Меню

Почему не арестуют счета путина

Почему Запад даже не обсуждает арест счетов Путина

В Интернете стала весьма популярной шутка, что самой жесткой санкцией США в отношении России является решение отозвать iPhone и iPad у Дмитрия Медведева. Как каждая хорошая шутка, она содержит в себе только часть шутки, а все остальное — сугубо жизненные реалии.

Активы и счета арестовывают почему-то только у украинцев. Списки российских чиновников, которым запрещен въезд в США, вроде есть, но конкретные имена никому не называют. Канада вообще выгнала несколько российских военнослужащих с языковых курсов. Хорошо, что не попыталась отшлепать. Евросоюз, как обычно, очень много говорит, но замораживать российские активы явно не спешит — опасается “газовой атаки”. Пока самая страшная санкция, придуманная американскими сенаторами, — это лишить Россию Чемпионата мира по футболу. Очевидно, поняли, что чем больше активов чиновников заморозят, тем больше рядовые россияне им спасибо скажут, а тут хотят ударить по самому важному. Ясно одно: никто каких-либо реальных санкции против России вводить не хочет.

Ведь самой простой и действенной санкцией против режима была бы, вне всяких сомнений, заморозка счетов и активов самого Владимира Путина. Идея настолько очевидна, что не нуждается ни в каком пояснении. Путину постоянно приписывают владение чудовищными суммами в районе ста миллиардов долларов и более. То есть в неофициальном рейтинге самых богатых людей планеты Владимир Владимирович всегда шел на корпус впереди Билла Гейтса, а Роман Аркадьевич Абрамович, которого частенько называют “карманным олигархом”, мог хранить для него разве что мелочь на сдачу. Таким образом, Владимир Владимирович должен, если только Запад не хочет просто разыграть спектакль под названием “санкции против России”, быть первейшей и основной целью всевозможных заморозок активов и счетов. Но об этом никто из активно ругающих путинскую Россию западных лидеров даже и не заикался. Почему? Какие вообще могут быть версии, почему не арестовали счета Путина? Чисто логически их существует всего три.

Версия №1. Народная

Путин со товарищи все очень хорошо спрятал. Самый простой и надежный вариант. Владимир Владимирович настолько хитер, а друзья его настолько искушенны в разных финансовых и юридических трюках, что они сумели абсолютно тайно перемещать миллиарды и миллиарды долларов между западными счетами, что ни ФБР, ни ЦРУ, ни МОССАД, ни MI5 и никакие прочие финансовые и контрольные органы не смогли накопать на них никакого компромата.

По сложности такая операция приблизительно равна попытке незаметно провести через Европу пяток российских танковых дивизий. Или незаметно разместить на лужайке Белого дома стадо слонов. Или выдать Мадонну замуж за Киркорова так, чтобы об этом никто не узнал. Те, кто утверждает, что для “Путина и Ко” все возможно, совершенно не представляет себе, что такое современная финансовая и банковская система.

По действующим международным и национальным нормам развитых стран банки и прочие финансовые организации должны в целях противодействия отмыванию денег устанавливать, кто реальный бенефициар (владелец) счета. Причем санкции, включая уголовные, за желание прикрыть глаза на соответствующую информацию столь страшны, что никакие обещания печенек со стороны жирного клиента на более или менее приличный банк не подействуют. А какой владелец нескольких миллиардов долларов захочет положить их в неприличный банк, который, может быть, и закроет глаза на некие неясности и умолчания в документах, но через неделю обанкротится вместе с клиентскими деньгами?

Также современное законодательство по борьбе с легализацией и отмыванием грязных денег содержит специальные положения, требующие особо строго проверять так называемых Politically Exposed Persons — лиц либо бывших, либо тесно связанных с госчиновниками и представителями публичной власти. Это специально созданная группа норм, направленная на контроль состояний, нажитых коррупционным путем. Как раз для “нагребших на галерах” россиян.

Можно предположить, что через подобную систему возможно как-то просунуть пару десятков не очень чистых миллионов, но никак не миллиарды. Да, все российские олигархи тоже вынуждены работать с этой системой: пока они снимают перед международными банками нижнее белье и выворачивают наизнанку карманы, объясняя, что откуда взялось, система их не трогает. Но это отнюдь не значит, что при малейшем намеке на отмывание даже счета самого Абрамовича моментально не заморозят.

Любимый аргумент сторонников “народной” теории — это утверждение, что Путин настолько хитер, что все свои активы и средства перевел и спрятал в России: то ли в акциях таинственного “Сургутнефтегаза”, то ли на секретных счетах ВТБ. На это можно возразить только то, что в этом случае ВВП был бы исключительно похож на героя сказки, который закапывал свои денежки на “поле чудес” в известной стране: риски России столь велики и непредсказуемы, что хранить там кубышку может только сказочный герой. Итак, ясно одно: вера в “золото Путина” пока напоминает известную фразу из фильма “ДМБ”: “Ты суслика видишь? — Нет! — И я — нет! А он есть!”

Версия №2. Конспирологическая

Запад боится Владимира Владимировича и его присных настолько сильно, что не может даже упомянуть, что у него в западных банках есть какие-то счета или им контролируются какие-либо активы. Информация о заработанном на галерах, разумеется, есть, но хранится она где-нибудь в особо тайной папке на дне особо секретного сейфа Меркель/Обамы на случай реальной угрозы ядерной войны (правда, она в этом случае уже никому не понадобится).

Против этой версии говорит то, что если когда-либо в обозримом будущем вскроется, что, вместо того чтобы просто использовать пару хранящихся в сейфе бумажек, правительство США и других западных стран затеяли весьма дорогостоящий для налогоплательщиков спектакль под названием “санкции против России”, то кому-то придется отвечать на неприятные вопросы прокуроров и групп парламентского расследования. Хотя подобный спектакль до некоторой степени являлся бы естественным продолжением современной политики Запада, в которой Владимиру Владимировичу отведено почетное место “смотрящего” за анклавом СНГ, чтобы не дай бог там никто не распадался на совсем мелкие, плохо контролируемые княжества, не шалил с ядерным оружием и вообще не забегал за общепринятые “красные” флажки.

Тем не менее сложно предположить, что куча западных политиков первой величины так испуганы или так нуждаются в ВВП, что боятся хотя бы слегка наступить ему на любимую мозоль. Арест активов ведь может быть проведен сначала анонимно, без оглашения имени бенефициара, чтобы дать ему понять, что мы знаем, где что лежит. А вот потом, если тот не внемлет голосу разума… Так что конспирологическая версия, скорее всего, так и останется любимой версией людей с сугубо конспирологическим сознанием.

Версия №3. Фантастическая

В эту версию никто не поверит никогда. Можно поверить в макаронного монстра, в то, что говорит Киселев в своих передачах, и даже в то, что в РПЦ нет ни одного лица нетрадиционной ориентации. Но в то, что у Владимира Владимировича нет миллиардов, не поверит никто. Потому что больше причин для того, чтобы становиться большим начальником в России после революции, просто нет.

Тут следует учесть, что никто не спорит, что у Владимира Владимировича есть великое множество близких друзей, многие из которых, когда он оставит государственный пост, никогда не откажутся поддержать почетного пенсионера: изберут председателем советов директоров компаний и фондов, назначат достойное содержание, обеспечат охраной. Как Клинтона, Блэра или Мэйджора — чему никто не противился и ворами их не называл.

Но, согласитесь, что это все не то: одно дело — сто миллиардов к кармане, и совершенно другое — просто благодарность друзей за то, что ты в свое время к ним не прислал доктора. Хорошо смеется тот, кто смеется у кассы. Увидим ли мы когда-нибудь не просто благодарность прикормленных друзей, а реальную кассу Владимира Владимировича — большой вопрос. Ведь реальных доказательств ее наличия пока никто не представил, а усы, как говаривал почтальон Печкин, “и приклеить можно”. Так что остается надеяться, что Владимир Владимирович на пенсии решит шикануть и купит себе пару островов, Букингемский дворец и стадо белых слонов.

Каждый, прочитавший вышеизложенное, может самостоятельно выбрать понравившуюся ему теорию. Можно не верить ни одной из них. Можно их критиковать. У каждой теории есть свои большие плюсы и не менее большие минусы. Но факт останется фактом: никаких денег и активов Владимира Владимировича Путина скрежещущий от злости зубами Запад со всеми его спецслужбами и контролирующими органами пока не арестовал.

источник

Почему Запад не арестовал счета Путина?

В Интернете стала весьма популярной шутка, что самой жесткой санкцией США в отношении России является решение отозвать iPhone и iPad у Дмитрия Медведева. Как каждая хорошая шутка, она содержит в себе только часть шутки, а все остальное – сугубо жизненные реалии.

Активы и счета арестовывают почему-то только у украинцев. Списки российских чиновников, которым запрещен въезд в США, вроде есть, но конкретные имена никому не называют. Канада вообще выгнала несколько российских военнослужащих с языковых курсов. Хорошо, что не попыталась отшлепать. Евросоюз, как обычно, очень много говорит, но замораживать российские активы явно не спешит – опасается «газовой атаки». Пока самая страшная санкция, придуманная американскими сенаторами, – это лишить Россию Чемпионата мира по футболу. Очевидно, поняли, что чем больше активов чиновников заморозят, тем больше рядовые россияне им спасибо скажут, а тут хотят ударить по самому важному. Ясно одно: никто каких-либо реальных санкции против России вводить не хочет.

Ведь самой простой и действенной санкцией против режима была бы, вне всяких сомнений, заморозка счетов и активов самого Владимира Путина. Идея настолько очевидна, что не нуждается ни в каком пояснении. Путину постоянно приписывают владение чудовищными суммами в районе ста миллиардов долларов и более. То есть в неофициальном рейтинге самых богатых людей планеты Владимир Владимирович всегда шел на корпус впереди Билла Гейтса, а Роман Аркадьевич Абрамович, которого частенько называют «карманным олигархом», мог хранить для него разве что мелочь на сдачу. Таким образом, Владимир Владимирович должен, если только Запад не хочет просто разыграть спектакль под названием «санкции против России», быть первейшей и основной целью всевозможных заморозок активов и счетов. Но об этом никто из активно ругающих путинскую Россию западных лидеров даже и не заикался. Почему? Какие вообще могут быть версии, почему не арестовали счета Путина? Чисто логически их существует всего три.

Читайте также:  Почему нагревается задняя панель айфона

Версия №1. Народная

Путин со товарищи все очень хорошо спрятал. Самый простой и надежный вариант. Владимир Владимирович настолько хитер, а друзья его настолько искушенны в разных финансовых и юридических трюках, что они сумели абсолютно тайно перемещать миллиарды и миллиарды долларов между западными счетами, что ни ФБР, ни ЦРУ, ни МОССАД, ни MI5 и никакие прочие финансовые и контрольные органы не смогли накопать на них никакого компромата.

По сложности такая операция приблизительно равна попытке незаметно провести через Европу пяток российских танковых дивизий. Или незаметно разместить на лужайке Белого дома стадо слонов. Или выдать Мадонну замуж за Киркорова так, чтобы об этом никто не узнал. Те, кто утверждает, что для «Путина и Ко» все возможно, совершенно не представляет себе, что такое современная финансовая и банковская система.

По действующим международным и национальным нормам развитых стран банки и прочие финансовые организации должны в целях противодействия отмыванию денег устанавливать, кто реальный бенефициар (владелец) счета. Причем санкции, включая уголовные, за желание прикрыть глаза на соответствующую информацию столь страшны, что никакие обещания печенек со стороны жирного клиента на более или менее приличный банк не подействуют. А какой владелец нескольких миллиардов долларов захочет положить их в неприличный банк, который, может быть, и закроет глаза на некие неясности и умолчания в документах, но через неделю обанкротится вместе с клиентскими деньгами?

Также современное законодательство по борьбе с легализацией и отмыванием грязных денег содержит специальные положения, требующие особо строго проверять так называемых Politically Exposed Persons – лиц либо бывших, либо тесно связанных с госчиновниками и представителями публичной власти. Это специально созданная группа норм, направленная на контроль состояний, нажитых коррупционным путем. Как раз для «нагребших на галерах» россиян.

Можно предположить, что через подобную систему возможно как-то просунуть пару десятков не очень чистых миллионов, но никак не миллиарды. Да, все российские олигархи тоже вынуждены работать с этой системой: пока они снимают перед международными банками нижнее белье и выворачивают наизнанку карманы, объясняя, что откуда взялось, система их не трогает. Но это отнюдь не значит, что при малейшем намеке на отмывание даже счета самого Абрамовича моментально не заморозят.

Любимый аргумент сторонников «народной» теории – это утверждение, что Путин настолько хитер, что все свои активы и средства перевел и спрятал в России: то ли в акциях таинственного «Сургутнефтегаза», то ли на секретных счетах ВТБ. На это можно возразить только то, что в этом случае ВВП был бы исключительно похож на героя сказки, который закапывал свои денежки на «поле чудес» в известной стране: риски России столь велики и непредсказуемы, что хранить там кубышку может только сказочный герой. Итак, ясно одно: вера в «золото Путина» пока напоминает известную фразу из фильма «ДМБ»: «Ты суслика видишь? – Нет! – И я – нет! А он есть!»

Версия №2. Конспирологическая

Запад боится Владимира Владимировича и его присных настолько сильно, что не может даже упомянуть, что у него в западных банках есть какие-то счета или им контролируются какие-либо активы. Информация о заработанном на галерах, разумеется, есть, но хранится она где-нибудь в особо тайной папке на дне особо секретного сейфа Меркель/Обамы на случай реальной угрозы ядерной войны (правда, она в этом случае уже никому не понадобится).

Против этой версии говорит то, что если когда-либо в обозримом будущем вскроется, что, вместо того чтобы просто использовать пару хранящихся в сейфе бумажек, правительство США и других западных стран затеяли весьма дорогостоящий для налогоплательщиков спектакль под названием «санкции против России», то кому-то придется отвечать на неприятные вопросы прокуроров и групп парламентского расследования. Хотя подобный спектакль до некоторой степени являлся бы естественным продолжением современной политики Запада, в которой Владимиру Владимировичу отведено почетное место «смотрящего» за анклавом СНГ, чтобы не дай бог там никто не распадался на совсем мелкие, плохо контролируемые княжества, не шалил с ядерным оружием и вообще не забегал за общепринятые «красные» флажки.

Тем не менее сложно предположить, что куча западных политиков первой величины так испуганы или так нуждаются в ВВП, что боятся хотя бы слегка наступить ему на любимую мозоль. Арест активов ведь может быть проведен сначала анонимно, без оглашения имени бенефициара, чтобы дать ему понять, что мы знаем, где что лежит. А вот потом, если тот не внемлет голосу разума… Так что конспирологическая версия, скорее всего, так и останется любимой версией людей с сугубо конспирологическим сознанием.

Версия №3. Фантастическая

В эту версию никто не поверит никогда. Можно поверить в макаронного монстра, в то, что говорит Киселев в своих передачах, и даже в то, что в РПЦ нет ни одного лица нетрадиционной ориентации. Но в то, что у Владимира Владимировича нет миллиардов, не поверит никто. Потому что больше причин для того, чтобы становиться большим начальником в России после революции, просто нет.

Тут следует учесть, что никто не спорит, что у Владимира Владимировича есть великое множество близких друзей, многие из которых, когда он оставит государственный пост, никогда не откажутся поддержать почетного пенсионера: изберут председателем советов директоров компаний и фондов, назначат достойное содержание, обеспечат охраной. Как Клинтона, Блэра или Мэйджора – чему никто не противился и ворами их не называл.

Но, согласитесь, что это все не то: одно дело – сто миллиардов к кармане, и совершенно другое – просто благодарность друзей за то, что ты в свое время к ним не прислал доктора. Хорошо смеется тот, кто смеется у кассы. Увидим ли мы когда-нибудь не просто благодарность прикормленных друзей, а реальную кассу Владимира Владимировича – большой вопрос. Ведь реальных доказательств ее наличия пока никто не представил, а усы, как говаривал почтальон Печкин, «и приклеить можно». Так что остается надеяться, что Владимир Владимирович на пенсии решит шикануть и купит себе пару островов, Букингемский дворец и стадо белых слонов.

Каждый, прочитавший вышеизложенное, может самостоятельно выбрать понравившуюся ему теорию. Можно не верить ни одной из них. Можно их критиковать. У каждой теории есть свои большие плюсы и не менее большие минусы. Но факт останется фактом: никаких денег и активов Владимира Владимировича Путина скрежещущий от злости зубами Запад со всеми его спецслужбами и контролирующими органами пока не арестовал.

источник

Почему Запад даже не обсуждает арест счетов Путина

На это есть три версии: Путин все спрятал, Запад боится Путина и у Путина ничего нет. Какая из них более реалистична?

Барак Обама и Владимир Путин. Фото: Сергей Гунеев/РИА Новости

В интернете стала весьма популярной шутка, что самой жесткой санкцией США в отношении России является решение отозвать iPhone и iPad у Дмитрия Медведева. Как каждая хорошая шутка, она содержит в себе только часть шутки, а все остальное – сугубо жизненные реалии.

Активы и счета арестовывают почему-то только у украинцев. Списки российских чиновников, которым запрещен въезд в США, вроде есть, но конкретные имена никому не называют. Канада вообще выгнала несколько российских военнослужащих с языковых курсов. Хорошо, что не попыталась отшлепать. Евросоюз, как обычно, очень много говорит, но замораживать российские активы явно не спешит – опасается «газовой атаки». Пока самая страшная санкция, придуманная американскими сенаторами, – это лишить Россию чемпионата мира по футболу. Очевидно, поняли, что чем больше активов чиновников заморозят, тем больше рядовые россияне им спасибо скажут, а тут хотят ударить по самому важному. Ясно одно: никто каких-либо реальных санкций против России вводить не хочет.

Ведь самой простой и действенной санкцией против режима была бы, вне всяких сомнений, заморозка счетов и активов самого Владимира Путина. Идея настолько очевидна, что не нуждается ни в каком пояснении. Путину постоянно приписывают владение чудовищными суммами около ста миллиардов долларов и более. То есть в неофициальном рейтинге самых богатых людей планеты Владимир Владимирович всегда шел на корпус впереди Билла Гейтса, а Роман Аркадьевич Абрамович, которого частенько называют «карманным олигархом», мог хранить для него разве что мелочь на сдачу. Таким образом, Владимир Владимирович должен, если только Запад не хочет просто разыграть спектакль под названием «санкции против России», быть первейшей и основной целью всевозможных заморозок активов и счетов. Но об этом никто из активно ругающих путинскую Россию западных лидеров даже и не заикался. Почему? Какие вообще могут быть версии, почему не арестовали счета Путина? Чисто логически их существует всего три.

Версия 1. Народная

Путин со товарищи все очень хорошо спрятал. Самый простой и надежный вариант. Владимир Владимирович настолько хитер, а друзья его настолько искушены в разных финансовых и юридических трюках, что они сумели абсолютно тайно перемещать миллиарды и миллиарды долларов между западными счетами, что ни ФБР, ни ЦРУ, ни МОССАД, ни MI5 и никакие прочие финансовые и контрольные органы не смогли накопать на них никакого компромата.

По сложности такая операция приблизительно равна попытке незаметно провести через Европу пяток российских танковых дивизий. Или незаметно разместить на лужайке Белого дома стадо слонов. Или выдать Мадонну замуж за Киркорова так, чтобы об этом никто не узнал. Те, кто утверждает, что для «Путина и Ко» все возможно, совершенно не представляют себе, что такое современная финансовая и банковская система.

По действующим международным и национальным нормам развитых стран банки и прочие финансовые организации должны в целях противодействия отмыванию денег устанавливать, кто реальный бенефициар (владелец) счета. Причем санкции, включая уголовные, за желание прикрыть глаза на соответствующую информацию столь страшны, что никакие обещания печенек со стороны жирного клиента на более или менее приличный банк не подействуют. А какой владелец нескольких миллиардов долларов захочет положить их в неприличный банк, который, может быть, и закроет глаза на некие неясности и умолчания в документах, но через неделю обанкротится вместе с клиентскими деньгами?

Читайте также:  Sleepbox hotel tverskaya почему закрылся

Также современное законодательство по борьбе с легализацией и отмыванием грязных денег содержит специальные положения, требующие особо строго проверять так называемых Politically Exposed Persons – лиц либо бывших, либо тесно связанных с госчиновниками и представителями публичной власти. Это специально созданная группа норм, направленная на контроль состояний, нажитых коррупционным путем. Как раз для «нагребших на галерах» россиян.

Можно предположить, что через подобную систему возможно как-то просунуть пару десятков не очень чистых миллионов, но никак не миллиарды. Да, все российские олигархи тоже вынуждены работать с этой системой: пока они снимают перед международными банками нижнее белье и выворачивают наизнанку карманы, объясняя, что откуда взялось, система их не трогает. Но это отнюдь не значит, что при малейшем намеке на отмывание даже счета самого Абрамовича моментально не заморозят.

Любимый аргумент сторонников «народной» теории – это утверждение, что Путин настолько хитер, что все свои активы и средства перевел и спрятал в России: то ли в акциях таинственного «Сургутнефтегаза», то ли на секретных счетах ВТБ. На это можно возразить только то, что в этом случае ВВП был бы исключительно похож на героя сказки, который закапывал свои денежки на «поле чудес» в известной стране: риски России столь велики и непредсказуемы, что хранить там кубышку может только сказочный герой. Итак, ясно одно: вера в «золото Путина» пока напоминает известную фразу из фильма «ДМБ»: «– Ты суслика видишь? – Нет! – И я нет! А он есть!»

Версия 2. Конспирологическая

Запад боится Владимира Владимировича и его присных настолько сильно, что не может даже упомянуть, что у него в западных банках есть какие-то счета или им контролируются какие-либо активы. Информация о заработанном на галерах, разумеется, есть, но хранится она где-нибудь в особо тайной папке на дне особо секретного сейфа Меркель/Обамы на случай реальной угрозы ядерной войны (правда, она в этом случае уже никому не понадобится).

Против этой версии говорит то, что если когда-либо в обозримом будущем вскроется, что, вместо того чтобы просто использовать пару хранящихся в сейфе бумажек, правительства США и других западных стран затеяли весьма дорогостоящий для налогоплательщиков спектакль под названием «санкции против России», то кому-то придется отвечать на неприятные вопросы прокуроров и групп парламентского расследования. Хотя подобный спектакль до некоторой степени являлся бы естественным продолжением современной политики Запада, в которой Владимиру Владимировичу отведено почетное место «смотрящего» за анклавом СНГ, чтобы не дай бог там никто не распадался на совсем мелкие, плохо контролируемые княжества, не шалил с ядерным оружием и вообще не забегал за общепринятые «красные» флажки.

Тем не менее сложно предположить, что куча западных политиков первой величины так испуганы или так нуждаются в ВВП, что боятся хотя бы слегка наступить ему на любимую мозоль. Арест активов ведь может быть проведен сначала анонимно, без оглашения имени бенефициара, чтобы дать ему понять, что мы знаем, где что лежит. А вот потом, если тот не внемлет голосу разума… Так что конспирологическая версия, скорее всего, так и останется любимой версией людей с сугубо конспирологическим сознанием.

Версия 3. Фантастическая

В эту версию никто не поверит никогда. Можно поверить в макаронного монстра, в то, что говорит Киселев в своих передачах, и даже в то, что в РПЦ нет ни одного лица нетрадиционной ориентации. Но в то, что у Владимира Владимировича нет миллиардов, не поверит никто. Потому что больше причин для того, чтобы становиться большим начальником в России после революции, просто нет.

Тут следует учесть, что никто не спорит, что у Владимира Владимировича есть великое множество близких друзей, многие из которых, когда он оставит государственный пост, никогда не откажутся поддержать почетного пенсионера: изберут председателем советов директоров компаний и фондов, назначат достойное содержание, обеспечат охраной. Как Клинтона, Блэра или Мэйджора – чему никто не противился и ворами их не называл.

Но согласитесь, что это все не то: одно дело – сто миллиардов к кармане, и совершенно другое – просто благодарность друзей за то, что ты в свое время к ним не прислал доктора. Хорошо смеется тот, кто смеется у кассы. Увидим ли мы когда-нибудь не просто благодарность прикормленных друзей, а реальную кассу Владимира Владимировича, большой вопрос. Ведь реальных доказательств ее наличия пока никто не представил, а усы, как говаривал почтальон Печкин, «и приклеить можно». Так что остается надеяться, что Владимир Владимирович на пенсии решит шикануть и купит себе пару островов, Букингемский дворец и стадо белых слонов.

Каждый, прочитавший вышеизложенное, может самостоятельно выбрать понравившуюся ему теорию. Можно не верить ни одной из них. Можно их критиковать. У каждой теории есть свои большие плюсы и не менее большие минусы. Но факт останется фактом: никаких денег и активов Владимира Владимировича Путина скрежещущий от злости зубами Запад со всеми его спецслужбами и контролирующими органами пока не арестовал.

источник

Деньги Путина. Где хранит тайное богатство президент РФ, и во сколько его оценивают

Путин все время был на госслужбе, но за это время его родственники и друзья сказочно разбогатели

Общая стоимость активов дочерей, зятьев, двоюродных племянников и друзей уже достигла $24 млрд.

В расследовании Путин и посредники, над которым работали журналисты международного Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) и российской Новой газеты, опубликованном в конце октября, идет речь о том, что хотя счета российского лидера выглядят весьма скромно, суммарный капитал его близкого окружения достигает $ 24 млрд.

Опрошенные НВ эксперты называют опубликованный материал ценным и хорошо аргументированным. При этом они предполагают: в кошельках близкого круга Путина может оказаться куда более крупная сумма.

Родственники и друзья

Через несколько месяцев после женитьбы в феврале 2013 года на младшей дочери президента РФ Катерине Тихоновой 31-летний Кирилл Шамалов начал переговоры о покупке акций крупной российской нефтехимической компании СИБУР у старого друга своего новоиспеченного тестя Геннадия Тимченко. Получив более $1 млрд кредитных средств от государственного Газпромбанка, где членом совета директоров является его старший брат Юрий, Шамалов-младший успешно реализовал сделку.

В итоге к 2015 году активы Тихоновой и ее супруга аналитики оценили в более чем $5 млрд.

48‑летний Михаил Шеломов работает ведущим специалистом в транспортной компании Совкомфлот, где в год зарабатывает около $ 8,5 тыс. При этом за последние 13 лет зарегистрированная на его имя компания Акцепт приобрела активов на сумму около $600 млн. Такая арифметика может показаться странной, если к условиям задачи не добавить один факт: Михаил — сын Любови Шеломовой, двоюродной сестры президента Путина.

По данным журналистов OCCRP, еще в 2004 году компания Акцепт приобрела акции банка Россия, который на Западе принято считать “банком друзей Путина”. С 2014 года само финучреждение и его владелец — товарищ Путина Юрий Ковальчук — попали под американские санкции в связи со вторжением России в Крым.

Со временем племянник Путина расширил свою долю в банке за счет покупки компании Платинум, связанной с братьями Аркадием и Борисом Ротенбергами — давними приятелями Путина и одними из крупнейших российских господрядчиков. К 2016 году стоимость его пакета акций достигла $21 млн, подсчитали расследователи.

А в конце 2016‑го Акцепт приобрел половину акций компании, которая намерена потратить $190 млн на строительство гоночной трассы неподалеку от Санкт-Петербурга и облюбованного Путиным горнолыжного курорта Игора.

Несмотря на такую активную и разностороннюю инвестиционную деятельность, в беседе с расследователями Шеломов проявил плохую осведомленность в делах своих активов. А после того как те спросили, не является ли он подставным лицом, скрывающим имя истинного владельца, прервал разговор.

Не готовым комментировать свои коммерческие операции оказался еще один представитель окружения президента РФ и акционер банка Россия — виолончелист и крестный отец одной из дочерей Путина Сергей Ролдугин. Согласно опубликованным в мае 2016‑го Панамским документам, он являлся владельцем нескольких офшорных фирм, куда перечисляли средства российские госбанки и принадлежащие олигархам компании. Всего через офшорные счета Ролдугина прошло $2 млрд.

Еще один друг Путина — Петр Колбин, который когда‑то работал мясником, а сегодня входит в топ-200 богатейших бизнесменов России по версии Forbes, заявил прессе, что он “не бизнесмен”. Хотя, по данным издания, в 2010–2011 годах он выручил более $500 млн за перепродажу акций нефтетрейдера Gunvor и газодобывающей компании Ямал СПГ. Обе операции связывают его с миллиардером Геннадием Тимченко, которого с 2004 года пресса называет другом Путина.

Разложив по карманам родственников и близких друзей полученные от олигархов и госкомпаний капиталы, российский лидер организовал собственное окружение в структуру, которая чем‑то напоминает “семью” экс-президента Украины Виктора Януковича. Только главные роли в этой схеме достались не родственникам, а давним приятелям главы Кремля.

“Его “семья” построена не на кровных связях, а на сети сослуживцев, земляков и друзей”, — рассуждает Илья Пономарев, бывший депутат Госдумы РФ, который в свое время единственный голосовал против аннексии Крыма и в 2014 году покинул Россию с запретом на обратный въезд.

Сколько активов на самом деле контролирует Путин

Масштабы активов Путина могут в разы, а то и в десятки раз превышать упоминаемые в последнем расследовании $24 млрд.

Так, по оценке российского политолога и бывшего кремлевского советника Станислава Белковского, состояние Путина в 2007 году составляло около $40 млрд, а в 2012‑м — уже $70 млрд.

С первой цифрой совпали подсчеты расследователей британского телеканала BBC, которые в январе 2016‑го выпустили документальный фильм Тайные богатства Путина. Английские телевизионщики опросили тех, кто ранее входил в близкое окружение президента России, и сделали вывод: российский лидер использовал власть для накопления тайного богатства в размере $40 млрд.

Читайте также:  Почему на телефоне раздувается батарейка

Более смело к оценке состояния президента подошел Билл Браудер, основатель и глава инвестиционного фонда Hermitage Capital — одного из крупнейших фондов иностранных инвестиций в России в 1995-2006 годах. После ареста и загадочной смерти в СИЗО аудитора этой компании Сергея Магнитского в США был принят широко известный закон о санкциях — так называемый акт Магнитского.

“Я считаю, что оно [состояние Путина] составляет $200 млрд все эти деньги — в собственности, хранятся на счетах в швейцарских банках, в акциях, хедж-фондах, управляемых Путиным и его дружками”, — заявил Браудер в феврале 2015‑го в интервью американскому телеканалу CNN.

Определить реальное состояние Путина непросто, признают специалисты. Ведь оно разделено между целой сетью компаний и холдингов, множеством объектов недвижимости и счетами приближенных лиц.

Как раз из‑за невозможности доказать принадлежность активов авторитетное американское издание Forbes до сих пор не внесло имя Путина в свой рейтинг миллиардеров, где первую строчку много лет подряд занимает основатель компьютерного гиганта Microsoft Билл Гейтс с текущим состоянием почти в $90 млрд.

При этом некоторые наблюдатели отмечают: в вопросе богатств Путина не так важна точная цифра, как происхождение средств. “Путин все время был на госслужбе, и даже если у него капитал $1 млн — это все равно означает, что он участвовал в коррупционной деятельности”, — считает Пономарев.

Полный текст материала читайте в свежем номере журнала Новое Время — №40 от 3 ноября 2017 года

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter

источник

Геннадий Афанасьев

Страницы

вторник, 11 марта 2014 г.

Почему Запад даже не обсуждает арест счетов Путина

В Интернете стала весьма популярной шутка, что самой жесткой санкцией США в отношении России является решение отозвать iPhone и iPad у Дмитрия Медведева. Как каждая хорошая шутка, она содержит в себе только часть шутки, а все остальное – сугубо жизненные реалии.

Активы и счета арестовывают почему-то только у украинцев. Списки российских чиновников, которым запрещен въезд в США, вроде есть, но конкретные имена никому не называют. Канада вообще выгнала несколько российских военнослужащих с языковых курсов. Хорошо, что не попыталась отшлепать. Евросоюз, как обычно, очень много говорит, но замораживать российские активы явно не спешит – опасается «газовой атаки». Пока самая страшная санкция, придуманная американскими сенаторами, – это лишить Россию Чемпионата мира по футболу. Очевидно, поняли, что чем больше активов чиновников заморозят, тем больше рядовые россияне им спасибо скажут, а тут хотят ударить по самому важному. Ясно одно: никто каких-либо реальных санкции против России вводить не хочет.

Ведь самой простой и действенной санкцией против режима была бы, вне всяких сомнений, заморозка счетов и активов самого Владимира Путина. Идея настолько очевидна, что не нуждается ни в каком пояснении. Путину постоянно приписывают владение чудовищными суммами в районе ста миллиардов долларов и более. То есть в неофициальном рейтинге самых богатых людей планеты Владимир Владимирович всегда шел на корпус впереди Билла Гейтса, а Роман Аркадьевич Абрамович, которого частенько называют «карманным олигархом», мог хранить для него разве что мелочь на сдачу. Таким образом, Владимир Владимирович должен, если только Запад не хочет просто разыграть спектакль под названием «санкции против России», быть первейшей и основной целью всевозможных заморозок активов и счетов. Но об этом никто из активно ругающих путинскую Россию западных лидеров даже и не заикался. Почему? Какие вообще могут быть версии, почему не арестовали счета Путина? Чисто логически их существует всего три.

Путин со товарищи все очень хорошо спрятал. Самый простой и надежный вариант. Владимир Владимирович настолько хитер, а друзья его настолько искушенны в разных финансовых и юридических трюках, что они сумели абсолютно тайно перемещать миллиарды и миллиарды долларов между западными счетами, что ни ФБР, ни ЦРУ, ни МОССАД, ни MI5 и никакие прочие финансовые и контрольные органы не смогли накопать на них никакого компромата.

По сложности такая операция приблизительно равна попытке незаметно провести через Европу пяток российских танковых дивизий. Или незаметно разместить на лужайке Белого дома стадо слонов. Или выдать Мадонну замуж за Киркорова так, чтобы об этом никто не узнал. Те, кто утверждает, что для «Путина и Ко» все возможно, совершенно не представляет себе, что такое современная финансовая и банковская система.

По действующим международным и национальным нормам развитых стран банки и прочие финансовые организации должны в целях противодействия отмыванию денег устанавливать, кто реальный бенефициар (владелец) счета. Причем санкции, включая уголовные, за желание прикрыть глаза на соответствующую информацию столь страшны, что никакие обещания печенек со стороны жирного клиента на более или менее приличный банк не подействуют. А какой владелец нескольких миллиардов долларов захочет положить их в неприличный банк, который, может быть, и закроет глаза на некие неясности и умолчания в документах, но через неделю обанкротится вместе с клиентскими деньгами?

Также современное законодательство по борьбе с легализацией и отмыванием грязных денег содержит специальные положения, требующие особо строго проверять так называемых Politically Exposed Persons – лиц либо бывших, либо тесно связанных с госчиновниками и представителями публичной власти. Это специально созданная группа норм, направленная на контроль состояний, нажитых коррупционным путем. Как раз для «нагребших на галерах» россиян.

Можно предположить, что через подобную систему возможно как-то просунуть пару десятков не очень чистых миллионов, но никак не миллиарды. Да, все российские олигархи тоже вынуждены работать с этой системой: пока они снимают перед международными банками нижнее белье и выворачивают наизнанку карманы, объясняя, что откуда взялось, система их не трогает. Но это отнюдь не значит, что при малейшем намеке на отмывание даже счета самого Абрамовича моментально не заморозят.

Любимый аргумент сторонников «народной» теории – это утверждение, что Путин настолько хитер, что все свои активы и средства перевел и спрятал в России: то ли в акциях таинственного «Сургутнефтегаза», то ли на секретных счетах ВТБ. На это можно возразить только то, что в этом случае ВВП был бы исключительно похож на героя сказки, который закапывал свои денежки на «поле чудес» в известной стране: риски России столь велики и непредсказуемы, что хранить там кубышку может только сказочный герой. Итак, ясно одно: вера в «золото Путина» пока напоминает известную фразу из фильма «ДМБ»: «Ты суслика видишь? – Нет! – И я – нет! А он есть!»

Версия №2. Конспирологическая

Запад боится Владимира Владимировича и его присных настолько сильно, что не может даже упомянуть, что у него в западных банках есть какие-то счета или им контролируются какие-либо активы. Информация о заработанном на галерах, разумеется, есть, но хранится она где-нибудь в особо тайной папке на дне особо секретного сейфа Меркель/Обамы на случай реальной угрозы ядерной войны (правда, она в этом случае уже никому не понадобится).

Против этой версии говорит то, что если когда-либо в обозримом будущем вскроется, что, вместо того чтобы просто использовать пару хранящихся в сейфе бумажек, правительство США и других западных стран затеяли весьма дорогостоящий для налогоплательщиков спектакль под названием «санкции против России», то кому-то придется отвечать на неприятные вопросы прокуроров и групп парламентского расследования. Хотя подобный спектакль до некоторой степени являлся бы естественным продолжением современной политики Запада, в которой Владимиру Владимировичу отведено почетное место «смотрящего» за анклавом СНГ, чтобы не дай бог там никто не распадался на совсем мелкие, плохо контролируемые княжества, не шалил с ядерным оружием и вообще не забегал за общепринятые «красные» флажки.

Тем не менее сложно предположить, что куча западных политиков первой величины так испуганы или так нуждаются в ВВП, что боятся хотя бы слегка наступить ему на любимую мозоль. Арест активов ведь может быть проведен сначала анонимно, без оглашения имени бенефициара, чтобы дать ему понять, что мы знаем, где что лежит. А вот потом, если тот не внемлет голосу разума… Так что конспирологическая версия, скорее всего, так и останется любимой версией людей с сугубо конспирологическим сознанием.

В эту версию никто не поверит никогда. Можно поверить в макаронного монстра, в то, что говорит Киселев в своих передачах, и даже в то, что в РПЦ нет ни одного лица нетрадиционной ориентации. Но в то, что у Владимира Владимировича нет миллиардов, не поверит никто. Потому что больше причин для того, чтобы становиться большим начальником в России после революции, просто нет.

Тут следует учесть, что никто не спорит, что у Владимира Владимировича есть великое множество близких друзей, многие из которых, когда он оставит государственный пост, никогда не откажутся поддержать почетного пенсионера: изберут председателем советов директоров компаний и фондов, назначат достойное содержание, обеспечат охраной. Как Клинтона, Блэра или Мэйджора – чему никто не противился и ворами их не называл.

Но, согласитесь, что это все не то: одно дело – сто миллиардов к кармане, и совершенно другое – просто благодарность друзей за то, что ты в свое время к ним не прислал доктора. Хорошо смеется тот, кто смеется у кассы. Увидим ли мы когда-нибудь не просто благодарность прикормленных друзей, а реальную кассу Владимира Владимировича – большой вопрос. Ведь реальных доказательств ее наличия пока никто не представил, а усы, как говаривал почтальон Печкин, «и приклеить можно». Так что остается надеяться, что Владимир Владимирович на пенсии решит шикануть и купит себе пару островов, Букингемский дворец и стадо белых слонов.

Каждый, прочитавший вышеизложенное, может самостоятельно выбрать понравившуюся ему теорию. Можно не верить ни одной из них. Можно их критиковать. У каждой теории есть свои большие плюсы и не менее большие минусы. Но факт останется фактом: никаких денег и активов Владимира Владимировича Путина скрежещущий от злости зубами Запад со всеми его спецслужбами и контролирующими органами пока не арестовал.

источник