Меню

Почему не борются со злом

Почему не борются со злом

Борьба со злом – это привлекательный и недорогой способ поднять самооценку, почувствовать единство с другими людьми, придать смысл жизни. Честный человек должен «бороться со злом». Но тут возникает ряд серьезных проблем.

Социальные сети полны призывов к борьбе со злом.

Глобальная Сила Добра собирается в поход на кровожадного, беспощадного, злого диктатора Башара Асада, гражданские активисты в России ополчаются на коррумпированные власти.

В комментариях неравнодушные граждане строго спрашивают, почему я не изъявляю негодования на тирана, который душит младенцев газом, и на воров, которые расхищают бюджет. Обычно это одни и те же граждане, так что отвечу всем сразу.

У меня есть причины не присоединяться к борцам со злом, и они достаточно простые. Я не хочу становиться на сторону большего зла против меньшего.

Я не знаю, насколько Асад виновен в злодеяниях, которые ему приписывают. Я знаю, что во время войны ни одна из сторон не ставит своей задачей сообщать публике всю правду и ничего кроме правды.

Мог ли Асад устроить химическую атаку именно в тот момент, когда его враги в этом отчаянно нуждались, когда война переломилась в его пользу и его противников могло спасти только энергичное внешнее вмешательство? Мог ли он устроить ее именно тогда, когда Трампу как раз надо отбиться от обвинений в том, что он русский шпион?

Ну. Всякое, конечно, бывает на этом свете.

При этом хорошо известно, что у Глобальной Силы Добра есть заметная история подлогов и фальсификаций. А у западных медиа есть богатая история тиражирования этих подлогов.

Иракское оружие массового поражения, виагра, которую Каддафи якобы раздавал солдатам, чтобы они насиловали женщин, и т.д. Никто из политиков, которые публично лгали и погубили множество людей – в том числе в иракском случае, американцев и британцев – не сидит в тюрьме и даже не выброшен из политической карьеры.

Очевидно, подлог с целью обосновать вовлечение своей страны в войну не является в этой среде ни наказуемым, ни хотя бы порицаемым действием. Так что верить джентльменам на слово было бы поспешным. А возможности проверить у меня нет.

Но есть то, что я хорошо знаю – в случае падения режима Асада Сирия разделит участь ранее освобожденных Ирака и Ливии – то есть превратится в дикое поле, на котором различные банды вооруженных негодяев выясняют, кто из них легитимный правитель, попутно разнося вдребезги все, что еще не разнесли до этого.

Участь же религиозных меньшинств – сирийских христиан и алавитов – полностью предсказуема. Они подвергнутся геноциду, а реакция мирового сообщества будет точно такой же, как и на геноцид иракских христиан – то есть никакой. Об этом и некоторые американцы прямо пишут.

Мы же уже видели все это – и обвинения, связанные с химическим оружием, и силы Добра, свергающие злого диктатора, и то, что происходит потом – резня всех со всеми и геноцид тех, кто недостаточно быстро убежал. Поэтому я как-то не спешу встать в ряды сетевых борцов со злым диктатором.

И я точно так же не собираюсь делаться сторонником всякого, кто заявляет себя борцом с коррупцией.

По сходным причинам. Мы уже видели грандиозную антикоррупционную революцию на Украине, сопровождавшуюся огромным эмоциональном подъемом. По итогам этой революции коррупция значительно возросла, а уровень жизни большинства людей (и до того невысокий) сильно упал. Как такое могло случиться?

Наверняка социологи и экономисты напишут толстые книги с подробным рассмотрением причин. Но пока мы можем заметить, что так произошло в стране, из всех стран мира в наибольшей степени похожей на Россию.

Некоторые объяснения, впрочем, лежат на поверхности.

Как вору ничто не мешает кричать «держи вора», так и коррупционерам ничто не мешает выступать под лозунгами борьбы с коррупцией. Здравый смысл побуждает предположить, что в России аналогичная революция привела бы к аналогичным результатам. Тем более что люди, уже сейчас кричащие «держи коррупцинеров», производят несколько неоднозначное впечатление.

Навлекать на Россию бедствия, подобные украинским, было бы делом крайне дурным.

Конечно, борьба со злом – это привлекательный и недорогой способ поднять самооценку, почувствовать единство с другими людьми, придать смысл своей жизни. Всякий честный человек должен «бороться со злом», вот вам зло – боритесь.

Но тут возникает ряд серьезных проблем.

Первая, о чем я уже упомянул, – это проблема худшего зла.

Дело в том, что почти любое, и, во всяком случае, любое масштабное зло, приходит под лозунгом «борьбы со злом». Гитлер, так как не имел возможности бороться с Гитлером, боролся с другим большим злом – большевизмом.

Когда вас впрягают в «борьбу со злом», обычно стараются, чтобы вы не оглядывались, кто там на месте кучера. Потому что очень часто на борьбу против злодеев людей ведут еще худшие злодеи – и, «борясь со злом», люди только умножают его.

Впрочем, и недавний украинский пример тоже очень ярок – люди возмутились против общественных зол и язв, и в результате эти язвы стали еще хуже.

Всегда, пока мы живем не в раю, в обществе будет некое социальное зло – на последних выборах в США, я напомню, против обеих кандидатов выдвигались обвинения в коррупции. Всегда можно будет объявить крестовый поход детей против зла. Вопрос в том, кто его объявляет и каковы его цели.

В реальном мире, увы, мы вынуждены выбирать между меньшим и большим злом. В Российской империи или Веймарской республике было много социальных язв, коррупции, несправедливости, людям было на что огорчаться, а демагогам – что использовать. Дальнейшее известно. Очень часто за борцами со злом стоит гораздо худшее зло, чем то, с которым они борются.

Вторая проблема – это то, что борцы со злом совершенно не считают сопутствующие потери.

При злом диктаторе Саддаме Хусейне на территории Ирака жили 1,4 миллиона христиан, сейчас осталось около 275 тысяч. Страна потеряла более 80% своего христианского населения. Как к этому относятся борцы с тиранами? Их это радует, они счастливы и горды таким беспримерным достижением западной внешней политики?

Было бы несправедливо так говорить. Они этого просто не видят в упор. Как сказал архиепископ Мосула: «Запад больше заботится о лягушках, чем о нас».

Те же люди не увидят в упор и истребления сирийских христиан. Вырежут сирийских христиан, не вырежут – главное, победить зло в лице злого диктатора.

Собственно, принципиальные расхождения, которые у меня есть с борцами со злом, я смог четко сформулировать еще после свержения и убийства Каддафи.

Я читал, как веселится и ликует весь народ, оказавшийся на правильной стороне истории – и по-английски, и по-русски одно сплошное «вау», ура-ура, злому диктатору пришел конец, мы победили злого диктатора, а вы что не ликуете? Вам нравился злой диктатор Каддафи? Да нет, как-то не особенно. Диктатор как диктатор, все лидеры свободного мира с ним в свое время отличненько рукопожимались. Человек был в курсе профессиональных рисков.

Но в моей картине мира есть еще и обычные люди, которых угораздило там жить – многие из них умерли в процессе победы сил добра лютыми смертями, а жизнь выживших сильно ухудшилась.

А в картине мира тех, кто кричит «вау», этих людей просто нет. Пустое место. Они совершенно не принимаются в расчет. Злого диктатора свергли? Свергли. Чего ж вам еще? Пойте и пляшите и поздравляйте человечество с этой прекрасной победой.

Как сказал в свое время старина Маккейн: «Мы верим, что сегодня народ в Ливии стал примером для подражания для живущих в Тегеране и Дамаске, возможно, даже в Пекине и Москве».

Было бы несправедливо считать Маккейна садистом, которого вдохновляют зверства и мерзости гражданской войны. Просто для соответствующего типа борцов за все хорошее жертвы среди мирных аполитичных обывателей – это пустое место. Их как будто вовсе нет. То есть они, конечно, появятся на экране, если это нужно будет в пропагандистских целях – но как люди, интересы которых надо принимать в расчет, они не существуют.

Люди, которые рвутся свергать наш «коррумпированный режим», отлично догадываются, что они как минимум при самом невероятно хорошем сценарии подвергают угрозе достаток и безопасность мирных обывателей. Но их это не беспокоит. Ни в малейшей степени. Пример Украины их не пугает – просто потому, что их вообще не пугают народные бедствия.

Я не раз и не два читал тот довод, что, мол, партизаны и подпольщики нередко ставили под удар невинных гражданских лиц – но что же делать, война с Гитлером. Поскольку «коррумпированный режим» есть несомненный Гитлер, индульгенция на причинение любых бед и страданий населению заранее выписана.

И вот мое принципиальное расхождение с борцами в том, что для них обычные люди, мирные обыватели, которые должны как-то кормить свои семьи, – пустое место. Их нет в их картине мира. А у меня в картине мира они есть.

Для людей, которые «борются со злом», их борьба оправдывает все – и поддержку намного худшего зла, и любые сопутствующие потери.

Это как в известном вопросе про то, можно ли бросить атомную бомбу на город, где живет злой диктатор и еще миллион человек народу.

Для борцов со злом приоритетом является уничтожение злого диктатора – а еще миллион случайных и невинных людей, которые умрут вместе с ним, идут в неизбежные отходы.

Для не-борцов приоритетом является жизнь и благополучие невинных людей. А если для этого придется смириться с тем, что мы живем не в раю, в этом мире бывают диктаторы и коррумпированные чиновники – что же, опыт показывает, что бросание в жернова исторического прогресса еще миллионов жертв ни к каким улучшениям не приводит. А совсем наоборот.

Поэтому я не становлюсь в ряды борцов со злом. Их и без меня хватает. К тому же, и мои близкие, и я сам для них тоже – пустое место.

источник

Самый страшный сценарий газового разрыва Украины с Россией

Россия вступает в конкуренцию с США за Латинскую Америку

Либералы пляшут с отрубленными руками аспирантки

Почему система ПВО Израиля бессильна против кустарных ракет

Знатока наполеоновских войн заподозрили в расчленении любовницы

Соколова надо было посадить в 2008 году

Анна Долгарева, журналист, поэт, военный корреспондент

Почему чиновники перестали бояться тюрьмы

Сергей Мардан, публицист

Испания подложила под Европу очередную мину

Никита Коваленко, политический обозреватель

Знаменитые дома, которые можно арендовать

В Боливии победила «цветная революция»

Как менялась дорога из Петербурга в Москву

Сборка первого серийного самолета Су-57

На Красной площади прошел марш в честь годовщины парада 1941 года

В России празднуют День народного единства

Zero Waste Shop: Первый безотходный стартап в Москве

«Чол Сир»: Стартап, который делает Россию чище

«Первый астраханский монетный двор»: Сувениры своими руками

  • Готов
  • Да, но только при определенных условиях (указать в комментариях)
  • Нет, ни при каких условиях
  • Я уже живу в Арктике

Как обезопасить себя при продаже автомобиля?

Как за рубежом борются со старыми автомобилями?

Как обманывают российских автомобилистов

НОВОСТЬ ЧАСА

Сергей Худиев

Мнения

Сергей Худиев: Почему я не борюсь со злом

Борьба со злом – это привлекательный и недорогой способ поднять самооценку, почувствовать единство с другими людьми, придать смысл жизни. Честный человек должен «бороться со злом». Но тут возникает ряд серьезных проблем.

Социальные сети полны призывов к борьбе со злом.

Глобальная Сила Добра собирается в поход на кровожадного, беспощадного, злого диктатора Башара Асада, гражданские активисты в России ополчаются на коррумпированные власти.

Читайте также:  Почему воображаемый друг не растет

«Борцы со злом совершенно не считают сопутствующие потери»

В комментариях неравнодушные граждане строго спрашивают, почему я не изъявляю негодования на тирана, который душит младенцев газом, и на воров, которые расхищают бюджет. Обычно это одни и те же граждане, так что отвечу всем сразу.

У меня есть причины не присоединяться к борцам со злом, и они достаточно простые. Я не хочу становиться на сторону большего зла против меньшего.

Я не знаю, насколько Асад виновен в злодеяниях, которые ему приписывают. Я знаю, что во время войны ни одна из сторон не ставит своей задачей сообщать публике всю правду и ничего кроме правды.

Мог ли Асад устроить химическую атаку именно в тот момент, когда его враги в этом отчаянно нуждались, когда война переломилась в его пользу и его противников могло спасти только энергичное внешнее вмешательство? Мог ли он устроить ее именно тогда, когда Трампу как раз надо отбиться от обвинений в том, что он русский шпион?

Ну. Всякое, конечно, бывает на этом свете.

При этом хорошо известно, что у Глобальной Силы Добра есть заметная история подлогов и фальсификаций. А у западных медиа есть богатая история тиражирования этих подлогов.

Иракское оружие массового поражения, виагра, которую Каддафи якобы раздавал солдатам, чтобы они насиловали женщин, и т.д. Никто из политиков, которые публично лгали и погубили множество людей – в том числе в иракском случае, американцев и британцев – не сидит в тюрьме и даже не выброшен из политической карьеры.

Очевидно, подлог с целью обосновать вовлечение своей страны в войну не является в этой среде ни наказуемым, ни хотя бы порицаемым действием. Так что верить джентльменам на слово было бы поспешным. А возможности проверить у меня нет.

Но есть то, что я хорошо знаю – в случае падения режима Асада Сирия разделит участь ранее освобожденных Ирака и Ливии – то есть превратится в дикое поле, на котором различные банды вооруженных негодяев выясняют, кто из них легитимный правитель, попутно разнося вдребезги все, что еще не разнесли до этого.

Участь же религиозных меньшинств – сирийских христиан и алавитов – полностью предсказуема. Они подвергнутся геноциду, а реакция мирового сообщества будет точно такой же, как и на геноцид иракских христиан – то есть никакой. Об этом и некоторые американцы прямо пишут.

Мы же уже видели все это – и обвинения, связанные с химическим оружием, и силы Добра, свергающие злого диктатора, и то, что происходит потом – резня всех со всеми и геноцид тех, кто недостаточно быстро убежал. Поэтому я как-то не спешу встать в ряды сетевых борцов со злым диктатором.

И я точно так же не собираюсь делаться сторонником всякого, кто заявляет себя борцом с коррупцией.

По сходным причинам. Мы уже видели грандиозную антикоррупционную революцию на Украине, сопровождавшуюся огромным эмоциональном подъемом. По итогам этой революции коррупция значительно возросла, а уровень жизни большинства людей (и до того невысокий) сильно упал. Как такое могло случиться?

Наверняка социологи и экономисты напишут толстые книги с подробным рассмотрением причин. Но пока мы можем заметить, что так произошло в стране, из всех стран мира в наибольшей степени похожей на Россию.

Некоторые объяснения, впрочем, лежат на поверхности.

Как вору ничто не мешает кричать «держи вора», так и коррупционерам ничто не мешает выступать под лозунгами борьбы с коррупцией. Здравый смысл побуждает предположить, что в России аналогичная революция привела бы к аналогичным результатам. Тем более что люди, уже сейчас кричащие «держи коррупцинеров», производят несколько неоднозначное впечатление.

Навлекать на Россию бедствия, подобные украинским, было бы делом крайне дурным.

На эту тему

Но тут возникает ряд серьезных проблем.

Первая, о чем я уже упомянул, – это проблема худшего зла.

Дело в том, что почти любое, и, во всяком случае, любое масштабное зло, приходит под лозунгом «борьбы со злом». Гитлер, так как не имел возможности бороться с Гитлером, боролся с другим большим злом – большевизмом.

Когда вас впрягают в «борьбу со злом», обычно стараются, чтобы вы не оглядывались, кто там на месте кучера. Потому что очень часто на борьбу против злодеев людей ведут еще худшие злодеи – и, «борясь со злом», люди только умножают его.

Впрочем, и недавний украинский пример тоже очень ярок – люди возмутились против общественных зол и язв, и в результате эти язвы стали еще хуже.

Всегда, пока мы живем не в раю, в обществе будет некое социальное зло – на последних выборах в США, я напомню, против обеих кандидатов выдвигались обвинения в коррупции. Всегда можно будет объявить крестовый поход детей против зла. Вопрос в том, кто его объявляет и каковы его цели.

В реальном мире, увы, мы вынуждены выбирать между меньшим и большим злом. В Российской империи или Веймарской республике было много социальных язв, коррупции, несправедливости, людям было на что огорчаться, а демагогам – что использовать. Дальнейшее известно. Очень часто за борцами со злом стоит гораздо худшее зло, чем то, с которым они борются.

Вторая проблема – это то, что борцы со злом совершенно не считают сопутствующие потери.

Популярные материалы

Было бы несправедливо так говорить. Они этого просто не видят в упор. Как сказал архиепископ Мосула: «Запад больше заботится о лягушках, чем о нас».

Те же люди не увидят в упор и истребления сирийских христиан. Вырежут сирийских христиан, не вырежут – главное, победить зло в лице злого диктатора.

Собственно, принципиальные расхождения, которые у меня есть с борцами со злом, я смог четко сформулировать еще после свержения и убийства Каддафи.

Я читал, как веселится и ликует весь народ, оказавшийся на правильной стороне истории – и по-английски, и по-русски одно сплошное «вау», ура-ура, злому диктатору пришел конец, мы победили злого диктатора, а вы что не ликуете? Вам нравился злой диктатор Каддафи? Да нет, как-то не особенно. Диктатор как диктатор, все лидеры свободного мира с ним в свое время отличненько рукопожимались. Человек был в курсе профессиональных рисков.

Но в моей картине мира есть еще и обычные люди, которых угораздило там жить – многие из них умерли в процессе победы сил добра лютыми смертями, а жизнь выживших сильно ухудшилась.

А в картине мира тех, кто кричит «вау», этих людей просто нет. Пустое место. Они совершенно не принимаются в расчет. Злого диктатора свергли? Свергли. Чего ж вам еще? Пойте и пляшите и поздравляйте человечество с этой прекрасной победой.

Как сказал в свое время старина Маккейн: «Мы верим, что сегодня народ в Ливии стал примером для подражания для живущих в Тегеране и Дамаске, возможно, даже в Пекине и Москве».

Было бы несправедливо считать Маккейна садистом, которого вдохновляют зверства и мерзости гражданской войны. Просто для соответствующего типа борцов за все хорошее жертвы среди мирных аполитичных обывателей – это пустое место. Их как будто вовсе нет. То есть они, конечно, появятся на экране, если это нужно будет в пропагандистских целях – но как люди, интересы которых надо принимать в расчет, они не существуют.

Другие материалы автора

Я не раз и не два читал тот довод, что, мол, партизаны и подпольщики нередко ставили под удар невинных гражданских лиц – но что же делать, война с Гитлером. Поскольку «коррумпированный режим» есть несомненный Гитлер, индульгенция на причинение любых бед и страданий населению заранее выписана.

И вот мое принципиальное расхождение с борцами в том, что для них обычные люди, мирные обыватели, которые должны как-то кормить свои семьи, – пустое место. Их нет в их картине мира. А у меня в картине мира они есть.

Для людей, которые «борются со злом», их борьба оправдывает все – и поддержку намного худшего зла, и любые сопутствующие потери.

Это как в известном вопросе про то, можно ли бросить атомную бомбу на город, где живет злой диктатор и еще миллион человек народу.

Для борцов со злом приоритетом является уничтожение злого диктатора – а еще миллион случайных и невинных людей, которые умрут вместе с ним, идут в неизбежные отходы.

Для не-борцов приоритетом является жизнь и благополучие невинных людей. А если для этого придется смириться с тем, что мы живем не в раю, в этом мире бывают диктаторы и коррумпированные чиновники – что же, опыт показывает, что бросание в жернова исторического прогресса еще миллионов жертв ни к каким улучшениям не приводит. А совсем наоборот.

Поэтому я не становлюсь в ряды борцов со злом. Их и без меня хватает. К тому же, и мои близкие, и я сам для них тоже – пустое место.

источник

Как правильно бороться со злом в мире?

Основы веры с Сергеем Худиевым

Мир, как один из даров Святого Духа, имеет много измерений. И сегодня поговорим об еще одной его стороне — принятии воли Божией.

Когда мы говорим о «воле Божией», речь может идти о разных вещах — о Божием законе и о Божием промысле. Закон Божий может быть нарушен — и, увы, мы, люди, нарушаем его постоянно. Мир полон отвратительных дел, которые гнусны перед Богом и служат к погибели тех, кто их совершает. Но слово Божие открывает нам, что зло в итоге обречено на поражение, и злые, против своей воли, послужат осуществлению Божиего замысла.

Величайшее зло в истории мира — предательство и мучительское убийство Сына Божия — обернулось спасением мира. Бог побеждает зло не тем, что не дает ему совершиться, а тем, что обращает его к торжеству добра. Мы верим в окончательное торжество Бога — и поэтому с миром принимаем то, что с нами происходит.

Иногда говорят, что человек примирился с потерей, или с неудачей — это означает, что он отказался от нереалистичных ожиданий, от бессильной ярости, от тщетных протестов, и начал жить исходя из того, что у него есть. В этом есть оттенок поражения — считается, что такой человек слаб, что он проиграл и продолжит проигрывать. Мы живем в мире воинственного самоутверждения. Но пока мы живем так, мы обречены на непрестанный конфликт и горечь поражения, потому что мы никогда не получим всего, на что претендуем.

Мироздание устроено не так, как я хочу, я не получаю того, что требую, люди не воздают мне почестей, на которые я по праву рассчитываю, я сталкиваюсь с недостатками (своими и ближних) которые выводят меня из себя, и так далее, и тому подобное. Я неизбежно буду стариться, утрачивать здоровье и привлекательность. В конце концов мне предстоит окончательное поражение — я умру.

Мы боимся и негодуем — и для нашего падшего состояния это естественно. Но у Святого Духа для нас есть сверхъестественный дар — дар мира. Бог дает нам разум, и мы понимаем, что стремясь все сделать по-своему, мы только мучаем себя и других. Самоутверждение, к которому мы привыкли, является неиссякаемым источником смуты и несчастья.

И Бог мягко подводит нас к спасительной истине — мы должны отказаться от своего. От своего превозношения, своих требований, своих планов — и полностью предаться Ему. Он знает, что делать с нами; Он знает, что делать с этим миром; это не наше дело, а Его. Наше дело — исполнять Его волю вот в этот текущий момент нашей жизни.

Молиться и участвовать в жизни Церкви. Заботиться о тех, кого Бог вверил нашему попечению — домашних, друзьях и сослуживцах. Исполнять нашу работу как можно лучше. С благодарностью принимать радости и с терпением — огорчения. Вверить наше прошлое Божиему милосердию, а будущее — Божиему промыслу. Делать свое дело и предоставить возможность Богу позаботиться об остальном.

Это не просто трудно — это невозможно, и поэтому мир — один из плодов Святого Духа, а не результат наших усилий. Самоутверждение вылезает снова и снова, в самых неожиданных местах, мы опять хотим, чтобы все было по-нашему. Мы склоняемся перед Богом в молитве, а потом встаем с колен, и нас охватывает ярость — почему все опять идет не по нашей воле? И мы обретаем мир, когда признаем — не идет и не должно идти, шло бы по нашей — было бы гораздо хуже.

Эта ярость довольно часто выдает себя за желание противостать злу, дать ему отпор. Что же, надо помнить, что стандартный прием, к которому прибегает зло в нашем мире — это борьба со злом. Прием примитивный, но действенный — чтобы сделать из человека игралище бесов, ему надо внушить, что он — ангел света, противостоящий гадам, которых и за людей-то считать нельзя.

На самом деле, в мире действуют две силы — сила противления, зла и греха, и сила Божия; грех опирается на насилие и обман; Бог ведет нас к спасению, обращаясь к нашей свободной воле. Отказываясь идти за Богом, мы неизбежно оказываемся на стороне тех, кто ему противится. Мы наносим поражение силам зла не в тот момент, когда с готовностью прыгаем в расставленные ими ловушки — а когда мы смиряемся перед Богом.

Мир лежит во зле, мы каждый день слышим о новых и новых проявлениях греха и беззакония, и наша собственная греховная порча — часть этого зла. Бог спасает этот мир — и нас самих, в то время как мы Ему часто только мешаем. Так бывает с утопающими на море — они впадают в панику, дергаются и только мешают спасателям их вытаскивать.

Бог приведет нас к спасению, и мы увидим, как Его замысел осуществится, как Бог отрет всякую слезу, мертвые воскреснут, смертная тень превратится в ясное утро.

В Ветхом Завете есть история Иакова, который должен был отработать семь лет, чтобы соединиться со своей невестой. «И служил Иаков за Рахиль семь лет; и они показались ему за несколько дней, потому что он любил ее» (Быт.29:20)

Когда мы чего-то желаем, мы готовы терпеть и трудиться без ропота и претензий — а мы ожидаем рая небесного, до которого не так уж и далеко, нам только важно держаться правильного пути. Мы отчетливо видим в конце дороги свет небесного Иерусалима. Мы с миром принимаем трудности пути — в конце концов, это все очень ненадолго.

источник

«Христианство и борьба со злом». О различном отношении к врагам

Опубликовал Пётр Д. в блоге «Пётр Д.». Просмотры: 1847

Свт. Филарет Московский о различных видах врагов и, соответственно, различном отношении к ним говорит: «Люби врагов своих, сокрушай врагов Отечества, гнушайся врагами Божиими».

Отметим, что слова Спасителя: «А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5:39) — наставляют нас только в отношении насилия, причиняемого нам лично. Так А.П. Лопухин, при толковании этих слов, говорит: «Морисон спрашивает: “должны ли мы никогда не противиться злому человеку?” и отвечает: “да, должны противиться часто и до последней степени. Но это противление никогда не должно быть делом личной мести; а здесь Спаситель именно и говорит о личной мести, и только о ней”» (1. См. толкование на Мф. 5:39).

Аналогично толкуется данный текст и в «Троицких листках»: «Желая показать, что и ветхозаветный Закон был, в сущности, основан на любви к ближнему, что он не для того был дан, чтобы угождать мстительности человеческой, а напротив, чтобы обуздывать ее и погашать зло, Христос Спаситель вырывает самый корень зла — любомстительность, и прямо указывает, в каком расположении сердца христианин должен встречать обиды, если хочет поступать по духу Закона, а не по букве его: А Я говорю вам: не противься злому. Это не значит, что вовсе не нужно наказывать всякое зло; защищать невинных и наказывать злых есть священная обязанность начальства, и апостол Павел называет начальника Божиим слугой, отмстителем в наказание делающему злое (Рим. 13:4). Сам Христос Спаситель бичом изгнал из храма Божия оскорбителей святыни Его. Когда дело идет о славе Божией, о спасении ближнего, тогда противься злу, делай все, что можешь, чтобы зло прекратилось; но когда обида касается одного тебя, когда от нее нет никому другому вреда, а в твоем сердце начинает кипеть чувство мести, тогда — не противься злому…» (1. См. толкование на Мф. 5:39) [1].

Апостол Павел пишет: «Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь. Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его: ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья. Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим. 12:19-21).

Вот как толкует слова про «горящие угли» свт Иоанн Златоуст: «. желая тех самых, которые уклоняются, негодуют и раздражаются при одном взгляде на врагов, склонить к величайшим благодеяниям для них, он предложил “горящие уголья” — не для того, чтобы подвергнуть тех неизбежному наказанию, но чтобы, убедив обиженных надеждою наказания оказывать благодеяния врагам, убедить их с течением времени оставить и весь свой гнев» (1. См. толкование на Рим. 12:20). Добавим к этому и комментарий А.П. Лопухина: «Кратко же и ясно принципиальное учение Спасителя можно выразить так: кто обижает, тот совершает грех; если кто противится обижающему, тот совершает такой же грех, как и он, потому что хочет его обидеть. Кто не противится, тот свободен от греха и, следовательно, оправдывается Богом. Это должно иметь и всегда имеет огромное практическое значение, потому что в таких случаях Сам Бог является мстителем виновных и защитником невинных и побеждает зло, с которым отдельному человеку бороться трудно или невозможно» (1. См. толкование на Мф. 5:39).

Таким образом, если зло касается только нас самих и при этом в сердце появляется обида и чувство мести, тогда — не следует противиться злому. Этим мы выполним наказ (наставление) Спасителя и заработаем венцы, т.е. преобразуем зло в добро для себя.

Однако здесь придётся победить себя в себе, что довольно трудно. Ибо, — как говорит архим. Иоанн Крестьянкин, — «победа над собой — самая трудная из всех побед по причине силы врага, ведь я сам и есть свой враг. И борьба эта самая длительная, ибо оканчивается она только с окончанием жизни. Борьба с собой, борьба с грехом всегда останется подвигом, а значит, будет страданием. » [2].

Когда же зло причиняется нашим близким, — то реакция на это должна быть уже иной! Кроме того, если насилие, причиняемое кем-то нам лично, может от того же самого источника стать насилием и для других людей, включая наших близких, то нам необходимо принять соответствующие меры в отношении этого источника зла, даже несмотря на связанный с этим собственный риск.

Так святой великомученик Димитрий Солунский благословил христианина Нестора на смертный поединок с убийцей христиан — гладиатором Лийем. А апостол Павел даже говорил, что «желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, то есть Израильтян. » (Рим. 9: 3, 4). Ибо «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13).

Также и слова «любите врагов ваших» (Мф. 5:44; Лк. 6:35) не относятся к врагам Отечества, веры и наших близких. Прп. Паисий Святогорец учит: «Пусть тот, кто сражается на войне за Веру и Отечество, осенит себя крестом и не боится, ведь он имеет помощником Бога!» (3). По мнению И.А. Ильина: «необходимость оборонять родину, веру и святыни ставит человека в положение не воспитателя, а воина» (4:280). И великий святой — прп. Сергий Радонежский — благословил и вдохновил благоверного князя Димитрия Донского на смертный бой с татарами. И, кроме того, «послал ещё двух своих иноков (Александра Пересвета и Андрея Ослябю — П.Д.) убивать татар» (4:454).

При этом, хотя война — не Божий выбор, а выбор падшего мира, вмешательство Бога в ход войны ясно говорит о том, что даже в таком крайне жестоком виде насилия, как война, — в определённых случаях (когда причиной войны является необходимость защиты близких и Отечества, а не необходимость защиты личных интересов правителей, обусловленных их властолюбием, сребролюбием и другими страстями, а также страхом расплаты за свои злодеяния), — можно получить помощь у Бога А ведь «Он твердыня; совершенны дела Его, и все пути Его праведны; Бог верен, и нет неправды в Нем; Он праведен и истинен» (Втор. 32:4).

Так в Книгах Библии (канонических и неканонических) неоднократно повествуется о помощи Божьей в войнах, которые народу Божьему приходится вести. Например, «И сказал мне Господь: не бойся его, ибо Я отдам в руку твою его, и весь народ его, и всю землю его, и ты поступишь с ним так, как поступил с Сигоном, царем Аморрейским, который жил в Есевоне. И предал Господь, Бог наш, в руки наши и Ога, царя Васанского, и весь народ его; и мы поразили его, так что никого не осталось у него в живых…» (Втор. 3:2,3); «не бойтесь их, ибо Господь, Бог ваш, Сам сражается за вас» (Втор. 3: 22); «Я буду охранять город сей, чтобы спасти его ради Себя и ради Давида, раба Моего. И случилось в ту ночь: пошел Ангел Господень и поразил в стане Ассирийском сто восемьдесят пять тысяч. И встали поутру, и вот все тела мертвые» (4 Цар. 19:34,35). Аналогичное также говорится и в 2 Мак. 12:11,15,16,22,23,28,36,37).

И в Новом Завете мы находим пример применения силы против неправедности, показанный нам Самим Богочеловеком: «Приближалась Пасха Иудейская, и Иисус пришел в Иерусалим и нашел, что в храме продавали волов, овец и голубей, и сидели меновщики денег. И, сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул. И сказал продающим голубей: возьмите это отсюда и дома Отца Моего не делайте домом торговли» (Ин. 2:13-16. См. также Мк. 11:15-17; Мф. 21:12, 13).

И слова Иисуса Христа: «Возврати меч свой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут» (Мф. 26:52), — сказанные Им после того, как «один из бывших с Иисусом, простерши руку, извлек меч свой и, ударив раба первосвященникова, отсек ему ухо» (Мф. 26:51), — не говорят о полном запрете сопротивления злу силой (хотя эти слова иногда и приводят именно как обоснование полного запрета сопротивления злу силой).

Словами «возврати меч свой в его место» Иисус, — по мнению свт. Иоанна Златоуста, — остановил горячность Своих учеников, «показывая, что случившееся с Ним соответствует Писанию». Ибо, если «происходящее со Мною подтверждается Священным Писанием, то для чего вы сопротивляетесь?» (1. См. толкование на Мф. 26:51). Ведь ещё не была совершена добровольная Искупительная Жертва, заключающая в себе победу над грехом и смертью. Блж. Феофилакт Болгарский тоже полагает, что «все это совершилось, дабы исполнились Писания, предвозвестившие все это» (2:463). Аналогичный призыв прекратить сопротивление силой, после отсекания мечом уха рабу первосвященника, приведён также в Лк. 22:51 («Тогда Иисус сказал: «оставьте, довольно») и в Ин. 18:11 («Иисус сказал Петру: вложи меч в ножны»). В Евангелие от Марка такой призыв отсутствует.

Именно поэтому Спаситель и сказал Петру: «Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов? как же сбудутся Писания, что так должно быть?» (Мф. 26:53). В Евангелие от Иоанна о данном событии говорится: «Иисус сказал Петру: вложи меч в ножны; неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?» (Ин. 18:11). По словам свт. Иоанна Златоуста Иисус Христос так объясняет и «разрешает недоумение, для чего Он восхотел предать Себя. Сие же бысть, говорит Он, да сбудутся писания пророческая (Мф. 26:56)» (1. См. толкование на Мф. 26:51).

Об этом же повествует и следующее. Когда Иисус Христос начал открывать ученикам Своим, что Ему «должно пострадать . и быть убиту, и в третий день воскреснуть» (Мф. 16:21; Мк. 8:31), то Пётр «начал прекословить Ему» (Мф. 16:22; Мк. 8:32). В ответ Иисус сказал Петру: «отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мф. 16:23. См. также Мк. 8:33). Таким образом, смысл слов: «Возврати меч свой в его место» заключается в том, чтобы ученики Спасителя не препятствовали исполнению Писаний.

При этом слова: «все, взявшие меч, мечом погибнут», приведённые в Мф. 26:52 (в других Евангелиях эти, или аналогичные им, слова отсутствуют), по-видимому, относятся не ко всем, «взявшим меч», а лишь к тем, кто сам нападает и к тем, кто применяет излишнюю силу и жестокость при защите от нападения. Б.И. Гладков так толкует эти слова: «все противящиеся проявлению зла грубою силою, злом, рано или поздно погибнут от такой же силы» (5:625).

При таком толковании, данные слова и ранее приведённые из Библии примеры применения силы (о помощи Божьей в войнах; о том, что Иисус в Иерусалимском храме выгнал «продающих» и «меновщиков денег»), а также и другие примеры (о словах и действиях святых в отношении применения силы при защите Отечества и близких), будут находиться в соответствии друг с другом.

По мнению архиепископа Аверкия (Таушева): «Неужели в наше время каждому честному и сознательному христианину еще может быть не ясно, что безусловное “всепрощение” нужно лишь врагу Христову — Антихристу, дабы люди окончательно потеряли чувство различения добра и зла, помирились бы со злом, охотно приняли его, а затем — и самого Антихриста, не помышляя о борьбе с ним?

Это — не больше, как лицемерно-фарисейское лукавство врага, жаждущего нашей погибели! Ведь если бы христианское всепрощение, дарованное нам Воскресшим Христом-Спасителем, простиралось, так сказать, автоматически и на тех, которые не желают каяться и исправлять свою жизнь, тогда не давал бы Господь Своим Апостолам, а в лице их и всем их преемникам, пастырям Церкви, наряду с властью “разрешать грехи” власть “вязать” их и не сказал бы, явившись им по Воскресении: “Им же отпустите грехи, отпустятся им, и им же держите, держатся”, то есть: не отпустятся (Ин. 20:23). Какая, в самом деле, беспредельная и безрассудная дерзость — считать себя любвеобильнее Самого Бога и “исправлять” Евангелие Христово, сочиняя какое-то свое собственное “евангелие”!

Будем же всячески беречь себя, братие, от этой лукавой закваски современного фарисейства! Решительно борясь со всякими самомалейшими проявлениями зла и греха в своей собственной душе, не будем бояться вскрывать и изобличать зло повсюду, где оно в современной жизни себя обнаруживает — не по гордости и по самолюбию, а единственно — по любви к истине…» (6).

Вместе с этим в Писании сказано: «Не соревнуй человеку, поступающему насильственно, и не избирай ни одного из путей его» (Прит. 3:31). Приведём комментарий этого текста Библио-Центром. «…Неужели применение силы — всегда плохо? Очевидно, нет, ведь и Тора в некоторых случаях не запрещает прибегать к силе. Вопрос лишь в том, применяется ли она для соблюдения данных Богом заповедей или для их нарушения … И самое страшное тут не в применении силы как таковом (само по себе это действие нельзя считать ни хорошим, ни плохим) и даже не в нарушении справедливости по отношению к ближнему (хотя, и оно страшно), а в том, что сила, направленная против заповеди, данной Богом, делает нас Его врагом, ставит между Ним и нами стену, преодолеть которую будет очень непросто. А логика применения силы такова, что один акт насилия неизбежно повлечёт за собой другой, и стена будет расти всё выше и выше. Та самая стена, которая, если её не разрушить, закроет нам дорогу в Царство. Навсегда» (7).

Кстати говоря, и от врагов иногда может быть некоторая польза. Ибо «враги Христа и Царства, свидетельствуя свою ненависть, доказывают реальность и силу того, что ненавидят. Примазавшиеся лицемеры, пытающиеся сделать свидетельство выгодным для себя бизнесом, тем самым свидетельствуют о Царстве как о чём-то таком, на чём можно попытаться паразитировать; а ведь даже паразиты выбирают для паразитирования объекты, которые могут дать им пищу. Конечно, самим “свидетелям” такого рода “свидетельство” не даёт ничего, оно лишь отдаляет их от Христа и от Царства. Но оно привлекает внимание тех, кто, быть может, посмотрит на Христа и на Царство совсем иначе, действительно становясь свидетельством, о котором сами “свидетели” даже не помышляли» (8).

Таким образом, враги Истины (да и просто — правды), показывая свою ненависть к Ней, доказывают Её реальность и силу! При этом, чем больше будет сила Истины и правды, тем больше будет, и сила ненависти к ним со стороны их врагов!

Добавим к сказанному, что «лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день за них идет на бой» (из трагедии «Фауст» немецкого ученого и поэта Иоганна Вольфганга Гете (1749-1832). Эти, «знаменитые слова Гете», — как говорит доктор психологических наук, проф. Б. С. Братусь, — «носят поэтому отнюдь не метафорический, а прямой психологический смысл: и счастье, и свободу человек не может завоевать раз и навсегда, на всю оставшуюся жизнь, он (и это единственный путь) должен завоевывать, отстаивать их ежедневно» (9:5).

[1] Представим для сведения и другие толкования на Мф. 5:39.

«. Таким образом ты поразишь бесстыдного гораздо чувствительнее, чем в том случае, если бы ты ударил его рукою, и из бесстыдного сделаешь его кротким» (свт. Иоанн Златоуст) (1).

«На суде Божием тех, кто претерпел обиду, ждет великое утешение, а тех, кто нанес ее, — суровое наказание» (свт. Иларий Пиктавийский) (1).

«Кто хочет одержать блистательную победу, тому надлежит не только мужественно переносить оскорбления и обиды, но даже уступать обижающему больше, нежели хочет он взять» (прп. Исидор Пелусиот) (1).

«. Рвение нанести удар отражается готовностью принять его, и возможно, что [бьющий] будет пристыжен, если не иным чем, то подобным избытком покорности» (прп. Максим Исповедник. К Феопемпту схоластику) (1).

Прп. Максим Исповедник также толкует эти слова и иносказательно: «Если бесы, говорит [Господь], посредством помыслов ударят тебя в правую щеку, внушая гордость правыми делами, то обрати левую, то есть представь взору неправые дела, которые мы совершили» (прп. Максим Исповедник. Вопросы и затруднения) (1).

«. Злым Господь называет здесь дьявола, который действует посредством человека. Итак, разве дьяволу не должно противостоять? Да, должно, только не ударом со своей стороны, но терпением, ибо огонь угашают не огнем, а водою. Но не думай, что здесь идет речь только об ударе в щеку, но и о всяком другом ударе, и о всякой вообще обиде» (блж. Феофилакт Болгарский) (2:85).

[2] Приведём и другие цитаты по данному вопросу.

«Победа над самим собой есть первая и наилучшая из побед. Быть же побежденным самим собой всего постыднее и хуже» (древнегреческий философ Платон — ученик Сократа и учитель Аристотеля: 427 – 347 до н. э.).

«Славнейшая победа — победа над самим собой» (древнеримский историк и литератор Тацит Публий Корнелий: ок. 55 г. — ок. 120 г.).

«Да, бой с самим собой — есть самый трудный бой. Победа из побед — победа над собой» (немецкий поэт-сатирик Фридрих фон Логау: 1605 — 1655).

«Наконец велико есть победить самого себя. Многие победили много тысящей людей, многие покорили грады и государства, но себе самих победить не могли, понеже с самими собой не имели брани, без которой победа не бывает … Сия есть преславная победа, сие есть благородие, достоинство и премущество христианское — самого себе, то есть растленное свое естество, злонравие и похоть свою побеждать. В чем состоит их мужество, сила и храбрость … Сея победы желаем поищем и иметь с помощью Божий потщимся» (свт. Тихон Задонский: 1724 — 1783).

«Нет победителя сильнее того, кто сумел победить самого себя» (американский религиозный деятель Бигер Генри Уорд: 1813 — 1887).

«Трудно побеждать себя. Нет на свете труднее победы, как победа над самим собою, но надо непременно побеждать себя, то есть побеждать зло, гнездящееся и действующее в сердцах наших и во плоти нашей или многоразличные страсти плотские и духовные, воюющие ежедневно во плоти нашей» (св. прав. Иоанн Крондшадтский: 1829 — 1908).

А вот, что говорит о внутренней духовной борьбе с самим собой св. апостол Павел: «Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Итак я нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое. Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих. Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти? Благодарю Бога моего Иисусом Христом, Господом нашим. Итак тот же самый я умом моим служу закону Божию, а плотию закону греха» (Рим. 7:18-25).

1. Толкование Священного Писания. Монастырь «Оптина Пустынь». [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://bible.optina.ru/, свободный.

2. Святое Евангелие от Матфея с толкованием блж. Феофилакта. М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры; Новая книга, 1966.

3. Прп. Паисий Святогорец. Слова. Том II. Духовное пробуждение. 3. Отвага рождается от доверия Богу. Смерть боится того, кто не боится смерти. // Православная энциклопедия «Азбука веры». [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Paisij_Svjatogorets/dukhovnoe-probuzhdenie-slova-tom2/4_3_4, свободный.

4. Ильин И. А. О сопротивлении злу силой. — М., «ДАРЪ», 2005.

5. Гладков Б. И. Толкование Евангелия. Свято-Троицкая Сергеева Лавра, 2002. Репринтное издание.

6. Архиеп. Аверкий (Таушев). Современность в свете Слова Божия. Слова и речи. Том 2. Слово 61: Отпущение грехов и мнимая христианская любовь и всепрощение. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://azbyka.ru/otechnik/?Averkij_Taushev/sovremennost-v-svete-slova-bozhija-slova-i-rechi=2_61, свободный.

7. Сайт «БИБЛИЯ – ЦЕНТР». Мысли вслух на Прит. 3: 31. Опубликовано 24.09.2018. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.bible-center.ru/ru/note/20180924/main, свободный.

8. Сайт «БИБЛИЯ – ЦЕНТР». Мысли вслух на Флп. 1: 18. Опубликовано 25.09.2018. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.bible-center.ru/ru/note/20180925/main, свободный.

9. Братусь Б. С. Аномалии личности. — М.: Мысль, 1988.

источник