Меню

Почему мы помогаем детям сиротам

Полезная и вредная помощь детям-сиротам

Сиротам помогать надо. Это понятно.

И пока мы не начали активно работать с детскими домами, мы считали, что этот тезис настолько прост и понятно-однозначен, что обсуждать его особенно нечего, нужно брать и помогать.

При более близком знакомстве с проблематикой детских домов обнаружилось, что помощь бывает полезная и вредная. Многие благие намерения разбиваются о вечное наше «хотелось как лучше, а получилось:».

Вредная помощь

Самые привычные и понятные способы помощи сиротам, воспитанникам детских домов и интернатов – это, прежде всего, подарки (от простеньких игрушек и поношенных, но еще целых вещей до дорогих телевизоров), оплата развлечений и экскурсий и многие другие. Но вы когда-нибудь задумывались над тем, каковы отдаленные последствия таких подарков?

Предположим, приезжают в детский дом спонсоры и вручают детям дорогие подарки. Играет оркестр, дети танцуют, все рады и счастливы. Работают видеокамеры и фотоаппараты (очень важная деталь).

Давайте представим себе, как эту ситуацию видят дети: они постепенно начинают понимать, что можно получать от мира блага не за что-нибудь, а «бесплатно», только за то, что ты сирота. Сиротство – это способ вышибать из мира средства. Такая стратегия жизни.

Мы как-то пытались уговорить спонсора вручить подарки не всем поголовно, а, например, выделить в виде стипендии отличникам и ударникам, или тем, кто в последней четверти стал лучше учиться – деньгами или вещами, не важно. Спонсоры не согласились, и подарки – небольшие – получили все. За что? За то, что сирота.

Постепенно у детей вырабатывается стиль поведения «я сиротка», который помечен как «эффективный». Суть его состоит в следующем: ты демонстрируешь свое сиротство, после чего просишь от мира : чего угодно (иногда денег, иногда возможность опоздать или не выполнить поручение, оправдание лени и безответственности:). Мир обязательно тебе это даст или позволит.

Теперь проследим, что происходит дальше. Выходит воспитанник детского дома в жизнь, начинает учиться или где-то работать в тех же стратегиях: я сирота, мне больше положено. Не за хорошо выполненную работу, а только за то, что я сирота.

Очень скоро, болезненно и с трудом, бывший детдомовец начинает понимать, что мир ему ничего не должен, что все надо зарабатывать. И выработанная стратегия поведения рушится. А других-то нет!

Кто виноват в формировании такой стратегии поведения детдомовца? – Сотрудники детских домов, организующие подобные акции? – Спонсоры? – Социальная ситуация, требующая от администрации подобных мер?

Мы считаем, что причина в кратковременности нашего внимания, видения. Мы думаем о «прямо сейчас», а прямо сейчас подарки детям – это здорово. Как научиться думать про “значительно вперед”? Как должен быть устроен детский дом, да и вся социальная сфера, чтобы работники были вынуждены (или хотели бы, могли бы) видеть далекие последствия своих действий?

Пока учреждения, работающие с проблемой социального сиротства, устроены так, что видеть далекое последствие своих действий: ни к чему. Безусловно, бывают талантливые воспитатели детских домов или отдельные сотрудники социальной сферы, но это скорее случайность. Это заслуга «ненормальных» увлеченных педагогов (низкий им поклон), а не системный эффект.

Итак: не нужно приучать детей и окружающих их взрослых (воспитателей и других сотрудников детского дома) к подачкам и формировать тем самым психологию нищего.

Отдавая себе отчет в том, что заявленный тезис звучит как минимум странно, еще раз подчеркнем: речь идет не о том, что детям не нужно дарить подарки! Мы предлагаем обращать внимание на тот контекст, в котором ребенок получает те или иные блага. Нужно понимать, как каждая ситуация выглядит со стороны ребенка и пытаться представить, какие последствия для будущего ребенка это может иметь.

Полезная помощь

Давайте задумаемся над тем, чего больше всего не хватает детям-сиротам. Они, конечно, многого лишены, но что самое существенное? Какие именно лишения ставят на них печать сиротства и тем самым принципиально отличают от обычных детей, сколь угодно бедных, но все-таки не сирот?

Это не деньги, не одежда, не компьютеры – ведь множество «обычных семейных» детей живет в куда более худших условиях, чем сироты на государственном обеспечении. Дело в чем-то более глубинном.

Воспитанники детских домов официально именуются «детьми, утратившими родительскую опеку». И это главное, чего этим детям не хватает – опеки. Именно в этом смысле и нужно им помогать. Хорошо, когда ребенка усыновляют, тогда опека восстановлена полностью. Но большая часть детей так и остается ничьими.

Детскому дому необходимы попечители и попечительская помощь (опека, попечитель – однокоренные слова!).

Вокруг слова «попечитель» наросло множество мифов. Один из таких странных мифов-предрассудков состоит в том, что попечитель – это тот, у кого много денег. Это неверно! Попечитель – тот, кто опекает, то есть берет на себя ответственность за судьбу ребенка, кто задумывается над тем, какие последствия повлечет то или иное событие и действие: Мы уверены, что позицию попечителя может занять любой здравомыслящий человек.

Сколь угодно большие деньги, врученные ребенку или детскому дому без учета последствий, – вредные деньги, это не попечительское действие, не опека. Попечитель думает о последствиях.

Есть множество ответственных способов помощи детям, попавшим в сложную социальную ситуацию, куда более экономных, а иногда не требующих денег совсем. Попечительство требует скорее не денег и материальных затрат, а затрат духовной ответственности. Иногда это называют гражданской позицией.

Различные способы реальной и важной помощи

Многие люди считают, что быть попечителем – это нечто недосягаемо сложное, что это «не для простых людей», и вообще «это все страшно и непонятно». Мы хотим показать, что существует множество способов реальной помощи и, значит, настоящего попечительства в указанном выше смысле.

Способ первый. Детям детского дома не хватает положительного образа взрослого человека, обыкновенного нормального взрослого человека с его подвигами, заботами, интересами и бытовыми мелочами. Встреча ребенка с таким человеком (только действительная встреча!) определит его дальнейшую жизнь и поможет самому стать взрослым человеком.

Способ второй. Ребенку детского дома крайне не хватает опыта взаимодействия с окружающим миром – городом, природой, другими людьми. Попечитель может включить подростка в свой круг общения, в свой клуб, секцию или компанию. Может найти ребенку посильную работу в свободное от учебы время и обсуждать вместе с ним его (и свои?) успехи и неудачи.

Небольшая оговорочка: если уж включать ребенка в свою компанию, в секцию или клуб, то «по-настоящему», а не как сиротку. Это значит, что с него нужно требовать ответственности и чести, помощи и «головы на плечах» – всего того, что вы требуете от себя и своих друзей. Иногда прощать, иногда ругаться – короче, чтобы все «по-настоящему».

Всепрощение и безнаказанное «не хочу – не буду, меня в другую секцию устроят» воспитывает все того же иждивенца и любителя «халявы», а не взрослого человека.

Способ третий. У социальных сирот нет опыта нормальной жизни в семье. У некоторых вообще нет опыта жизни в какой бы то ни было семье, у многих есть такой, что лучше бы его не было: Но ведь эти дети вырастают и образуют собственные семьи. А как создать собственную семью, если ни разу не жил в настоящей семье и по большому счету не знаешь, что это такое?!

Печальная статистика говорит о том, что сироты плодят сирот.

Поэтому ценнейшая помощь сироте – предоставление возможности пожить в семье. Другими словами: если вы возьмете на некоторое время «пожить» к себе в семью ребенка из детского дома, то вы окажете ему неоценимую помощь в обретении очень важного жизненного опыта.

Все та же оговорочка про настоящесть: «взять пожить в семью» – это не значит устраивать ребенку праздник каждый день. Ему необходим как можно более реальный опыт жизни в семье, включающий в себя все, что бывает:

  • выгуливание собаки и вынесение мусора,
  • ответственность за «младшего брата» или просто за младшего,
  • подарок на день рождения и пирожки на выходных,
  • поездка «к маме на работу»,
  • подзатыльник от «отца» за то, что поступил «не как мужчина»,
  • выяснение отношений,
  • общий семейный поход и многое другое.

Есть множество вариантов, как именно такое попечительское действие может быть оформлено юридически. Обращайтесь в детские дома, Вам о них расскажут.

Способ четвертый. Ребенку детского дома крайне необходимо хорошее образование. Как правило, дети детских домов и школ-интернатов учатся хуже своих сверстников. Есть такой термин – «запущенность», это когда никто в детстве ребенком не занимался: И вот вроде бы и голова светлая, и старается, а оценки плохие. Потому что учиться таким детям гораздо сложнее, приходится «продираться» и брать с боем то, что обычные дети легко проскочили, читая с бабушкой книжку на диване. Ведь не секрет, что программа начальной школы осваивается во многом за счет бабушкиного чтения книжек и прогулок с родителями, а не на школьной скамье.

Но детдомовец редко попадает в хорошую школу, а если попадает, то часто «не тянет» и переводится во вспомогательную. Сначала ребенку нужна индивидуальная образовательная программа и, значит, талантливый учитель. Если вы настолько образованы, что можете научить ребенка учиться, то цены вам нет! Помогите хотя бы одному, и это есть попечительство высшей пробы!

Если вы не педагог, то вы могли бы помочь тем педагогам, которые умеют вести индивидуальные образовательные программы для брошенных детей, но не получают за это ничего, поскольку государство не умеет за это платить.

Пара примеров: филиал Сбербанка города Железногорска оплатил образовательную программу для детей и воспитателей Детского дома; Красноярский завод цветных металлов несколько лет помогает в проведении зимних школ развития, в которых участвуют дети заводчан и Детского дома.

Конечно, большинство из нас не сбербанк и не завод. Но есть варианты попроще: учреждение стипендии воспитаннику детского дома, который лучше всех учится. Или тому, который больше всего троек или двоек в четверти исправил. Или, например, лучшему решателю задач на сообразительность. Или тому, кто успевает и учиться, и спортом заниматься. Вариантов множество, можно даже стипендию не деньгами выдавать.

Читайте также:  Билайн почему не отсылаются смс

Смета: 100 р. в месяц для воспитанника детского дома – ОГРОМНАЯ сумма, и ее вполне достаточно. Предположим, устанавливается 5 стипендий в различных категориях, получаем 500 р. в месяц. Итого в год: 6000 р.

Если процесс заявления стипендий и отбора стипендиатов обставить «правильно», то по действенности эта мизерная сумма окажется гораздо выше, чем «просто так подаренный» дорогой телевизор. Поскольку выданная таким образом сумма приучает к тому, что в жизни нужно трудиться, что бесплатно ничего не бывает. И еще такое действие показывает ребенку, что кто-то заинтересован в его учебе, что учиться стоит, даже если его «как бы настоящим родителям» до этого нет никакого дела.

Список вариантов и способов не ограничен. Мы уверены, что для каждого желающего занять гражданскую позицию можно придумать индивидуальный, приемлемый для него вариант помощи детям детского дома. Все начинается с малого.

Самое важное – научиться «далеко смотреть» и за каждым повседневным действием видеть возможное будущее ребенка.

Лирическое отступление

По большому счету дело не в сиротах. Просто количество брошенных детей говорит о нас с вами и нашем доме страшные вещи.

В принципе пристроить значительную часть детей-сирот не проблема: нужно отдать их адвентистам. Лучше даже не нашим, а американским – они просили, у них есть деньги, им зачем-то нужны наши сироты (зачем – не важно, это их проблемы). А мы будем так и жить дальше, рожая детей по пьяни и выбрасывая их на улицу.

источник

Как помочь детям-сиротам

Что случилось? Что стряслось?

Что нужно детям в первую очередь?

Все! Я решил помочь! Что мне делать?

Что случилось? Что стряслось?

В Россию приходит международная инициатива #ЩедрыйВторник. 29 ноября миллионы последователей инициативы совершают самые разные действия в пользу благотворительных организаций и размещают информацию об этом в социальных сетях, на сайте и в других медиа. Наверняка в этот день многие люди захотят помочь . Помощь может быть очень разной. Можно просто порадовать детей подарками, а можно внести серьезный вклад в их будущее.

Мы разработали специальную инструкцию, как правильно помогать .

Почему нужно помогать ?

живут в закрытых учреждениях, они там едят, спят, ходят в школу, кружки И даже в оздоровительные лагеря их часто вывозят целыми классами или всем интернатом.

Они все время находятся в замкнутом коллективе таких же детей как они сами, общаются с очень ограниченным числом взрослых — воспитатель, учителя в школе, возможно, тренеры и ведущие кружков и секций. Поэтому, даже если на первый взгляд они выглядят такими же, как и другие дети, на самом деле они иные, и у них есть много внутренних проблем и ограничений. Вырастая, они несут этот груз с собой во взрослую жизнь, и им очень трудно жить самостоятельно, особенно когда им всего 18–19 лет.

Государство обеспечивает детей местом для проживания (обычно комнатой на 5–6 человек), образованием, питанием, одеждой и даже деньгами. Однако оно не может дать им самого главного — тепла и заботы близкого человека, чувства защищенности и исключительности, которые дают нам родители в детстве, и даже потом во взрослой жизни у нас всегда есть тыл.

Кроме того, государство не может помочь каждому ребенку в выборе жизненного пути, не может дать совет, направить, подсказать. Подрастая, остаются один на один с жизнью, и жизненные трудности быстро ломают их еще неокрепшую личность.

Именно поэтому мы с вами и должны помочь.

Что нужно детям в первую очередь?

Конечно, самое важное и нужное для ребенка — это семья, и помочь семейному устройству детей — это лучшее, что мы можем сделать. Содействием семейному устройству занимаются такие фонды, как «Волонтеры в помощь », «Измени одну жизнь», «Детские домики» и другие.

Но, если по разным причинам устройство в семью невозможно, детям можно помочь своим участием. , именно своим личным участием, своим временем, неравнодушием, включением в свою жизнь. А не подарками и одноразовыми посещениями детского дома на праздник, как это часто происходит.

Общение, обучение бытовым навыкам.

Детям очень важно общаться с людьми из мира за стенами интерната, расширять свои границы и представления о людях, о мире. Им важно видеть, как устроена жизнь, все — от приготовления пищи и покупки одежды до оплаты счета в банке, возврата не подошедших вещей в магазин, вызова слесаря, обращения в ремонт обуви — все будет необходимо им. Такие программы ведут фонды: «Дети наши», «Надежда», «Здесь и сейчас», «Родительский центр „Подсолнух“» и другие.

Вы можете стать другом для ребенка, подростка, включить его в свою жизнь и реально повлиять на нее. Это называется стать НАСТАВНИКОМ. Вы можете приглашать ребенка пойти с вами в магазин, поехать на дачу, помочь с ремонтом Наставничество активно развивается и можно найти профессиональные организации, которые помогут вам подготовиться к новой роли. Чтобы ваше общение было успешным, нужна серьезная подготовка: вам предложат пройти небольшой курс, изучат особенности вашей личности.

Программы наставничества уже много лет ведут, напри мер, «Кидсейв — Хранители Детства», «Старшие Братья Старшие Сестры».

Если вы не готовы к глубокому общению с детьми, вы можете просто прийти на мероприятия внутри учреждения, пообщаться, заняться вместе делом, а также выйти на совместную прогулку, экскурсию, другие события вне учреждения. Вы можете помочь ребятам в организации мероприятий, поучаствовать вместе с ними в субботниках, соревнованиях, выездных лагерях

гораздо труднее учиться, чем обычным детям. Ему требуется больше времени, чтобы понять, запомнить, освоить новое, и интереса к этому процессу он часто не испытывает. Это происходит потому, что с раннего детства такой ребенок не получил достаточного внимания близких взрослых, был лишен любви и необходимой заботы самых главных в его жизни людей — родителей. Эта травма замедляет и осложняет процесс развития его личности.

  • Если у вас есть педагогические навыки, вы можете организовать курс по подготовке детей по своему предмету, это может быть индивидуальная работа или работа в малых группах. Возможно, вести . НКО могут помочь вам в организации такой работы.
  • Вы можете провести одно или несколько занятий на любую тему, в которой вы разбираетесь, — музыка, искусство, литература, кино, флористика, рисование, дизайн, ораторское мастерство, стиль в одежде
  • Можно организовать — по приготовлению блюд домашней кухни, ремонту бытовых предметов, созданию предметов интерьера своими руками
  • Организовать экскурсию по интересным местам, квест, ролевую игру.
  • Провести занятия по овладению компьютерными навыками.

Практически каждый из нас имеет опыт и знания в определенных сферах, и все это может быть очень полезно . Помните, у них очень мало возможностей для познания многогранности нашего мира.

Помощь в выборе профессии.

Многим из нас нелегко было определиться с выбором профессии. Для человека, оставшегося без родительской поддержки, которому придется сразу после школы рассчитывать только на себя, выбор профессии важен вдвойне. Подростку из детского дома нужна помощь, чтобы определить, к какому делу у него есть интерес и способности, какие вообще существуют профессии и места работы, кроме воспитателя, повара и директора в детском доме. Статистика показывает, что большинство выпускников детских домов бросают работу через полгода после трудоустройства, так как им не хватает мотивации, долгосрочных целей, представления о том, что жизнь — это длинный проект. Поэтому важно не только сориентировать в выборе профессии, но и показать, как на самом деле работают люди, как ставить долгосрочные цели, не останавливаться при трудностях, понимать, что вознаграждение за труд будет расти со временем по мере наращивания опыта.

Кроме того, важным аспектом является управление личными деньгами. Здесь совершенно не информированы и часто не только тратят впустую выплаты, полученные от государства, но и закладывают жилье.

  • Прийти и рассказать о своей работе и профессии.
  • Пригласить ребят к себе на предприятие или в офис.
  • Пригласить из старших подростков на стажировку в свою компанию в качестве курьера, администратора
  • Провести тренинг по управлению личными деньгами.
  • Рассказать про то, как устроен малый бизнес,

Автономная некоммерческая организация «РОСТ»
Благотворительный фонд «В твоих руках»

Можно помочь и

Если вы не готовы общаться с детьми напрямую, вы можете помочь, используя свои профессиональные навыки (pro bono).

  • Вы журналист? Можете написать статью или снять сюжет о деятельности фонда, помогающего и его мероприятиях.
  • А я юрист! Юридическая помощь очень важна при решении вопросов с правами на жилье, с отношениями с кровной семьей, оформлении статуса сироты
  • Вы фотограф? Вы можете делать обновленные фото детей для базы или снимать мероприятия; делать видеосъемку и монтаж видеофильмов
  • могут помочь с разработкой и ведением сайта учреждения или благотворительного фонда.
  • Дизайнеры нужны! Ландшафтный дизайнер, дизайнер интерьеров может заняться облагораживанием и украшением пространства внутри и вокруг учреждения.

Если вы готовы пока только на менее системное, вы можете ПРОСТО:

  • помочь личным транспортом: перевозка на/с мероприятия, перевозка документов/вещей до учреждений/обратно;
  • оказать информационную поддержку благотворительным фондам, помогающим , начиная с перепоста в социальных сетях;
  • помочь в покраске, уборке территории детских домов и интернатов.

Если вы хотите помочь деньгами, лучше всего найдите профильную некоммерческую организацию и перечислите средства ей. Вы можете выбрать организации, занимающиеся семейным устройством детей, помощью приемным семьям, детям подросткового возраста по социальной адаптации, , наставничеством и чем еще. В сфере сиротства наибольшее число профессиональных организаций, которые приносят очень много пользы детям и реально влияют на решение их проблем. Только не надо больше подарков! Разве только в дополнение к вашим другим усилиям и только умные, развивающие подарки, такие, какие мы выбираем для своих детей.

Все! Я решил помочь! Что мне делать?

Сначала нужно найти подходящую для ваших целей НКО. Это можно сделать на любом сайте агрегаторе, например, Благо.ру, где присутствуют большинство работающих с сиротами НКО. Звоните, пишите, ищите их в социальных сетях, сообщайте о своих возможностях и желаниях, и они обязательно предложат вам варианты. Главное — не бросайте свою идею, если сразу не получится или пойдет не так. Помните, в НКО всегда не хватает людей и очень много работы, и если вам сразу не ответили, подождите или обратитесь еще раз.

Читайте также:  Почему на телефоне приложение выходит

источник

«Хочешь творить добро, а причиняешь боль»: что делать, чтобы помочь детям-сиротам

«Хочешь творить добро, а причиняешь боль»: что делать, чтобы помочь детям-сиротам

Взять ребёнка из детского дома готовы немногие. При этом помочь детям-сиротам всё равно хочется. Тут, главное, действовать правильно, потому что из добрых побуждений можно не только помочь, но и навредить. Мама приёмной девочки Ксения Букша объясняет, что нужно знать перед тем, как помогать детям-сиротам, и чего делать нельзя.

Как помочь ребёнку найти приёмную семью (или сохранить свою)

Чего не хватает детям, которые живут в детском доме? Правильный ответ один: родителя. Значимого взрослого, который отвечал бы за всё, что происходит с ребёнком. Самое главное — сделать так, чтобы ребёнок жил в семье. Когда я это поняла, то пересмотрела свои жизненные приоритеты и взяла из детского дома 10-летнюю девочку, которая стала моей приёмной дочерью. Конечно, не все могут взять ребёнка из детдома по самым разным причинам. При этом помочь всё равно реально. Вот что можно делать:

Помогать организациям, которые работают с кризисными семьями. Да-да, именно так — оставить ребёнка в родной семье, чтобы его не забрали или не отдали от «безвыходности жизни». Матери, которые «бросают детей», как правило, не монстры. Просто они не знают, как справиться с проблемами. Матери, у которых детей забирают, — тоже не всегда монстры или беспробудно пьющие (хотя, к сожалению, это бывает часто). Никакой детский дом, даже самый лучший, не сравнится с семьёй, где у ребёнка есть свой родитель. Пусть даже семья бедная. Исключение: семьи, где насилие и заброшенность. Там о ребёнке всё равно не заботятся и не любят, и он вынужден выживать в одиночку.

Например, тверской благотворительный фонд «Константа» собирает деньги на проект «Ребёнок в семье» — для того, чтобы дети родителей в трудной ситуации не попали в приют. Они помогают с ремонтом жилья, работают с алко- и наркозависимыми. В Петербурге уже много лет кризисным семьям помогает «Тёплый дом».

Помочь ребёнку, который уже оказался в детском доме, найти новую семью. Например, оплатить создание видеоанкеты для ребёнка. Когда потенциальный родитель смотрит базу, «выбирая подходящего ребёнка» (звучит не очень, но по факту так и происходит), фото и видео помогают ему принять решение. Будущий родитель смотрит на мальчика или девочку, и ему чуть проще подготовиться к встрече с ним. Пусть опытные приёмные родители и относятся к этому снисходительно. С моей дочкой вышло именно так: видео у неё не было, я её увидела только на фотографии. «Пиар детей» –неплохой способ помочь им оказаться в семье.

Как помочь ребёнку, который живёт в детском доме

Да, мы, к сожалению, не можем убрать главный травмирующий фактор — отсутствие значимого взрослого. Но можем сделать пребывание ребёнка в детдоме чуть лучше.

Помочь ребёнку с лечением или побыть с ним в больнице. В детских домах много больных детей. Детям в детдомах нужны сложные операции и просто — внимательная медицинская помощь. Моя приёмная дочь несколько лет провела без мамы в больнице. Тогда она ещё была «родительским ребёнком» — просто родители тоже болели, а помочь было некому. В фонде «Отказники» есть проект «Дети в беде»: организаторы оплачивают анализы, договариваются о консультации у хороших врачей. А главное — нанимают няню на весь период лечения, чтобы малыши, да и дети постарше, не лежали в больнице одни. В Санкт-Петербурге есть похожий проект «Сестринский уход».

Стать наставником для подростка. С этим надо быть осторожным. Именно при личном общении легче всего навредить. У детей, которые растут без родителей, есть несколько характерных особенностей. Они умеют манипулировать, приспосабливаться, «выжимать» из людей блага. Сначала они кажутся «милыми и несчастными», потом волонтёр видит, какие они «расчётливые и бездушные», — и разочаровывается. Часто волонтёры, которые много лет брали подростков на выходные, учили ориентироваться в городе, разбираться в бытовых делах, просто не видят результат своей работы.

Детдом — это одновременно дикая стая и казарма, ужасно гнетущая среда, и она перешибает всё

Так кому всё-таки стоит попробовать стать наставником? Тем, кто готов много и серьёзно работать с трудными подростками, и тем, кто не считает, что одним только фактом своего прихода в детдом принёс пользу. Будущим наставникам имеет смысл пройти Школу приёмных родителей (ШПР). Важно научиться чётко выстраивать границы при общении с подростком, чтобы он не воспринимал вас как спонсора или источник развлечений. И ни у него, ни у вас не было бы лишних иллюзий.

Вот проверенные программы, которые занимаются наставничеством:

  • «Пристань» (Санкт-Петербург) — программа адаптации выпускников, обучающая их простым вещам (зарабатывать, понимать свои права, ориентироваться в жизни). Ещё это центр, где выпускники детских домов могут чему-то научиться, и дом для молодых мам-сирот.
  • «Шанс» фонда «Арифметика добра» — программа, где детдомовским подросткам помогают восполнить пробелы в школьных знаниях (моя дочка, например, в 10 лет едва умела читать по слогам). Здесь детям помогают подготовиться к экзаменам и даже поступлению.

Как помочь приёмному ребёнку, который уже попал в семью

Не удивляйтесь. Большая часть детей в детских домах — дети с инвалидностью, физической и ментальной. Многие из них никогда не смогут жить самостоятельно, поэтому их берут из детдомов неохотно, но всё-таки берут. Эти приёмные родители не любят, когда их называют «героями». И в самом деле: если посмотреть на них поближе — они просто отлично делают свою работу и очень любят своих детей. Так бывает.

Помогать детям с инвалидностью. На форумах, в тематических сообществах, в организациях, которые работают с приёмными родителями, можно узнать, кому нужна помощь. Необязательно помощь деньгами. Возможно, нужна машина для переезда, или человек, который посидел бы с ребёнком. Помогая приёмным родителям — мы помогаем детям.

Чего делать никак нельзя

Брать ребёнка (и даже подростка) в гости. Это можно делать, только если вы на 100% уверены, что после этого сможете взять ребёнка насовсем. У любого детдомовца уже есть опыт брошенности. Каждое возвращение в интернат он будет воспринимать как повторение пройденного — его снова бросают. Неважно, сколько раз вы объясните ему, что это не так, и насколько уверенно он кивнёт головой в ответ.

Ездить в детские дома с подарками. Об этом сказано много правильных слов, но повторить нужно: не устраивайте детдомовцам праздники и не дарите им подарки. Вот что об этом говорит председатель благотворительного фонда «Волонтёры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская:

«Мы растим одиноких детей, не умеющих полагаться на людей, но умеющих получать радость от обладания вещью. Мы растим детей, которые не могут принять самостоятельно никакое решение (они не имели на это прав в детском доме), но могут легко подчиниться воле малознакомых людей и вступать с ними в доверительный контакт за улыбку и подарок. Ваш сиюминутный контакт не даст ему ничего, кроме очередного мелькнувшего и пропавшего взрослого. Этого и так полно в его жизни, поверьте. И то, что он чувствует, не замещается вещами. Хотя их количество таково, что ребёнок может научиться ценить вещи больше, чем людей».

Об этом же пишет опытная приёмная мама Юлия Рощина.

«Каждый подросток (а теперь и ребёнок) за год получает от спонсоров в подарок несколько гаджетов. Недешёвых. Несколько. За год. Частенько они их воруют друг у друга. Ломают сами себе и друг другу. Разбирают, пока не сломают. Иногда утром в унитазе плавает чей-нибудь телефон. Если гаджет сломан, его никто чинить не будет. А кто его будет чинить, кому это нужно? А потом просят подарить новый. При этом большинству воспитанников звонить некому. Значит они с гаджетов что? Висят в соцсетях и примитивных онлайн-играх».

Правда в том, что работа с детьми-сиротами — одна из самых сложных. Чтобы по-настоящему помочь детям, нужно владеть правильной информацией, — это главная мысль, которую стоит усвоить нам всем. Именно здесь такое бывает: хочешь творить добро, а причиняешь боль.

источник

Помощь сиротам, или как чиновники воруют у детей из детдома

6,860 просмотров всего, 8 просмотров сегодня

Корреспонденты «Жизнь ДД» взяли сенсационное интервью у автора книги «ПРОЩЕНИЯ НАМ НЕ БУДЕТ»! Нашей редакции удалось узнать об ужасе, который творится в нашей стране, об отношении чиновников к детям-сиротам, которые брошены на произвол судьбы. Казалось бы, как можно наживаться на детях без родителей, но нелюди, которые стоят «наверху» не знают такого чувства как сострадание…

Корреспондент «ДД»: Добрый день, Ирина!

Ирина Дроздова: Здравствуйте.

Корреспондент «ДД»: Ваша книга сильно впечатлила сотрудников нашей редакции, поэтому прошу Вас рассказать обо всём подробно!

Ирина Дроздова: С удовольствием!

Корреспондент «ДД»: Почему вы выбрали именно такую тему для книги?

Ирина Дроздова: Я не писатель и очень далека от литературного и какого-нибудь другого вида творчества. Поэтому вернее будет, если я отвечу: не я тему выбрала, а тема выбрала меня. Я не смогла мириться с тем, что увидела.

Дом-интернат для детей с отклонениями в умственном развитии № 4

Корреспондент «ДД»: Как именно Вас «выбрала» данная тема?

Ирина Дроздова: Однажды на дороге я встретила человека и всего лишь показала ему, где живут цыгане (он об этом спросил). С этого все началось 5 мая 2003 года. В книге события разворачиваются с 2003 года, когда я познакомилась с Володей. Потом много времени он жил у цыган, которые жили по-соседству, и парень все время был у меня на глазах, БАТРАЧИЛ НА ЦЫГАН, мы по-соседски общались. Цыгане съехали зимой, он остался один в доме, устроить (теперь уже соседа) к кому-нибудь проживать его не удалось, он голодный и ослабший пришел ко мне. Пришлось пустить к себе в дом в буквальном смысле умирающего от голода соседа. И лишь через несколько недель выяснилось, что он постоянно сбегал от убийства в ПНИ.

Читайте также:  Почему на приоре обороты повышены

Корреспондент «ДД»: То есть молодого человека пытались убить?

Дом-интернат для детей с отклонениями в умственном развитии № 4

Ирина Дроздова: Человека с неврологическим диагнозом убивали в психоневрологическом интернате психиатрией. Он летом прошел полное психоневрологическое обследование в НИИ Бехтерева, где ему установили не психиатрический, а неврологический диагноз. Очевидно психиатрические препараты, которые незаконно применяют в ПНИ (лечение должно проходить только в псих. больнице), губило и без того слабое здоровье человека. Больной, он скрывался по людям, его никто не пускал в дом. Ранее другие нищие цыгане в Петергофе взяли его в батраки и этим спасли ему жизнь, ухитрялись обманывать власти, укрывали от преследований психиатров в течение пяти лет. Человек годами недоедал, существовал в постоянных издевательствах и травле. Его не научили вообще ничему, что положено детям, он даже не понимал времени на часах. Не знал элементарной грамоты, считать научился, сдавая бутылки, никого из родственников не знал, у петергофских цыган выживал на нетопленом холодном чердаке исключительно за счет человеческого участия. Обо всем этом представлены видео с его личными обращениями на сайте книги (том 2, видео). Пенсию и всё содержание инвалида интернат получал до 2007 года, а скитался человек с 1998 года без паспорта, медполиса и др. документов, никто на работу его не брал.

Корреспондент «ДД»: Это же противозаконно!

Ирина Дроздова: Позже я сама пострадала от тех же лиц, что и сподвигло к заступничеству за ближних. В 2011 году клеветой меня, сильную и бесстрашную, подвели к последней черте.(Не просто так клевета — это уголовное преступление, люди честь и достоинство ценят превыше всего!). Остановила ответственность за детей (их бы никто не взял из родственников и сдали бы в детдом) и то, что я знала о сиротах Питера. У меня скопилось много док. материала, прежде всего — видео: страшные свидетельства сирот об убийствах в детдоме. И тогда я стала писать обо всем этом. Книгу начала писать в 2013 году, недавно я закончила. Книга о многом, но написана была именно из-за клеветы, наговора.

Корреспондент «ДД»: Эти же сироты нормальные дети, за что с ними так?

Ирина Дроздова: Не знаю. Все, с кем из сирот я знакома, имеют сохранный интеллект и могли бы прекрасно учиться в общеобразовательной школе, получить высшее образование и стать учителями, врачами, юристами. Но ребят под угрозой применения психиатрии принуждали сутками работать за персонал. При этом неврологические болезни записывали как психиатрические. У них на глазах убивали детей в ДДИ и уже взрослых в ПНИ (об этом есть видеозаписи на сайте книги, показания самих сирот). Это преступление против человечности.

Корреспондент «ДД»: Какая конечная цель книги?

Ирина Дроздова: Книга написана с целью переосвидетельствования интеллектуально сохранных сирот и выпуска из ПНИ (указы правительства в этом направлении есть, только исполнение тормозят), с той целью, чтобы изначально детям–сиротам не писали вместо неврологических диагнозов психиатрические.

Корреспондент «ДД»: Помогаете ли вы детям-сиротам?

Ирина Дроздова: Я помогала только нескольким: тем, кто сбежал или не мог в силу беспомощного состояния сбежать с ПНИ. Это описано во всех частях книги. Сейчас есть несколько человек, кому я помогаю, все они — знакомые Саши Жирякова.

Сиротам намеренно ставят «психические» диагнозы.

Корреспондент «ДД»: Как давно вы начали беспокоится за детей-сирот?

Ирина Дроздова: Я сама проявляла инициативу. Просто помогала.

Корреспондент «ДД»: Во многих регионах наблюдается данная проблема?

Ирина Дроздова: Данная проблема существует во многих регионах нашей страны, но хуже всего в Украине. В каких именно — описано в моей книге: часть XX «ДНЕВНИК ПРОРЫВА БЛОКАДЫ» (Санкт-Петербург), часть XIX «ДУХОВНАЯ БЛОКАДА СТРАНЫ», часть XX «Я ВОЗЬМУ ТВОЮ БОЛЬ НА СЕБЯ», часть XXIV «МЫ ВСЕ СТОИМ В ОЧЕРЕДИ ЗА СМЕРТЬЮ!»(Украина, Московские дети –Карелия- Сямозеро)

Корреспондент «ДД»: Из какого вы города? Расскажите о вашей семье, профессии и увлечениях.

Ирина Дроздова: Я живу на Кавказе, но, как поэтично выразился Михаил Липкин: «Моё сердце осталось в Санкт-Петербурге», с людьми. Его рассказ есть в книге. Я бываю в Санкт-Петербурге. Воспитываю двух дочерей: Софья, 21 год, учится в Пятигорском университете и Марина, 14 лет (наша с Володей дочь), учится в школе. Последние шесть лет у меня нет никаких увлечений, кроме написания книги. А раньше я пела в хоре. Володя платит алименты, нам хватает.

Корреспондент «ДД»: Какой вы видите следующую вашу книгу?

Ирина Дроздова: Ещё не знаю…

Корреспондент «ДД»: Как относитесь к представителям власти, которые наживаются на детях-сиротах?

Ирина Дроздова: Представители власти, которые наживаются на детях-сиротах, называются коррупционерами, и к ним должны соответственно относиться представители правоохранительных органов, а не я. Мы живем в правовом государстве. А если бы мы с вами жили в первобытном строе, я бы вам даже показала, как я к ним отношусь.

Я в своей книге представила мнение людей, прошедших ДДИ и ПНИ, как ГУЛАГ — на аудио- и видеозаписях, мнение журналистов и правозащитников — в их же статьях, мнения полицейских — на аудиозаписях, психиатра высшей категории, директора ПНИ Вячеслава Горденчука, которого зверски убили, и других людей — в их же письменных документах. Я написала книгу по документам, это то, что написали и сказали люди, и прибавила от себя лишь одну единственную фразу: «ПРОЩЕНИЯ НАМ НЕ БУДЕТ», потому что происходит ПРЕСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ. Это вывод из всего изученного мной материала.

Корреспондент «ДД»: Спасибо огромное за интервью и за вашу деятельность!

Ирина Дроздова: Не за что! Вам спасибо!

БИОГРАФИЯ

Ирина Воскресенская, при рождении Дроздова, родилась в 1967 году в небольшом посёлке Якутии — в советское время одном из пересылочных пунктов ГУЛАГа. Поселок расположен в устье реки Колымы, назван в честь исследователя географа И.Д. Черского, переименован с Нижних Крестов.

Детство писательницы проходило как у многих советских людей в обычной семье инженера, где родители чуть ли не сутками были заняты работой, а детьми занимались учителя в школах и воспитатели в детских садах. В стране дефицита на самых «крайних» не хватало игрушек, на прогулки, особенно в зимний период, детей не выводили, поэтому в те времена на Крайнем Севере учили по школьной программе уже в детском саду. Занимали самым доступным — литературой, прививали бережное отношение к книге. Впоследствии, поступая в школу, выпускники детских садов умели хорошо считать, грамотно писали, со знаками препинания, и даже читали с выражением.

Несмотря на привитую с раннего детства любовь к литературе, училась Ирина средне, не на результат, на понимание, больше уделяя внимание саморазвитию. Окончила музыкальную школу по классу фортепиано. Впоследствии, сохранив любовь к музицированию, играла на фортепиано, где бы ни находилась. Увлекалась классической музыкой, драматической русской и зарубежной художественной литературой XIX, начала XX веков. По окончании общеобразовательной школы семья перебралась на большую землю, «Материк», так называют северяне территорию вне Родины, разбросанными по берегам Колымы поселками. Семья поселилась в нескольких километрах от Ленинграда, в частном доме в деревне Мяглово.

В Ленинграде училась в училище на продавца промышленных товаров, работала по распределению продавцом, потом училась в политехникуме имени Фрунзе министерства социального обеспечения и также работала по распределению, на этот раз инспектором по назначению пенсий в отделе социального обеспечения. С начала 90-х годов занялась коммерцией: торговала на рынках промышленными товарами в городе, который именовался уже по-другому (Санкт-Петербургу было возвращено имя Святого Петра, небесного покровителя Петра I).

Книгу начала писать сразу после попыток спастись законным путем, защищалась от произвола председателя комитета по социальной политике А.Н. Ржаненкова, спасала честь, жизнь, своих детей. Однако через несколько месяцев, после зверской расправы с врачом, директором интерната Вячеславом Горденчуком, который собирался издать книгу о том же — о страдающей душе («Душа-книга жизни») и с которым вела переписку, осознала, что необходимо выполнить долг перед ближними и описать все, что творится в так называемой культурной столице. Сколько бы сил и времени не потребовалось, необходимо было довести до конца дело врача, посвятить людей в то, о чем он писал, что видели немногие: неотвратимые законы бытия, отразить события, происходившие не только в Санкт-Петербурге, но и в России. Родину поэтапно превращали в страну воров и дураков.

Всё, за что бралась Ирина, выполняла добросовестно. К книге о душе, самых слабых ближних, нуждавшихся не в помощи, как приукрашивали волонтеры, а реально – в спасении, отнеслась с особой ответственностью и любовью. Писала — молилась о ближних с весны 2013 года.

2 КОММЕНТАРИИ

Только благодаря таким авторам,мы и узнаем правду о жизни в Детских домах и ПНИ. Да и сам блогер Максим Данилов с помощью своей группы и известности на ТВ,раскрыл людям глаза на многое,на ту несправедливость,о которой мы простые обыватели,и не знали раньше.

Журналисты раскопали очередную победу бабла над здравым смыслом.

В Екатеринбурге суд вынес необоснованное решение в поддержку олигарха и его компании «Атомстройкомплекс», что позволяет «уральскому дровосеку» Валерию Ананьеву сравнять с землёй Берёзовую рощу в районе Краснолесье.

Постоянные акции протеста, тысячи подписей, сотни написанных обращений и жалоб никак не повлияли на решение судьи Вероники Лазаревой, которая решила позволить Атомстрою уничтожишь березы, краснокнижные растения, животных.

источник

Adblock
detector