Меню

Почему не будет раскола украины

Восстание против Зеленского подчеркнуло антирусскость Украины

08.10.2019 в 15:34, просмотров: 52457

Согласие Владимира Зеленского на имплементацию «формулы Штанмайера» сделало союзниками в противостоянии с украинским президентом и лидера «Европейской солидарности» Петра Порошенко, и лидера партии «Батьковщина» Юлию Тимошенко, и лидера партии «Голос» Святослава Вакарчука. Все они требуют встречи с Зеленским для обсуждения вопроса о возможности мира с Донбассом на основе «формулы Штанмайера».

Второй серьезной причиной, которая объединила ведущих политиков Украины, является ускоренное строительство новым президентом своей «вертикали власти». Для всерьез думающей о будущем своей страны интеллектуальной элиты Украины, что ни шаг Зеленского на пути создания «вертикали власти», то – сокрушительный удар по фундаменту украинской демократии. И больше всего тревожит украинских интеллектуалов то, что подавляющее большинство населения, которое голосовало за Зеленского, не волнует его «турбинное» движение к единовластию. Чем быстрее растет единовластие первого лица, тем выше его рейтинги: теперь они составляют более 71%.

Но существует серьезная угроза политической стабильности Украины, которая сокрыта в расколе между отношением к Зеленскому простого обывателя и отношением к нему политической и интеллектуальной элиты страны. Обращает на себя внимание, что наряду с протестом политической элиты против мирных инициатив Зеленского, растет и протест с «улицы». В воскресенье, 6 октября, на митинг против мирных инициатив Зеленского в центре Киева собралось более 10 тысяч человек. Свидетельством протеста снизу является тот факт, что абсолютно все областные советы Западной Украины и некоторые областные советы Правобережной Украины, к примеру, Хмельницкой области, выступили против согласия на имплементацию «формулы Штанмайера». Западная Украина протестует, прежде всего, против предоставления особого статуса Донбассу. Она не может понять, почему должна иметь особые права и привилегии Восточная Украина, которая, с ее точки зрения, предала свою страну, а теперь, убедившись в том, что не нужна России, вернулись домой и требует для себя особого статуса.

И не стоит обманываться и говорить, что противниками мирных инициатив Зеленского являются только «украинские националисты». Все дело в том, что за последние 5 лет, прошедших после «русской весны» 2014 года, вся Украина стала другой. И, честно говоря, совсем другим стал мученик-Донбасс, который до сих пор не знает ничего о своем будущем. Единственное, что знает нынешний Донбасс, что Бородаи и Гиркины, которые обещали его «привести в Россию», откровенно обманывали. Но главное, что подогревает протест интеллигенции, и подавляющей части национальной элиты против мира по «формуле Штанмайера» — это резкий рост антироссийских настроений. Теперь Украина не согласна на то, на что она была согласна в 2015 году — то есть, на сотрудничество с Россией в деле урегулирования конфликта на Донбассе. Именно в последние годы, в условиях войны на Донбассе, украинская элита осознала, что независимость Украины – это прежде всего независимость от России.

Впрочем, ничего нового в этом открытии нет. О том, что в основе «нэзалэжности» Украины лежит инстинкт «отторжения малороссов от великороссов», говорили многие русские мыслители начала ХХ века. Недооцененный в современной России Георгий Федотов еще в середине 1920-х писал, что после неизбежного распада СССР Россия столкнется с непреодолимой враждебностью к ней украинцев. Другое дело, что в советское время даже историки не хотели знать правду о реальных отношениях между малороссами и великороссами, между «хохлами» и «кацапами». И потому Украина всегда в качестве гаранта своей независимости выбирает главного противника России. Гарантом независимости Украины времен Скоропадского была воюющая Германия, которая ее оккупировала. А гарантом независимости Украины, которую мы сами создали своей политикой суверенитета РСФСР, создали во имя желания Ельцина выбросить Горбачева из Ореховой комнаты Кремля, стали США. И «русская весна» 2014 года сделала все возможное и невозможное, чтобы украинцы воспринимали Россию, как главного врага. И пора осознать, что США уже никогда не откажутся от такого подарка, как Украина в качестве плацдарма, сдерживающего «непредсказуемую Россию».

Антироссийская истерика, стоящая за протестом украинской интеллигенции против согласия Зеленского на «формулу Штанмайера», слышна на всех телеканалах Украины, и даже на якобы пророссийском телеканале Медведчука «112». Но, на мой взгляд, философское обоснование протеста украинской интеллигенции на попытки Зеленского искать мир на Донбассе вместе с Россией, наиболее емко выразил телеведущий телеканала «Прямой» Мыкола Вэрэсень: «Россия по природе враг Украины как независимого государства». И, самое главное: «Любое сближение с Россией подрывает основы украинской государственности».

Я рискну утверждать, что украиноговорящий Мыкола Вэрэсень – совсем не украинский этнический националист и уж точно не враг общерусской культуры. В своих выступлениях он довольно часто цитирует не только классиков русской литературы, но и классиков русской общественной мысли. Мне думается, что он, как и многие противники мирного плана Зеленского, просто защищает антирусскость, как главное условие сохранения независимой Украины. Отсюда и протест против особого статуса Донбасса, который неизбежно будет вести к влиянию России на Восточную Украину. Отсюда и очень характерное для настроения так называемых «украинских националистов» – «Лучше Украина без Донбасса, чем Украина с Донбассом, который будет иметь свой особый пророссийский статус».

Скорее всего, попытки Зеленского прекратить войну на Донбассе по «формуле Штанмайера» потерпят поражение. На самом деле он сам создал непреодолимые препятствия на пути урегулирования конфликта в Донбассе на основе «формулы Штанмайера». Ведь он, Зеленский, 1 октября, после подписания Кучмой письма о согласии на «формулу Штанмайера», сказал, что выборы на территории, неконтролируемой сейчас Украиной, могут произойти только тогда, когда под контроль Киева будет передана граница между Россией и Донбассом, и, что не менее важно, когда состоится полное разоружение ополченцев ДНР и ЛНР. Никогда, насколько я понимаю, лидеры непризнанных республик не согласятся с этим. По крайней мере, на сегодняшний день есть мало оснований для веры в то, что инициативы Зеленского по достижению мира в Донбассе с успехом воплотятся в жизнь. Единственное, что бесспорно: нынешнее противостояние между Зеленским и политической элитой Украины, спровоцированное событиями 1 октября, не приведет ни к гражданской войне, ни к государственному перевороту, о котором сейчас так много говорят на Украине. Мы в России часто забываем, что остается самое важное, что сближает Зеленского со своими политическими противниками, – с тем же Петром Порошенко и Юлией Тимошенко, – а именно, проамериканская природа независимой Украины, созданной «русской весной» 2014 года.

Обратите внимание: Зеленский и в идеологии, и во внутренней политике на самом деле отказался от наследства Порошенко, от идеологии так называемой «революции украинского достоинства». На Украине сейчас не вспоминают о политике декоммунизации страны, которую активно проводил Петр Порошенко. В некоторых городах Украины предпринимаются попытки вернуть улицам старые советские названия. Это поразительно, но Украина потеряла всякий интерес к автокефалии УПЦ, которую ей даровал Порошенко. На эту тему ничего не говорится даже на подконтрольных ему телеканалах. На Украине Зеленского пропал даже интерес к героике украинской нации, к героике Запорожской Сечи, которую как основную «скрепу» национального сознания активно пропагандировали во времена Порошенко. Но при Зеленском осталась прежняя антироссийская риторика: обвинения России в агрессии, «в аннексии» Крыма. И не случайно в сентябрьской 2019 года речи на Генеральной ассамблее ООН Зеленский, по сути, повторил все те обвинения России в агрессии, которые звучали в речи Порошенко здесь же год назад. И, самое главное, при Зеленском не только сохранилась, но даже усилилась жажда дружбы и сотрудничества с США, как основным гарантом независимости Украины.

Когда-то Ельцин, спровоцировавший отделение УССР от СССР, успокаивал нас тем, что «на самом деле Украина от России никуда не уйдет», что она «скоро приползет к нам на коленях». И ставшая независимой Украина действительно «ползет», но не в нашу сторону, а в сторону нашего стратегического противника – США. Такова правда, которую мы не хотим видеть, но которая после каждого очередного кризиса на Украине напоминает нам о себе. Украина Зеленского говорит нам, что все же ее главной сущностью является ее антирусская природа.

источник

РПЦ перед лицом раскола мирового православия

Я хотел увидеть реакцию церковной общественности на Украине и в России. Должен сказать, что она (реакция) меня приятно удивила.

До сей поры после каждого очередного выпада раскольников многие православные активисты РПЦ и УПЦ начинали обвинять Московский патриархат в недостаточной активности и в излишне мягкой реакции на откровенно враждебные действия. Не знаю, может быть, в дальнейшем сторонники данной позиции активизируются. Но в течение более чем пятидесяти часов, прошедших после решения Феодора, голоса критиков РПЦ практически не звучали. А те, что звучали, принадлежали преимущественно атеистам или, по крайней мере, людям не православным.

Занятие большинством православных активистов именно такой позиции я отношу на счёт характерной для православия в частности и христианства в целом традиции сплачиваться вокруг своей церкви именно во времена тяжких испытаний.

Мировое православие (не РПЦ и не УПЦ, а именно мировое православие) переживает глубочайший кризис за свою историю. Можно сказать, что проблема заключается в честолюбии Варфоломея, слабохарактерности Феодора, зависимости Элладской церкви от греческого правительства, в атаке Запада на православие как духовную основу цивилизации, альтернативной западному миру. И всё это будет правильно. Но всё это не даст ответа на вопрос: почему сейчас? Ведь честолюбивые и слабые патриархи были и раньше. Да и Запад никогда не оставлял попыток ликвидировать православие. Бывали времена, когда из независимых православных государств оставалась только Россия (и та в границах от Новгорода, Брянска и Вязьмы до Средней Волги и предгорий Урала. Православию было тяжко, но такого кризиса, как сейчас, никогда не было.

Читайте также:  Почему выделяется пот на лице

Потому, что сейчас все личные амбиции иерархов и внешнее вмешательство накладываются на объективно возникший внутренний кризис в православии. Кстати, схожий по причинам, хоть и не по формату, кризис переживает католицизм, что и толкает уже второго папу подряд на попытки улучшить отношения именно с РПЦ, как с главной православной силой. Собственными силами Рим не рассчитывает выстоять в текущем кризисе.

Это кризис вызван глобалистскими тенденциями последних десятилетий. Да, сегодня понятно, что гегемон усох и единого «мирового правительства» не будет. Но большая часть сформированных за последние десятилетия элит (политических, научных, религиозных, культурных) всё ещё главенствуют в своих сферах. Быстрее всего смена лиц идёт в политике, но и там она встречает ожесточённое сопротивление.

То есть, строители глобального мира (с глобальной церковью) продолжают своё дело, несмотря на то, что дело их проиграно, так последние испанцы из отряда Эскерры защищали бункер Гитлера, когда судьба войны была ясна всем, а самого диктатора уже не было в живых. И так же, как остатки нацистской армии ещё полторы недели после смерти своего вдохновителя продолжали убивать наших солдат, не сдавшиеся и не раскаявшиеся глобалисты продолжают сегодня стрелять в наше будущее, создавая структуры, которые будут мешать миру объединяться на новой неглобалистской основе и сохранять плацдарм глобализма, с которого, как говорил Броневой в роли Мюллера должно начаться их «великое возвращение».

Именно идеология глобализма, со своим приматом толерантности, объединяющей необъединимое, создала условия для появления варфоломеевского раскола. И именно поэтому с самого начала истории с томосом я говорил, что она касается не только (и даже не столько) УПЦ или РПЦ (они лишь первыми оказались под ударом). Она касается мирового православия. Примат константинопольского патриарха будет навязываться всем православным. И все православные церкви будут раскалываться. Как уже раскалываются Элладская и Александрийская. Часть клира и верующих выбирает верность Богу и канонам, часть делает выбор в пользу раскольников. Он не всегда корыстен. Феодор точно проявил слабость и предал Бога. Об этом мы можем судить по прежним его заявлениям, в которых он напрочь исключал возможность признания ПЦУ (СЦУ) и призывал украинских верующих сплотиться вокруг митрополита Онуфрия. Но значительная часть иерархов Константинопольской, Элладской и той же Александрийской церквей очевидно считали действия Варфоломея правильными. Точно так же, как считают правильными свои действия иерархи католической и англиканской церквей, когда рукополагают в священники и епископы женщин, а то и открытых гомосексуалистов.

В любой церкви во все века были люди, считавшие, что необходимо модернизировать «устаревшие» каноны. Я помню, как советская перестроечная пресса с восхищением писала о католических храмах, в которых для привлечения верующих дают рок-концерты. Прошло совсем немного времени, и в этих храмах начали проповедовать особую «толерантную» веру, ничего общего не имеющую с христианством. Так что ещё неизвестно, кто опаснее для церкви и общества: обычный стяжатель, которого ничто, кроме материального благополучия, не интересует или фанатик модернизации, пытающийся заменить своими «современными взглядами» учение Христа и апостолов. Первый просто лжёт Богу, а второй пытается с Богом конкурировать.

Так что «порок, опирающийся на руку преступления», выступил против всей православной и даже против всей христианской общины. Не случайно многие иерархи самых разных церквей сейчас открыто говорят то, что ещё несколько лет назад позволяли себе только особо авторитетные монахи: о приближении апокалипсиса. При этом одним из аргументов в пользу данной трактовки текущих событий как раз и являются попытки создать глобальную антихристову церковь, объединённую не на христианских принципах, а на принципах толерантного лево-либерального глобализма.

Естественно в этих условиях любая церковь, а РПЦ, как наиболее крупная и авторитетная в православии, в первую очередь, видит свою задачу не в том, чтобы побольнее отомстить обидчикам, а в том, чтобы сохранить и объединить как можно больше истинных православных.

Как я отметил выше, решение о признании ПЦУ (СЦУ) уже вызвало раскол в Элладской и Александрийской церквях, даже Фанар далеко не един в этом вопросе, тем более в вопросе продолжения той же политики. Мы не знаем, удастся ли иерархам, с которыми РПЦ прервала евхаристическое общение, подавить оппозицию в собственных церквях или всё же выбравшие Бога и веру устоят (как устояла, например Архиепископия приходов русской традиции в Западной Европе). На тот случай, если устоят, им должно быть куда и к кому идти, поэтому РПЦ совершенно правильно не прерывает общение с архиереями и приходами, отказавшимися поддержать и принять решения своих церковных начальников о признании ПЦУ (СЦУ).

Варфоломей уже не скрывает намерений объединить под своей юрисдикцией всех раскольников в православии, а затем слить их с униатами. Своими амбициозными устремлениями он уже даже папский престол пугает. На фоне не желающих полностью и моментально отказаться от догматов католицизма пап Варфоломей выглядит предпочтительным кандидатом в главы новой глобальной лево-либеральной толерантной церкви. Он, пожалуй, скоро и с язычниками будет готов объединиться, и даже с атеистами (лишь бы быть над всеми начальником).

РПЦ второй раз за время существования православия собирает всех сохранивших верность учению Христа, давая им опору нравственную и физическую, позволяющую противостоять агрессивному «новому миру», который и не новый, и не мир. Такая миссия не может быть выполнена ни при помощи насилия, ни путём прямого столкновения с обидчиками. Воевать с Варфоломеем и присными — опуститься на их уровень, признать себя такими же, как они. Использование подлости против подлеца, насилия против насильника, предательства против предателя, так же противоречит христианскому учению, как назначение гомосексуалиста епископом. Мы можем переубеждать раскольников, но это не значит, что мы всех переубедим. Наше дело — предоставить нуждающимся в поддержке истинным православным альтернативу их погрязшим в ереси и расколе церковным структурам.

В конце концов, в притче о брачном пире, иносказательно описывая Царствие Небесное, Христос говорит: «Ибо много званых, а мало избранных». Так что дело не в количестве, а в качестве.

источник

«Развалится на девять частей»: Вассерман рассказал о неминуемой гибели Украины

Москва, 20 ноября.

Распад Украины неизбежен, поскольку власти страны стали на путь «хорватизации». По мнению главы комитета Госдумы РФ по делам СНГ Леонида Калашникова, Украина может разделиться на несколько независимых государств. В распаде Незалежной также уверен телеведущий и российский политический консультант Анатолий Вассерман.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, группу ВКонтакте и блог Дзен

При этом он не взялся конкретизировать сроки раскола Украины, поскольку в ее существование так много вложено авторитета различных крупных западных деятелей и структур, что они готовы еще долго тратить ресурсы на поддержание Незалежной как единого целого. В качестве примера он привел послереволюционное время, когда была остановлена принудительная украинизация.

«Точно так же, как сразу после революции большевики по политическим соображениям, актуальным на тот момент, вложили в польскую фальшивку «Украина — не Россия» столько собственного авторитета, что когда выяснилась пагубность этого тезиса, они уже не могли его отменить. Они, правда, приостановили принудительную украинизацию, но не смогли отменить ее. Нечто подобное происходит и сейчас», — заявил аналитик в интервью Федеральному агентству новостей.

Вассерман хоть и не смог спрогнозировать точную дату развала Украины, но убежден, что это случится при его жизни. Он подчеркивает, что слишком уж очевидно теперь, что лозунг «Украина — не Россия» не только лживый, но и преступный.

«Слишком очевидно и то, что разные по истории, а значит и по культуре земли, объединенные в свое время под этим названием, так и не срослись. И если раньше, когда Украина являлась частью России и поэтому была довольно благополучна, противоречия между этими регионами не были очень уж яркими, то теперь они более чем очевидны. И центробежные силы явно превосходят центростремительные. Грубо говоря, нет поводов для стремления к центру», — отмечает эксперт.

Вассерман также напомнил, что 25 лет назад писал проект конституции «Украинской федеративной республики», в котором выделил десять отчетливо различающихся регионов, которые он он не стал перечислять, но подчеркнул, что они существуют и реально выделяются. Также эксперт уточнил, что сегодняшняя Украина распадется на девять частей, поскольку Крым из ее состава уже вышел.

«Надеюсь это произойдет по более или менее мирному сценарию, поскольку войны на Украине уже наелись. Большая часть тех, кто участвовал в террористической операции против Донбасса, настолько убедительно доказали свою неспособность действовать организованно, что даже если будут между этими людьми какие-то перестрелки, они не приведут ни к какому значимому результату. Главное, на что я надеюсь, что . все эти исторические регионы потом рано или поздно вернутся в состав России. Так Украине будет, как ни странно, даже легче сделать», — считает политолог.

При этом он не исключил, что какие-то из регионов бывшей Украины попытается включить в свой состав Евросоюз. В то же время он выразил уверенность, что отделившиеся регионы не смогут стать самостоятельным государством То, что появились Донецкая и Луганская народные республики эксперт назвал следствием очень редкого стечения обстоятельств, связанного с местными олигархами.

Читайте также:  Почему на стриме потеря кадров

Эксперт также пояснил, что Ринат Ахметов в Донецкой области и Александр Ефремов — в Луганской очень не хотели уходить в Россию, где они попросту стали бы рядовыми толстосумами. Также они не стали объединять регионы именно потому, что каждый тянул одеяло на себя.

«Что касается Европейского союза, я думаю, что Венгрия сможет вернуть в свой состав Подкарпатскую Русь, которая сейчас называется Закарпатской областью Украины», — констатировал эксперт, добавив, что данный регион насчитывает по меньшей мере десять веков, исторических связей с Венгрией.

А вот Польша вряд ли сможет прибрать к своим рукам Галичину (Львовскую, Ивано-Франковскую и Тернопольскую области), отмечает Вассерман. Дело в том, что именно Галичина стала полтора века назад полигоном для отработки методов психологической хирургии, нацеленной на превращение русских в антирусских. И хотя значительная часть галичан действительно стали антирусскими, традиционная в тех краях нелюбовь к полякам, оккупировавшим эти земли на протяжении нескольких веков, никуда не делась. Поляк для галичанина — враг ничуть не меньший, чем русский. Тут вряд ли что-то получится.

«Все остальные регионы нам будет значительно легче присоединить к себе, чем европейцам — взять под свой контроль. За исключением Галичины, остальные украинцы все-таки отчетливо русские», — резюмировал политолог.

Мила Кальмиус, Новостное Агентство «Харьков»

источник

Почему не будет раскола украины

Спор между Константинопольским и Московским патриархатами о том, чьей канонической территорией считается Украина, ведется несколько веков. В 1686 году Константинопольский патриарх Дионисий передал Киевскую митрополию в управление Русской православной церкви (РПЦ). Однако в начале XX столетия представители Константинополя начали говорить, что РПЦ неправильно прочитала это решение и что у Вселенского патриарха сохранилось право считать Украину своей канонической территорией, вернуть Киевскую митрополию и предоставить ей независимость. Такое заявление было сделано, в частности, в июле этого года.

В Москве же ссылаются на 900 страниц документов разных столетий, опровергающих позицию Константинопольского патриархата. В РПЦ считают, что его первенство — формальность, а автокефалия (статус поместной церкви, предполагающий ее независимость. — РБК) должна дароваться не единоличным решением Вселенского патриархата, а путем получения согласия всех поместных церквей.

Самый вероятный сценарий — Константинополь вернет статус Киевской митрополии в своем патриархате, а потом даст ей автокефалию, рассказывает протодиакон Андрей Кураев. Предсказать, что произойдет дальше, сложно: «Киевский синод Московского патриархата будет против такого перехода, но надо учесть, что украинское законодательство собственником храмового здания считает общину, в России же храмовым зданием управляет епархия. То есть голосовать о переходе прихода будут прихожане, а не епископы», — говорит Кураев. Он также напоминает, что есть прецедент сосуществования двух патриархатов — Константинопольского и Московского — в одной стране, Эстонии.

Главное об автокефалии Украинской православной церкви — в обзоре РБК.

1. Зачем Украине автокефалия

Президент Украины Петр Порошенко с первых дней пребывания на посту заявлял о намерении добиться независимости Украинской церкви от русской. «Автокефалия — это не проблема только украинских православных. Это вопрос нашей независимости. Это вопрос нашей национальной безопасности. Поэтому и оказывают такое яростное сопротивление Москва и ее «пятая колонна» в Украине», — заявил Порошенко в июне 2018 года. Его поддержали бывшие президенты страны Леонид Кравчук, Леонид Кучма, Виктор Ющенко. Для Порошенко решить церковный спор — один из немногих способов повысить популярность в преддверии президентских выборов 2019 года, считает Алексей Макаркин из Центра политических технологий. В своей речи на параде в честь Дня независимости Украины 24 августа президент вернулся к этой теме: «Мы полны решимости положить конец противоестественному и неканоническому пребыванию большей части нашей православной общины в зависимости от русской церкви».

По данным опроса, проведенного фондом «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива и Центром Разумкова в июне, создание автокефальной поместной православной церкви на Украине поддерживает 31% граждан, против выступают 20%. Среди сторонников Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП) идею создания поместной церкви поддерживают лишь 23%, выступают против — 40%. И только 11% украинских граждан считают, что создание поместной церкви относится к первоочередным вопросам в жизни страны.

Однако в УПЦ МП по-прежнему считают, что их церковь является на Украине самой многочисленной, а подобные соцопросы проводятся «для того, чтобы обезопасить себя от возможных обвинений со стороны международных институтов в дискриминации крупнейшей религиозной организации Украины».

На Украине действуют три православные церкви, но только одна является канонической — УПЦ МП. Ее предстоятель — митрополит Онуфрий. Церковь не поддерживает движение за автокефалию. С 1990 года УПЦ МП — самоуправляемая церковь. В Москве заявляют, что именно она имеет право просить автокефальный статус.

По словам президента Украины Петра Порошенко, его прошение об автокефалии подписали Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП) и Украинская автокефальная православная церковь. Первая была основана в 1992 году выходцами из УПЦ. Ее предстоятель — митрополит Филарет — в 2008 году был предан РПЦ анафеме.

Прихожанами Украинской православной церкви Киевского патриархата считают себя 28,7% опрошенных граждан республики, Украинской православной церкви Московского патриархата — 12,8%. Прихожанами Украинской автокефальной церкви назвали себя 0,3% опрошенных, 23,4% заявили, что они «просто православные», 1,9% затруднились с ответом. Об этом свидетельствуют данные исследования, проведенного Центром Разумкова весной 2018 года.

3. Кто и как может предоставить автокефалию

Когда речь заходит о предоставлении автокефалии, стороны ссылаются на различные процедуры. Украинская сторона представляют дело так, что томос (указ) может выпустить Константинопольский патриарх после консультаций (но не уточняет, с кем).

Представители РПЦ возражают — решение о предоставлении автокефалии должно быть единым решением всех поместных церквей (всего их 15), а дарована она может быть только уже существующей канонической церкви, которой РПЦ на Украине считает Украинскую православную церковь Московского патриархата.

«На Украине есть только одна поместная церковь, признанная мировым православием, — это Украинская православная церковь. Она ни у кого не просила автокефалии, она и без того независима в своем управлении», — заявлял митрополит Илларион.

Украинская православная церковь Московского патриархата, по данным Министерства культуры Украины на начало 2017 года, имела в своем распоряжении в стране 11 392 культовых сооружений, а также 12 328 общин. В ведении УПЦ МП находятся три лавры: Киево-Печерская, Почаевско-Успенская и Святогорская Успенская. В ведении Православной церкви Киевского патриархата — 3784 храма и 5114 общин. Всего у РПЦ вместе с приходами за рубежом 36 878 храмов и иных помещений, где совершается божественная литургия.

Третья по численности общин и храмов на Украине — Украинская автокефальная православная церковь: у нее 1195 общин и 868 храмов.

Приходам Московского патриархата придется решить, присоединяться к УПЦ КП или нет, заявил «Голосу України» в конце июня патриарх Филарет: «Те, кто не присоединится, не смогут называться Украинской православной церковью, а будут лишь митрополией или экзархатом Русской православной церкви на Украине».

Главных претензий две: первая — все делается не по канонам, вторая — это политически мотивированное действие, а церковь должна быть отделена от государства. «Материальная сторона играет последнюю роль, главное — это политическая и духовно-культурная роль, без Украины РПЦ — это, грубо говоря, церковь Московского царства времен татаро-монгольского ига, это уже не масштабное образование», — объясняет религиовед Роман Лункин.

РПЦ считает, что, если автокефалия все же будет провозглашена, произойдет раскол. Предоставление неканоническим православным церквям на Украине автокефалии будет подобно Великому церковному расколу 1054 года, в результате которого христианство разделилось на православие и католичество, заявил в интервью ТАСС председатель отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион в июле.

Раскол 1054 года, известный также как Великая схизма, разделил церковь на римско-католическую на западе (Рим) и православную на востоке (Константинополь), взаимные анафемы были сняты только в 1965 году.

6. Существовали ли прецеденты обретения независимости православных церквей

Последней церковью, получившей автокефалию от Константинопольского патриарха, стала в 1924 году Польская православная церковь. Именно на этот прецедент ссылается сейчас Константинопольский патриархат, объясняя свое право на дарование томоса об автокефалии украинской церкви. В Москве решение 1924 года считают ошибочным, на которое Вселенский патриарх права не имел. Как в случае с польской церковью, так и сейчас на автокефалии настаивали светские власти, а не церковные, приводит «РИА Новости» мнение церковного историка Владислава Петрушко.

Читайте также:  Почему мне нравится зарубежная литература

Автокефалия была признана прочими поместными церквями, но не Московским патриархатом, который разорвал общение с польским митрополитом Дионисием и епископатом Польши. После Второй мировой войны и установления коммунистического режима в стране польская церковь признала недействительной свою автокефалию и обратилась к Московскому патриарху Алексию I с покаянием. Патриарх и Синод восстановили с Польской православной церковью каноническое молитвенное и литургическое общение и дали ей право на полное самостоятельное управление.

7. Есть ли разница для прихожан

В Новое время Константинопольская православная церковь, как правило, не передавала вновь образуемым автокефальным церквям права на самостоятельное мироварение (приготовление и освящение специального ароматического состава, используемого в церковных таинствах. — РБК), оговаривая в томосах необходимость получать миро из Константинополя. Русская же православная церковь даровала автокефалию с правом мироварения.

Главная проблема обретения независимости, по мнению Кураева, заключается в том, сможет ли Киев обеспечить права несогласных с автокефалией граждан. «Эта тема отсутствует в переговорах светских и церковных российских властей с украинскими, — говорит он. — У людей есть традиционная инерция мышления. Они могут по вопросу Крыма или Донбасса придерживаться киевской точки зрения, но не признавать автокефалию украинской церкви. Это вопрос для них не политики, а именно религиозных убеждений. Вопрос в том, что с ними будут делать киевские власти».

Патриарх Константинопольский Варфоломей будет принимать решение без оглядки на другие поместные церкви, в случае «очень громких возражений» других церквей процесс мог бы затормозиться, сообщала в июле Би-би-си.

Весьма условно вселенское православие разделено на две партии, тяготеющие к Константинополю и Москве, — греческую и русскую. В первой — сам Константинополь, Александрия, Иерусалим, Кипр, Эллада, Албания, во второй — Москва, Антиохия, Грузия, Сербия, Болгария, Польша, Чехия и Словакия. Автокефальная поместная православная церковь есть также в Румынии, но она сохраняет нейтралитет.

источник

Двойной раскол: как украинский «патриарх» хоронит церковь Порошенко

Раскольник устраивает раскол в раскольничьей церкви. Примерно так звучит главный украинский сюжет последних дней. Бывший патриарх неканонического Киевского патриархата Филарет объявил о готовности разделить Православную церковь Украины, которая полгода назад получила томос об автокефалии. Митрополию Константинопольского патриархата в Киеве возглавил клирик Епифаний. Теперь два украинских религиозных деятеля не могут друг с другом договориться. «Известия» разбирались в том, к чему приведет противостояние.

Полный ПЦУ

Православная церковь Украины (ПЦУ, или, как ее назвал президент Владимир Путин, «объединенная раскольническая церковь стамбульского прихода») была создана в декабре прошлого года, а теперь находится на грани раскола. Бывший глава неканонического Киевского патриархата (КП) Филарет заявил, что допускает расчленение религиозного образования. Он пожаловался, что глава ПЦУ Епифаний редко с ним общается. «Из-за того, что нет общения — а оно должно быть — церковь разделилась, потому сейчас моя задача как патриарха — сохранить украинскую церковь», — отметил Филарет.

Он также добавил, что не считает Киевский патриархат, который полгода назад вроде бы стал частью ПЦУ, ликвидированным. «Его не надо возвращать. Он существует. Если есть патриарх — значит, есть патриархат. Киевская патриархия. И поэтому возвращать патриархат не нужно. И мы его и дальше будем возвращать. И будет патриархат. Наступит время, когда будет признан. Уверен стопроцентно», — сказал он журналистам.

Президент Украины Петр Порошенко и посланник Вселенского патриарха митрополит Эммануил на церковном совете по созданию независимой УПЦ в Софийском соборе в Киеве, 15 декабря 2018 года

В начале мая Филарет разослал чиновникам и клирикам ПЦУ приглашение на молебен во Владимирский собор. Мероприятие запланировано на 14 мая, когда отмечается день памяти священномученика Макария. При этом приглашения были напечатаны на бланках Киевского патриархата, а Епифаний соответствующего письма не получил.

Руководство ПЦУ опасается, что Филарет собирает церковников, чтобы обсудить перспективы восстановления Киевского патриархата. «Все архиереи понимают, что Филарет хочет восстановить ликвидированную УПЦ (КП). Также понимают, что восстановление — это раскол ПЦУ. Поэтому приедут на приглашение почетного патриарха только сознательные «сепаратисты». Надеюсь, таких будет мало», — написал на своей странице в Facebook епископ ПЦУ Адриан Кулик-Богдан (позже он это сообщение удалил).

Томос из Стамбула

Нынешняя попытка раскола является для Филарета (в миру Михаил Денисенко) уже второй в его жизни. В 1992 году он с частью клира покинул Русскую православную церковь, за что был отлучен от церкви и предан анафеме. Именно тогда Денисенко создал Киевский патриархат.

Долгие годы религиозный деятель боролся за признание КП в церковном мире. Активно лоббировал предоставление автокефалии триумфатор первого украинского майдана Виктор Ющенко. Известно, что в 2008 году ему удалось договориться с Константинопольским патриархом Варфоломеем о предоставлении томоса. В последний момент процедуру отменили из-за нежелания Филарета расставаться с присвоенным им самому себе титулом патриарха.

Документ (томос), содержащий решение Священного синода Вселенского патриархата о предоставлении автокефалии Украинской православной церкви

С новой силой церковный вопрос встал на Украине накануне президентских выборов 2019 года. Действовавший президент Петр Порошенко сделал националистическую риторику основой избирательной кампании. С помощью административного ресурса ему удалось добиться объединения Киевского патриархата и еще одной неканонической Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ). В ходе этого слияния как раз и была образована Православная церковь Украины.

В январе Варфоломей в Стамбуле вручил представителям ПЦУ томос. Украинские религиозные деятели получили, правда, не совсем то, что хотели. ПЦУ стала не самостоятельной церковью, а митрополией Константинопольского патриархата. Варфоломей получил в свое распоряжение один из красивейших храмов Киева — Андреевскую церковь. А кроме того, и право распоряжаться всеми зарубежными приходами КП и УАПЦ.

«Сделали ложь началом бытия»

Константинополь также дал понять, что выступает против назначения Филарета главой ПЦУ. Считалось, что нового главу украинской церкви легче воспримут представители других поместных церквей, а также верующие, священники и архиереи УПЦ Московского патриархата. Ни того, ни другого, впрочем, не случилось и с учеником «патриарха» Епифанием. ПЦУ до сих пор не признала ни одна поместная православная церковь, а подавляющее большинство верующих, священнослужителей и архиереев УПЦ отказались куда-либо переходить.

В самой ПЦУ Епифаний поначалу воспринимался как креатура Денисенко. Предполагалось, что молодой священник займется внешнецерковными связями, а старый оставит за собой внутреннее управление. Очень быстро, однако, команда молодых епископов при поддержке Порошенко стала «отжимать» Филарета и его ставленников от рычагов влияния. Порошенко с помощью админресурса удавалось погасить конфликты. На поверхность противостояние вышло во время президентских выборов.

Президент Украины Петр Порошенко поздравляет митрополита Епифания с избранием новым представителем Украинской православной церкви

Первые публичные свидетельства накопившихся противоречий прозвучали сразу после первого тура выборов в начале апреля. Наиболее четко претензии обозначил митрополит ПЦУ Иоасаф (Шибаев). В пространной публикации он указал, что архиереев на «объединительном соборе» обманом принудили голосовать за Епифания. Их якобы убеждали, что Филарет и Епифаний будут совместно управлять ПЦУ. «Церковь направили по какому-то лживому пути, сделали ложь началом ее бытия», — сокрушался он.

С оглядкой на Константинополь

Теперь ситуация запуталась окончательно. По данным единого реестра юридических лиц, Киевский патриархат до сих пор существует. Юрлицо даже не находится в стадии ликвидации. При этом в министерстве культуры заявляют, что религиозное объединение прекратило деятельность в декабре прошлого года.

Глава ПЦУ Епифаний в беседе с журналистами признал конфликт с Филаретом. По его словам, восстановление КП будет означать отзыв Константинопольским патриархатом томоса. «Говорить сейчас о каком-то возврате неуместно. Мы должны говорить о нашем будущем, о нашем единстве. Потому что в будущем мы должны еще многое сделать для того, чтобы эта церковь была признана со стороны других поместных православных церквей», — подчеркнул Епифаний.

С уверенностью говорить о расколе в ПЦУ пока рано. Украинские церковные иерархи могут играть согласованную партию для давления на Константинополь. Конечная цель в таком случае — расширение полномочий под угрозой распада митрополии. К тому же на нынешнем этапе позиции ПЦУ выглядят предпочтительнее. Известно, что приехать на «братскую беседу» к Филарету согласились лишь четверо из более 60 епископов ПЦУ.

Однако способности Филарета в борьбе за власть недооценивать не стоит. Он известен как жесткий, авторитарный, опытный управленец. Киевский патриархат является крупнейшей составной частью ПЦУ, имеет устойчивую структуру, некоторое количество искренних прихожан. ПЦУ же создавалась под выборы и при непосредственной поддержке президента Порошенко. С его уходом с поста главы государства церковное образование может лишиться высокого покровительства. В таких условиях новое переформатирование религиозных структур кажется вполне вероятным.

источник