже его возможно остановить», – считает Юшков.

Читайте также:  Все время мерзнет поясница почему

Мощности «Турецкого потока» меньше, поэтому и ущерба украинскому транзиту он нанесет меньше. «И давить на Турцию в газовом вопросе американцам намного сложней, чем на европейцев. Апеллировать к европейским нормам, к диверсификации поставок, росту доли России в отношении Турции абсолютно бессмысленно. Турки в этом плане гораздо более самостоятельные, чем европейцы. Их просто так не продавишь. К тому же отношения США и Турции ухудшились в последние годы», – говорит эксперт.

Однако сказать, что судьба «Турецкого потока» безоблачна, ни в коем случае нельзя. Если вспомнить, то этот проект прошел через тернии к звездам. Начнем с того, что заокеанские конкуренты добились уничтожения проекта «Южный поток» в 2014 году. А «Турецкий поток» – это неожиданный ответ двух стран Вашингтону. Изначально это должен был быть четырехниточный газопровод мощностью 63 млрд кубометров в год, однако сбитый Турцией российский военный самолет чуть было не похоронил его заживо. Вскоре проект восстал из пепла, но в укороченном варианте – двухниточном (мощностью 31,5 млрд кубов).

Ради этой трубы Россия пошла на уступки своему партнеру. Во-первых, Газпрому пришлось уйти с высокомаржинального внутреннего газового рынка Турции. Во-вторых, предоставить ей скидку на газ.

При этом политические риски и проблемы вокруг «Турецкого потока» вряд ли закончились. Основная битва еще впереди. За спиной «Северного потока – 2» стоит сильная Германия, которая способна противостоять США, а также пять крупнейших европейских компаний – партнеров Газпрома: немецкие Wintershall и Uniper, австрийская OMV, нидерландско-британская Royal Dutch Shell и французская ENGIE. В то время как на юге Европы ситуация совсем иная. Здесь, во-первых, куда больше поставщиков газа, чем на севере Европы. Летом в Турции, например, запустили Трансанатолийский газопровод (TANAP) для поставок азербайджанского газа в Европу (6 млрд кубов в год в Турцию плюс 10 млрд в ЕС). Во-вторых, здесь находятся менее влиятельные европейские покупатели газа.

«Сейчас все понимают, что даже санкции уже вряд ли остановят строительство «Северного потока – 2». Поэтому американцы и остальные критики переключатся на вторую нитку «Турецкого потока». Здесь шансы для успешной борьбы выше, так как заинтересованные во второй нитке трубы европейские страны менее самостоятельные и сильные, чем Германия. Особенно Болгария, которая один раз уже показала это. Да и Грецию могут напугать», – говорит Юшков.

В-третьих, Россия до сих пор не определилась с маршрутом второй нитки, по которому газ из Турции будет поступать в Европу. Это может быть путь через Болгарию, Сербию, Венгрию в Австрию. Либо через Грецию в Италию или даже из Греции на север Европы.

Возможно, интрига сохраняется специально для того, чтобы усложнить игру политиков США. Но американцы уже начинают свою атаку.

Буквально недавно они стали упрекать Сербию в том, что она покупает только российский газ, а венгерский президент запел о необходимости покупать более дорогой СПГ с литовского СПГ-терминала. Без американцев здесь вряд ли обошлось.

«Возможно, что окончательный маршрут не называется специально для того, чтобы американцы не знали, на кого именно из европейцев давить. Однако такими хитростями можно самих себя загнать в угол. Чем дольше ждешь, тем сложнее потом реализовать проект. Надо уже определиться, куда мы хотим построить газопровод – в Болгарию или Грецию», – считает эксперт ФНЭБ.

Наиболее выгодный маршрут, конечно, через Болгарию в Австрию. Во-первых, он повторяет путь «Южного потока», который был ранее детально проработан. Во-вторых, позиция Болгарии перед ЕК теперь выглядит крепче, чем четыре года назад. «София может апеллировать к Германии. Если немцы построили себе прямой газопровод из России, значит, это не политический, а экономический проект. Тогда почему Болгарии нельзя тоже построить такой же газопровод, причем меньшей мощности?» – отмечает эксперт.

Кроме того, как только будет запущена первая нитка «Турецкого потока», поставки газа в Турцию по трубе с севера на юг через Украину и Болгарию остановятся. Анкара начнет получать газ напрямую из России. Соответственно, можно будет качать газ из Турции в Болгарию в реверсном режиме по уже готовому газопроводу.

источник

«Турецкий поток» становится предметом интриг и политического торга

Труба в Европу

«Газпром» завершил строительство 930-километрового морского участка газопровода «Турецкий поток». По этому случаю президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган встретились 20 ноября в Стамбуле на торжественной церемонии запуска участка газопровода. Дальше предстоит строительство новых веток, и вот тут могут возникнуть сложности – у «Турецкого потока» есть немало противников. Не постигнет ли дорогостоящий проект судьба отменённого ранее «Южного потока»?

Церемония прошла красиво. Прямо в ходе праздника Путин дал команду начать эксплуатацию объекта, а глава «Газпрома» Алексей Миллер распорядился спустить газопровод в воду. Одновременно российский президент поблагодарил турецкого коллегу за «мужество и политическую волю» в реализации проекта, без которых «в условиях растущей конкуренции подобные проекты не реализуются». Тут Путин явно намекнул на проект «Южный поток», остановлённый в 2014 году по инициативе Болгарии после того, как на неё надавил Вашингтон.

Строительство морской части газопровода было начато в мае 2017 года, завершить проект планируется к концу 2019-го. Проект предполагает сооружение двух ниток газопровода мощностью по15,75 млрд кубометров газа в год. По первой ветке «голубое топливо» пойдёт в Турцию, по второй – в страны Южной и Юго-Восточной Европы. И тут «Газпром» рассматривает два варианта маршрута: через Грецию в Южную Италию или через Болгарию в Сербию и Венгрию.

Украина: запоздалая реакция

Встреча Путина и Эрдогана привлекла внимание к проекту украинскую власть. Почему-то для неё она явилась сюрпризом. Возможно, в Киеве надеялись, что президент Турции заморозит проект? Ведь там уже поспешили записать Эрдогана в закадычные друзья, когда тот пообещал никогда не признавать присоединение Крыма к России. Но для Эрдогана дружба, как и вражда, это одно, а деньги – совершенно другое.

Глава украинского Совета по вопросам газовой промышленности и рынка природного газа Леонид Униговский сказал, что теперь Киев должен помешать строительству второй ветки «Турецкого потока», потому что, по его подсчётам, после запуска трубопровода транзит газа через территорию Украины сократится на 12–13 млрд кубометров, а прибыли – на 500 тыс. долларов в год. Другие эксперты оценивают потери Украины в 2 млрд долларов, что составляет 3% годового ВВП страны. Собственно, ни для кого не секрет, что проект и создавался именно с этой целью – обнести газом государство, с которым у Моск­вы невероятно сложные отношения.

Официальный представитель «Газпрома» Сергей Куприянов отметил, что Украина была настолько занята борьбой против «Северного потока – 2», что не заметила, как Россия достроила морскую часть «Турецкого потока». Теперь, по его словам, в Киеве пытаются наверстать упущенное. «Понятно, что по «Турецкому потоку» пойдёт газ, который шёл через Украину, и она от этого потеряет, – говорит Александр Фролов, заместитель гендиректора Института национальной энергетики. – Однако противодействовать строительству второй нитки «Турецкого потока» Украина может в той же степени, в которой она может противостоять строительству «Северного потока – 2», то есть в никакой».

И всё же Униговский считает, что у Киева есть возможность привлечь на свою сторону иностранных партнёров, в том числе Италию, которая сейчас получает через Украину 23 млрд газа ежегодно. Другое дело, что украинская трубопроводная система нуждается в реконструкции. С момента распада СССР в неё не делалось серьёзных инвестиций, всё ограничивалось точечным ремонтом. Москва ещё в 2002 году вела переговоры с Киевом о создании консорциума с функциями управляющей компании, чтобы совместно заниматься этим вопросом. Но дело зашло в тупик.

Газ через вторую нитку трубопровода «Турецкий поток» пойдет в Болгарию, Сербию, Венгрию и Словакию, говорится в материале «Коммерсанта», ссылающегося на собственные источники.

США и ЕС против контроля Москвы

Несмотря на радужные заявления Путина и Эрдогана, Моск­ва помнит уроки недавней истории. Министр иностранных дел России Сергей Лавров сказал: Россия приступит к продолжению «Турецкого потока» по европейской территории после получения твёрдых гарантий от Евросоюза, что проект не постигнет судьба «Южного потока» – тогда «Газпром» вынужден был списать несколько сотен миллионов евро убытков. Вот и Брюссель против нынешнего проекта: мол, он увеличит зависимость Европы от Моск­вы. Причём увеличится не только экономическое, но и политическое влияние России. Потому в Евросоюзе наверняка попытаются заблокировать проект. Например, США и ЕС начнут давить на отдельные страны. Уже давно обсуждалась идея запретить им брать кредиты у России на строительство части трубопровода, которая должна пройти по их территории. Значит, бремя расходов придётся целиком нести «Газпрому».

Читайте также:  Кто почему пришел на юбилей

Еврокомиссия до сих пор не озвучила свою позицию по проекту, Америка же давно и открыто выступает против. Министр энергетики США Рик Перри в ходе визита в Киев недавно в очередной раз это подтвердил, сказав: «США продолжают противодействие «Северному потоку – 2» и «Турецкому потоку». По его мнению, нельзя допустить, чтобы Россия укрепила «свой контроль над безопасностью и стабильностью в Центральной и Восточной Европе». Какое невероятное лицемерие! Ведь одна из главных версий, почему США поддержали майдан на Украине, как раз и состояла в желании дестабилизировать транспортировку газа в Европу. Если бы Россия в глазах Старого Света стала нестабильным поставщиком, Штаты легко смогли бы откусить кусок европейского газового рынка и ослабить позиции соперников.

Американцам нужно наращивать объёмы поставок своего СПГ в Европу. Особенно после того, как вследствие торговых войн выпал такой крупный импортёр, как Китай.

В октябре Поднебесная полностью отказалась покупать сжиженный природный газ в США.

«Турецкий поток» тут как бельмо на глазу. Однако, если уж не удастся воспрепятствовать проекту, Вашингтон может пожертвовать Украиной, чтобы сохранить свои рынки. Киеву придётся тогда забыть о помощи заокеанских друзей в реконструкции трубопроводной системы. А те, в свою очередь, будут отговаривать европейцев от инвестиций в украинскую трубу.

Зато вряд ли будет оказываться давление на Турцию – стратегически важного партнёра НАТО и ЕС. А ей этот проект выгоден чрезвычайно: трубопровод «Газпром» строит на свои деньги, а Турция в итоге становится безальтернативным газотранспортным хабом на юго-востоке Европы.

Остаётся интрига – куда пойдёт вторая ветка «Турецкого потока». Болгар хотелось бы наказать за историю с «Южным потоком», однако маршрут Болгария – Венгрия – Австрия всё-таки предпочтительнее, поскольку позволит использовать уже существующий трансбалканский газопровод в реверсном режиме. Но премьер-министр Греции Алексис Ципрас уже вовсю пытается перетянуть одеяло на себя. Именно с этой целью он летит в Москву 7 декабря. Можно гадать, что он предложит Путину ради продления газопровода по территории своей страны. Хотя стоит отметить, что Афины тоже проштрафились в отношениях с Москвой, показав себя политически ненадёжным партнёром. На фоне неплохих отношений полгода назад вдруг разгорелся шпионский скандал: греки обвинили двух российских дипломатов в незаконной деятельности, выслали из страны, а потом запретили въезд ещё двум гражданам России. Вот и гадай, по отношению к кому более злопамятным окажется Кремль – к грекам или болгарам?

В целом страны, рассчитывающие на газопровод, пока твёрдо поддерживают «Турецкий поток». Недавно премьер-министры Болгарии и Сербии заявили о желании присоединиться к проекту, а министр иностранных дел Венгрии заявил, что ЕС не должен мешать странам Центральной Европы получать голубое топливо, которое будет поступать по новому газопроводу.

Оценки «Газпромом» стоимости «Турецкого потока» постоянно меняются. Заместитель председателя правления Андрей Круглов летом 2017 года называл сумму в 6 млрд долларов. Через год цена вопроса выросла до 7 миллиардов. Изначально предполагалось, что на первом этапе «Газпром» профинансирует проект из своего бюджета, а затем возможен выпуск проектных облигаций.

источник

Почему «Турецкий поток» могут не построить

Лента новостей

Все новости »

«Невозможность достичь соглашения по коммерческим и рабочим вопросам». С такой туманной формулировкой «Газпром» расторг контракт с итальянской Saipem

Фото: Алексей Павлишак/ТАСС —>

«Газпром» обсудил с послом Венгрии проекты «Турецкий поток» и «Северный поток-2». Об этом говорится в сообщении монополии. Ранее газовый холдинг расторг контракт с одним из главных подрядчиков «Турецкого потока» — итальянской Saipem. Эксперты говорят, что это событие, как и другие, ставит под сомнение строительство газопровода.

«Невозможность достичь соглашения по коммерческим и рабочим вопросам». С такой туманной формулировкой «Газпром» расторг контракт с итальянской Saipem. Эта компания в ближайшее время должна была начать строительство первой нитки газопровода. На днях власти разрешили ее трубоукладочному флоту войти в российские воды. Он уже был в Анапе и ждал отмашки на начало работ. До сих пор не заключено межправительственное соглашение России и Турции по строительству потока. А теперь Москва по собственной инициативе лишилась главного подрядчика. Эксперты говорят, что события ставят под сомнение вообще реализацию проекта «Турецкий поток». Комментирует партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин.

Михаил Крутихин партнер консалтинговой компании RusEnergy «Я вот только не знаю, кто ответит за чудовищные расходы, которые «Газпром» понес по этим проектам. Это строительство южного коридора на российской территории, так как оказалось, что он вообще никому не нужен был, и второе, это, например, с октября-ноября прошлого года два трубоукладочных судна, арендованные у итальянской компании Saipem, простаивали, и ежедневно, по моим оценкам, аренда этих двух судов обходилась примерно в 50 тысяч долларов. Кто ответит за эти 15 млн долларов?».

Ранее Bloomberg сообщил, что строительство «Турецкого потока» задержится минимум до октября. Москва и Анкара, якобы, не могут договориться о цене на российский газ. Очень важно, где будет располагаться газораспределительный хаб. Турции, конечно, выгодно, чтобы на ее территории. Но если вспомнить недавний форум в Петербурге, то там шла речь, что газопровод из Турции пойдет дальше в Грецию, а вместе с ним и два миллиарда евро российских инвестиций. Что Анкару, конечно, не устраивает. И на том же форуме «Газпром» договорился с европейскими партнерами о расширении «Северного потока». Теперь этот проект в приоритете у компании, считают аналитики. К тому же, есть опасения, что рентабельность «Турецкого потока» снизится после снятия санкций с Ирана. Комментирует ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев.

Рустам Танкаев ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России «Если будут отменены санкции против Ирана, значительные объемы газа смогут поступать из Ирана. Чисто по географическим причинам понятно, что этот газ пойдет в Южную и Восточную Европу, то есть он там будет напрямую конкурировать с российским газом. По всей видимости, объемы поставок будут разделены между Россией и Ираном пополам. В этом случае «Турецкий поток» будет загружен на 50%. В этой ситуации становится уже сомнительной экономическая целесообразность «Турецкого потока».

Не надо забывать, что против «Турецкого потока» выступает и Запад. Здесь дело может быть и в Украине, получившей многомиллиардную помощь от иностранных кредиторов. Долги надо отдавать, а транзит российского газа — одна из важнейших статей дохода Украины. Строительство южного газопровода, как известно, может лишить Киев миллиардов долларов.

Интересно, что недавно украинский президент Петр Порошенко заявлял, что транзитное соглашение между Москвой и Киевом, которое заканчивается в 19-м году, будет продлено. Альтернативы нет, сказал украинский лидер. Создается впечатление, что «Турецкий поток» не нужен никому. Правда, Минэнерго пока полон энтузиазма. Работа идет в режиме «чем быстрее, тем лучше» — сообщил глава ведомства Александр Новак. Россия уже потратила на «Южный поток» около 5 миллиардов евро, а теперь вкладывает в «Турецкий». И если строительство газопровода решили остановить, то режим, озвученный министром, тоже весьма актуален.

источник

«Противоречит конкуренции»: почему Киев требует компенсацию за строительство «Северного потока — 2» и «Турецкого потока»

Украинская госкомпания «Нафтогаз» подала новый иск против российского «Газпрома» в Стокгольмский арбитражный суд с требованием выплатить $12 млрд в качестве компенсации за снижение стоимости активов компании в результате строительства российской стороной газопроводов в обход Украины. Об этом рассказал накануне генеральный директор «Нафтогаза» Андрей Коболев в эфире украинского Пятого канала.

В «Нафтогазе» уверены, что после того, как трубопроводы «Турецкий поток» и «Северный поток — 2» будут достроены и введены в эксплуатацию, украинская газотранспортная система упадёт в цене.

При этом в Киеве готовы отказаться от исковых претензий, если Москва согласится заключить новый долгосрочный договор на транзит газа через мощности «Нафтогаза». Новый контракт должен быть составлен на базе европейских правовых норм, добавил Коболев.

«Мы говорим российским коллегам: если вы строите и не хотите транспортировать, то компенсируйте. Если хотите транспортировать и готовы подписать долгосрочный контракт по европейским правилам, с гарантиями, что эти деньги вы нам заплатите, мы готовы от иска отказаться», — сказал Коболев.

Читайте также:  Загибает клапана на урале почему

Он также добавил, что украинская сторона уже представила это предложение Еврокомиссии и была «услышана». Теперь «Нафтогаз» готов поднять этот вопрос на переговорах с коллегами из «Газпрома».

«Цель простая: сохранить транзит по территории Украины», — подчеркнул Коболев.

О новом иске «Нафтогаза» на сумму $12 млрд против «Газпрома» из-за запуска «Северного потока — 2» ещё в октябре 2018 года заявлял коммерческий директор украинской компании Юрий Витренко.

«Это как раз сумма, которая отражает ущерб Украине, если будет построен «Северный поток — 2» и мощности украинской ГТС не будут применяться», — заявил тогда представитель «Нафтогаза».

«Медицинский факт»

Эксперты сомневаются, что суд примет к рассмотрению этот иск «Нафтогаза». По мнению директора Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН Вячеслава Кулагина, требования «Нафтогаза» можно назвать нонсенсом.

«По этой логике любая компания, построившая новые мощности, например завод или дорогу, должна выплатить компенсацию «убытков» собственным конкурентам. Естественно, что это противоречит здравому смыслу и принципам конкуренции. Скорее всего, этот иск не будет даже принят к рассмотрению», — предположил эксперт в интервью RT.

Аналогичной точки зрения придерживается заместитель директора по газовым проблемам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач. По мнению эксперта, руководство «Нафтогаза» воодушевило решение Стокгольмского арбитража, который в прошлом году присудил украинской стороне компенсацию за недостающие объёмы транзита газа, хотя никаких обязательств в контракте по этому поводу не было прописано.

«Возможно, выставляя всё новые требования, украинская сторона пытается занять более выгодную позицию перед переговорами о продлении контракта, но этот ход Киеву всё равно не поможет, он слишком абсурден. «Газпром» не брал на себя обязательства всегда обеспечивать «Нафтогаз» какими-то платежами и поддерживать украинскую ГТС», — подчеркнул Гривач.

Это далеко не первое исковое требование, выдвинутое украинской госкомпанией к «Газпрому». Между компаниями с 2009 года действуют два контракта, срок действия обоих договоров истекает в конце 2019 года. Первое соглашение касается поставок российского газа украинским потребителям, второе — условий топливных поставок транзитом через украинскую территорию в Европу. В 2014 году «Нафтогаз» и «Газпром» подали встречные иски по условиям выполнения обоих договоров в Арбитражном институте Торговой палаты Стокгольма (Стокгольмском арбитраже).

Российская сторона потребовала от Киева выплатить просроченную задолженность на поставленный газ, на тот момент долг составлял около $4,5 млрд. Речь идёт о штрафных санкциях против украинской компании за недобор топлива. В контракте от 2009 года на поставки газа был заложен принцип «бери или плати», согласно которому покупатель гарантирует оплату определённого объёма поставок вне зависимости от того, был ли он выбран полностью.

С 2015 года «Нафтогаз» прекратил закупку газа по действующему договору, перейдя на реверсные поставки из Европы. Отказавшись от выполнения обязательств, украинская сторона подала иски против «Газпрома» с требованием пересмотреть цены на топливо и тарифы за транзит задним числом, а также отменить заложенный в контракте запрет на перепродажу поставленного газа.

Кроме того, «Нафтогаз» требует, чтобы «Газпром» выплатил компенсацию за убытки по транзитным поставкам.

В начале 2018 года Стокгольмский арбитраж вынес решение в пользу «Нафтогаза» по транзитному спору, обязав компанию выплатить украинской стороне $4,63 млрд. Но так как в конце 2017 года суд обязал Украину выплатить российской стороне порядка $2 млрд по договору о прямых поставках газа за 2014 и 2015 годы, итоговая сумма присуждённых «Нафтогазу» средств составила $2,56 млрд.

«Нафтогаз» попытался взыскать эту сумму через арест собственности «Газпрома» в европейских странах, однако в июне прошлого года Апелляционный суд округа Свеа (Швеция) приостановил исполнение судебного решения и арест активов российской госкомпании.

Со своей стороны «Газпром» инициировал в марте прошлого года процедуру расторжения всех контрактов с «Нафтогазом» — и на поставку, и на транзит газа. Соответствующий иск был направлен в Арбитражный суд Стокгольма.

Сейчас главный вопрос заключается в том, подпишут ли российская и украинская компании новый договор о транзите газа. Пока «Нафтогаз» занимает чрезвычайно агрессивную позицию, в июле компания подала ещё один иск против «Газпрома» на сумму $11,58 млрд. Украинская сторона требует задним числом пересмотреть транзитные тарифы, ссылаясь на «изменения на европейском энергетическом рынке».

По мнению экспертов, хотя руководство «Нафтогаза» требует, чтобы Россия сохранила транзит газа через украинскую территорию, именно своими упорными действиями Киев вынудил «Газпром» активизировать строительство новых газопроводов.

«Украина сделала всё для того, чтобы «Газпром» начал создание альтернативных каналов поставок газа своим европейским потребителям. Это, если можно так сказать, медицинский факт», — уверен Алексей Гривач.

«Информационные выпады»

По итогам первого полугодия 2018 года чистая прибыль «Нафтогаза» упала на 60,3% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года. Такая статистика была ранее представлена Министерством экономического развития Украины.

Руководство компании прогнозирует трудности и в 2019-м. Как написал Андрей Коболев на своей странице в Facebook, «Нафтогаз» входит в новый год с «минимальными остатками денежных средств», и это осложнит закупки топлива в разгар отопительного сезона.

Основной причиной убытков стало плачевное положение принадлежащей «Нафтогазу» компании ПАО «Укртрансгаз».

Компания занимается хранением и транспортировкой природного газа, именно в её ведении находится газотранспортная система Украины. Трубопроводная система в плохом состоянии, как отмечают эксперты, на протяжении многих лет никто не инвестировал средства в ремонт и модернизацию ГТС. Поэтому транзит через украинскую территорию имеет, помимо политических, также сугубо технологические риски, считают специалисты.

Как заявили ранее в «Нафтогазе», на поддержание работоспособности системы в нынешнем состоянии требуется $200—300 млн в год, такие оценки были получены в результате аудита. По словам главы «Нафтогаза», выделить такие средства из доходов от газового транзита можно — например, по итогам 2017 года ГТС принесла компании прибыль $3 млрд.

Однако вместо того, чтобы вкладываться в ремонт инфраструктуры, руководство «Нафтогаза» анонсировало привлечение иностранных инвестиций. В декабре 2018 года Андрей Коболев рассказал в эфире украинского «Радио НВ» о переговорах с некой американской компанией о миллиардных инвестициях в ГТС Украины. Впрочем, эксперты подвергли это заявление главы «Нафтогаза» сомнению.

Модернизация ГТС может не окупиться, если Киев не сумеет договориться с Москвой о продлении контракта о транзите газа. Но пока к этому нет никаких предпосылок — украинская сторона продолжает демонстрировать недоговороспособность, пытаясь диктовать России свои условия в ультимативной форме.

Между тем в следующем году «Газпром» сможет запустить два канала поставок газа в обход Украины. Строительство «Северного потока — 2» будет завершено к концу 2019 года, равно как и прокладка газопровода «Турецкий поток». В декабре 2018-го Анкара приступила к строительству наземного участка магистрали, работы будут завершены к концу года.

Впрочем, даже после ввода этих газопроводов в эксплуатацию доля транзита может сохраниться за Украиной — эксперты говорят о 10—15 млрд кубометров в год. Напомним, в 2017 году объёмы газового транзита на этом направлении составили 93,5 млрд кубометров.

По мнению Вячеслава Кулагина, «Газпром» заинтересован в том, чтобы поставлять через Украину газ отдельным европейским клиентам, не имеющим выхода к альтернативным каналам поставок — например, потребителям в Молдавии и Приднестровье.

«На конструктивные подвижки в переговорах с Киевом можно рассчитывать только после того, как на Украине закончится президентская кампания. До тех пор всё будет сводиться к спекуляциям», — считает эксперт.

По мнению Кулагина, многие нелогичные шаги украинской стороны продиктованы не практическими, а политическими соображениями.

«Критика России стала для украинской элиты стандартом мышления, эта борьба приносит политические дивиденды как на внутренней, так и на внешней арене, — пояснил эксперт. — Например, Киев отчасти подыгрывает Вашингтону, который хотел бы помешать поставкам российского газа в Европу из собственных соображений, чтобы нарастить свой газовый экспорт. Поэтому игра и продолжается, даже когда всем ясно, что политика Киева провалилась».

Похожей точки зрения придерживается и Алексей Гривач. Как пояснил эксперт, в своих ультиматумах Киев порой ставит под угрозу собственные интересы.

«Так, переход на европейские нормы, на которых настаивает «Нафтогаз», как раз в первую очередь невыгоден самой Украине, которая хотела бы заключить с Россией эксклюзивное соглашение. Впрочем, до завершения президентской кампании на Украине говорить о будущем этих контрактов всё равно не приходится — уже ясно, что новые власти могут с лёгкостью дезавуировать любые договоры. А сейчас «Нафтогаз» просто совершает информационные выпады», — подытожил Гривач.

источник