Меню

Почему медведев поссорился с путиным

Новая русская политика: Путин vs. Медведев

“Что будет, если Путин и Медведев окончательно поссорятся?” – мы задали этот животрепещущий вопрос умным людям.

. Однако, перед тем, как приступить к опросу, мы решили подвести под него теоретическую базу – и попросили журналиста Михаила Фишмана составить список главных ссор Дмитрия Анатольевича и Владимира Владимировича. Михаил насчитал четыре.

Ссора №1: Дмитрий Медведев приостанавливает строительство трассы через Химкинский лес (26 августа 2010)

Первая заметая размолвка. Трасса – важный для Владимира Путина проект, в прессе пишут, что среди концессионеров находятся близкие ему люди. Решение давно принято. Активисты протестуют, Юрий Шевчук поет на Пушкинской площади, вырубка леса идет своим своим чередом. И вдруг распоряжение президента: приостановить стройку и снова все обсудить. Новость застает Путина в автопутешествии по Сибири. Его реакция: экология это здорово, но «ясно, что дорогу надо строить».

Разумеется, дело не в экологии, не в протестах и не в Шевчуке с Боно. Это ответ Путину – тот с начала лета ведет себя невежливо. Рассказывал, что он с Медведевым на «ты», а тот с ним на «вы», говорил в том духе, что отдал ему внешнюю политику, потому что просто остыл к ней. И тушил пожары с самолета-амфибии – это тоже не могло не задеть Медведева.

Чем все закончилось: После консультаций с экспертами, больше похожих на театральную паузу, Кремль постановляет проложить трассу ее прежним маршрутом через Химкинский лес.

Ссора №2: Дмитрий Медведев увольняет Юрия Лужкова (28 сентября 2010)

Прямым столкновением с Путиным эту историю назвать нельзя. Но проблема была. В газете «МК» вымышленный автор Юрий Ковелицын пугает Путина заговором, который замысливает против него Медведев, – это Лужков таким образом открыто присягает Путину и объявляет войну Медведеву.

Против мэра начинается кампания на ТВ. Журнал The New Times публикает письмо Лужкова Медведеву – крайне бестактное. Медведев подписывает указ об отставке по недоверию. Путин держится в стороне, но потом дает понять, что он тут ни при чем и, скорее, против, просто не стал вмешиваться.

Чем все закончилось: Отставка Юрия Лужкова пока остается самым решительным политическим жестом Медведева.

Ссора №3: Дмитрий Медведев недоволен позицией Путина по делу Ходорковского (24 декабря 2010)

В середине декабря Путин во время своей ежегодной прямой линии с народом говорит, что «вор должен сидеть в тюрьме» и «преступления Ходорковского в суде доказаны». Он явно говорит об еще незавершенном процессе. Медведев ему отвечает: недопустимо чиновнику комментировать процесс до вынесения приговора. Ясно, что он имеет в виду лично Путина. Чиновники пропускают слова Медведева мимо ушей. Через месяц в Давосе, хотя процесс все еще не доведен до конца, вице-премьер Игорь Сечин спокойно и удовлетворенно развивает мысли Путина о Ходорковском. Впрочем, и сам Медведев по существу поддерживает их позицию. В том же Давосе в интервью Bloomberg он вслед за Путиным сравнивает Ходорковского с Мэдоффом.

Чем все закончилось: Чиновники пропускают слова Медведева мимо ушей. Через месяц в Давосе, хотя процесс все еще не доведен до конца, вице-премьер Игорь Сечин спокойно и удовлетворенно развивает мысли Путина о Ходорковском. Впрочем, и сам Медведев по существу поддерживает их позицию. В том же Давосе в интервью Bloomberg он вслед за Путиным сравнивает Ходорковского с Мэдоффом.

Ссора №4: Дмитрий Медведев ставит Путина на место в ливийском вопросе (21 марта 2011)

Совет безопасности ООН голосует за начало боевых действий. Москва и Пекин воздерживаются, пропуская резолюцию. Это личное решение Медведева, проведенное им через МИД. Через несколько дней на встрече с рабочими на заводе Путин разносит резолюцию в пух и прах, вслед за Каддафи называет операцию в Ливии крестовым походом. Это острейший международный вопрос, и весь мир внимательно слушает, что говорит Путин. Медведев возмущен. Он сразу берет слово. Он объясняет, что пропустить резолюцию было его сознательным решением. Это уже не просто взаимные уколы – это первый настоящий скандал.

Про Путина (не называя его фамилии) Медведев говорит в чисто путинской манере – что тот «хлопает крыльями по корпусу» и «ведет к столкновению цивилизаций». На следующий день Путин подает назад: да, внешняя политика – вотчина президента.

Чем все закончилось: Сам Путин больше не тянет на себя одеяло, но искры от скандала продолжают разлетаться по поляне и недели спустя. Открыто поддержав позицию Путина по Ливии, лишается высокого поста в Думе депутат Константин Затулин. Затем увольняют аппаратчика «Единой России» Алексея Чадаева – он говорит, что по той же причине.

Так все-таки, что будет, если Медведев и Путин окончательно поссорятся?

Михаил Фишман, журналист

Иван Иванович, например, показал Ивану Никифоровичу кукиш. Но это было давно и в литературе. А сегодня это вопрос из области деления на ноль. Что будет, если все будет по-другому? Наверное, тогда все будет не так, как прежде. Могут ли всерьез поссориться Путин с Медведевым? Ну, в фантазиях. Представить это так же трудно, как ядерную войну между Россией и США. Но если это все же случится, наступит тишь, гладь и божья благотать. Нам объявят согласованное решение.

Дмитрий Губин, журналист

Это замечательное предположение – что две головы дракона могут поссориться, и вторая в отместку напьется, чтобы блевала первая. На самом деле, даже если они всерьез рассорятся, ничего серьезного не произойдет. Максимум – слегка изменится форма страны при том же содержании, которое у нас с существует 1510 года, когда псковскому вечевому колоколу вырвали язык и привезли в Москву. С тех пор у нас действует государство самодержавного толка. Да, конечно, Путин может поссориться с Медведевым, людям свойственно меняться в течение жизни – иногда самым неприятным друг для друга образом, и особенно в начальниках. Их ссора даже может повлиять на форму нашего устройства – но само устройство будет определяться российскими людьми, которые пока что слабо осознают себя как людей. Наше устройство держится на вере только в близкий круг, в родственников, друзей или коллег, и на неверии в людей как таковых. У нас даже в одном жилтовариществе жилтоварищам трудно стать друг другу товарищами. Так что ссора двух главных российских голов может повлиять только на то, какая музыка будет в России звучать громче – условно говоря, Николай Расторгуев или Jamiroquai. А те, кто привык музыку выбирать сам, будут сидеть в интернете и продолжать ехидничать на тему того, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем. В общем, по этому поводу Гоголь давно уже все сказал.

Эдуард Лимонов, писатель, борец

Я целыми днями думаю только о Путине и Медведеве. Я бы очень хотел, чтобы они либо взяв друг друга под руки, либо по отдельности ушли с политической сцены и оставили бы нас всех в покое. Уехали бы на Соломоновы острова, например. Я не занимаюсь гаданием на кофейной гуще, и информаторов у меня внутри Кремля или Администрации президента нет, поэтому большего сказать не могу.

Андрей Лошак, журналист

Ничего плохого не будет. Появится какая-то состязательность. Когда сплошная симфония ничего хорошего не выходит. Как нам показывают американские праймериз, когда лидеры дерут друг другу глотку в боях, тогда рождается демократия, политика и политики. Без состязаний не может быть политики. Политика- это характер, лидер должен доказать всем, что он имеет право возглавлять страну. Преемственность это другой строй, это монархия, и к демократии это не имеет никакого отношения. Если тандем подерется от этого всем будет только лучше.

Григорий Ревзин, архитектурный критик

Это маловероятно. Все любят говорить, что хорошо бы они пошли на выборы вдвоем и стали конкурировать друг с другом. Но это невозможно, тогда всплывет такое количество информации. Или им придется договариваться: >. Хорошо, про казино договорились, а про остальное? Если они начнут ссориться в публичной сфере, то наше государство разрушится. Как в любом монархическом государстве власть построена на любви короля к королеве, если он ее не любит, то все разваливается. А в России все построено на их личной дружбе. Невозможно представить, чтобы Медведем просто тихо ушел, если они окончательно поссорятся. На нем не завязано коррупционных схем, его нечем прижать. А вот если публично во время ссоры будет уходить путин – это будет кошмар. Как с Лужковым, после его уход Немцов опубликовал книгу “Лужков. Итоги”. Так что будет “Путин. Итоги”?

Юрий Сапрыкин, главный редактор Slon.ru

Мне хотелось бы верить в существование вечной и нерушимой дружбы. Есть же союзы, которые заключаются на небесах, когда два сердца бьются в такт. Ведь можно как в детской песне: “Мы поссоримся, мы помиримся, “не разлить водой” – шутят все вокруг”. Наверное, из-за того что вокруг себя я таких примеров нерушимой гармонии практически не наблюдаю, мне хочется верить в нерушимую дружбу тандема. Если серьезно, я не верю, что они поссорятся. Это все равно, что я бы поссорился со своей правой рукой. В этом случае выход понятен – оттяпать руку и приделать искусственную. Так что в случае Путина и Медведева, это похоже не на ссору Ивана Ивановича и Ивана Никифоровича, а скорее на конфликт Ивана Ивановича и его жизненно важного органа.

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

источник

Что связывает Путина и Медведева. Почему президент не выгонит непопулярного премьер-министра

Тандем Путина и Медведева существует отнюдь не с 2000-х годов, а с середины 1990-го, когда будущий президент устроился работать председателем Ленсовета к Анатолию Собчаку .

Читайте также:  Почему на огороде горькая руккола

Тогда Владимир Владимирович обратился к 25-тилетнему юристу Медведеву – он консультировал его по тем вопросам, в которых Путин не понимал.

И уже позже Медведев возглавил предвыборный штаб Путина .

«Политэксперты» построили множество теорий, почему же Путин все еще не выгнал Медведева . Новых статей на эту тему нет – они были написаны до 2018 года, но почти все утверждали одно: непопулярный премьер-министр не войдет в состав нового Правительства после выборов .

Это мнение было ошибочным. Оппозиционные «эксперты» мыслили просто и прямолинейно: «Ну, не популярный, значит надо выгнать». Конечно, в контексте власти такая логика не работает

Потом была теория о том, что Путину выгоден непопулярный премьер-министр – он точно не будет бороться с ним за власть и плести интриги. А еще на него можно «спустить всех собак», вроде той самой пенсионной реформой.

Но эта версия не работает по одной причине: Путин и Медведев взаимосвязаны. Когда мы говорим Путин – мы имеем в виду Медведев. И наоборот.

Отсюда существует две наиболее вероятные теории, почему президент все еще не выгнал премьер-министра

Медведев обогащает Путина

Должность Дмитрия Анатольевича позволяет ему направлять огромные денежные потоки определенным лицам, называя это « финансовой помощью ».

Для примера вернемся в 2016 год. Правительство выделяет компании «Сибур» 1,75 млрд долларов на строительство некого нефтехимического завода.

Его, кстати, все еще не достроили, ага

Деньги были выданы из Фонда национального благосостояния (ФНБ) – тут хранятся наши добровольные пенсионные накопления. За всю историю новой России средства в ФНБ не возвращались (после инвестиций), то есть «Сибур», скорее всего, получил их навсегда.

Основным акционером «Сибура» является Кирилл Шамалов, который на тот момент был мужем дочери президента – Катерины Тихоновой . То есть деньги отправились в этакий « Фонд Путина ». А все благодаря Медведеву .

Отставка Медведева разрушит систему Путина

Владимир Владимирович построил систему правления, которая его вполне себе устраивает (или устраивала). Путин может влиять на систему благодаря тому, что Медведев – абсолютно лояльный президенту чиновников.

Можно даже сказать зависимый, хотя у них были разногласия

Что произойдет, если Путин уволит действующего премьер-министра и назначит нового? Последствия:

  • Непредсказуемая реакция снизу – вместе разрядки может произойти усиление напряжения;
  • Сомнения «в верхах», ведь назначение нового премьер-министра означает появление нового ставленник и даже наследника;
  • Недовольство «Экономического блока» (Минфин, Министерство экономразвития). Пусть Медведев реально и не защищал его, но их популярные тезисы повторял. В это сложно поверить, но именно он способен объединить «экономических единомышленников».

Определенно Медведев за долгие годы превратился в абузу системы, но при этом он стал человеком, замена которого может повлечь непредсказуемые последствия – вплоть до разрушения системы.

Это, кстати, объясняет, почему все «нападки» приходятся именно на Медведева . Его активно пытался прижать Сечин , который был бы рад смене текущей системы, ведь тогда он бы смог ее подмять под себя.

Впрочем, каждый выбирает ту версию, которая нравится ему больше.

источник

Почему медведев поссорился с путиным

“Что будет, если Путин и Медведев окончательно поссорятся?” – мы задали этот животрепещущий вопрос умным людям.

. Однако, перед тем, как приступить к опросу, мы решили подвести под него теоретическую базу – и попросили журналиста Михаила Фишмана составить список главных ссор Дмитрия Анатольевича и Владимира Владимировича. Михаил насчитал четыре.

Ссора №1: Дмитрий Медведев приостанавливает строительство трассы через Химкинский лес (26 августа 2010)

Первая заметая размолвка. Трасса – важный для Владимира Путина проект, в прессе пишут, что среди концессионеров находятся близкие ему люди. Решение давно принято. Активисты протестуют, Юрий Шевчук поет на Пушкинской площади, вырубка леса идет своим своим чередом. И вдруг распоряжение президента: приостановить стройку и снова все обсудить. Новость застает Путина в автопутешествии по Сибири. Его реакция: экология это здорово, но «ясно, что дорогу надо строить».

Разумеется, дело не в экологии, не в протестах и не в Шевчуке с Боно. Это ответ Путину – тот с начала лета ведет себя невежливо. Рассказывал, что он с Медведевым на «ты», а тот с ним на «вы», говорил в том духе, что отдал ему внешнюю политику, потому что просто остыл к ней. И тушил пожары с самолета-амфибии – это тоже не могло не задеть Медведева.

Чем все закончилось: После консультаций с экспертами, больше похожих на театральную паузу, Кремль постановляет проложить трассу ее прежним маршрутом через Химкинский лес.

Ссора №2: Дмитрий Медведев увольняет Юрия Лужкова (28 сентября 2010)

Прямым столкновением с Путиным эту историю назвать нельзя. Но проблема была. В газете «МК» вымышленный автор Юрий Ковелицын пугает Путина заговором, который замысливает против него Медведев, – это Лужков таким образом открыто присягает Путину и объявляет войну Медведеву.

Против мэра начинается кампания на ТВ. Журнал The New Times публикает письмо Лужкова Медведеву – крайне бестактное. Медведев подписывает указ об отставке по недоверию. Путин держится в стороне, но потом дает понять, что он тут ни при чем и, скорее, против, просто не стал вмешиваться.

Чем все закончилось: Отставка Юрия Лужкова пока остается самым решительным политическим жестом Медведева.

Ссора №3: Дмитрий Медведев недоволен позицией Путина по делу Ходорковского (24 декабря 2010)

В середине декабря Путин во время своей ежегодной прямой линии с народом говорит, что «вор должен сидеть в тюрьме» и «преступления Ходорковского в суде доказаны». Он явно говорит об еще незавершенном процессе. Медведев ему отвечает: недопустимо чиновнику комментировать процесс до вынесения приговора. Ясно, что он имеет в виду лично Путина. Чиновники пропускают слова Медведева мимо ушей. Через месяц в Давосе, хотя процесс все еще не доведен до конца, вице-премьер Игорь Сечин спокойно и удовлетворенно развивает мысли Путина о Ходорковском. Впрочем, и сам Медведев по существу поддерживает их позицию. В том же Давосе в интервью Bloomberg он вслед за Путиным сравнивает Ходорковского с Мэдоффом.

Чем все закончилось: Чиновники пропускают слова Медведева мимо ушей. Через месяц в Давосе, хотя процесс все еще не доведен до конца, вице-премьер Игорь Сечин спокойно и удовлетворенно развивает мысли Путина о Ходорковском. Впрочем, и сам Медведев по существу поддерживает их позицию. В том же Давосе в интервью Bloomberg он вслед за Путиным сравнивает Ходорковского с Мэдоффом.

Ссора №4: Дмитрий Медведев ставит Путина на место в ливийском вопросе (21 марта 2011)

Совет безопасности ООН голосует за начало боевых действий. Москва и Пекин воздерживаются, пропуская резолюцию. Это личное решение Медведева, проведенное им через МИД. Через несколько дней на встрече с рабочими на заводе Путин разносит резолюцию в пух и прах, вслед за Каддафи называет операцию в Ливии крестовым походом. Это острейший международный вопрос, и весь мир внимательно слушает, что говорит Путин. Медведев возмущен. Он сразу берет слово. Он объясняет, что пропустить резолюцию было его сознательным решением. Это уже не просто взаимные уколы – это первый настоящий скандал.

Про Путина (не называя его фамилии) Медведев говорит в чисто путинской манере – что тот «хлопает крыльями по корпусу» и «ведет к столкновению цивилизаций». На следующий день Путин подает назад: да, внешняя политика – вотчина президента.

Чем все закончилось: Сам Путин больше не тянет на себя одеяло, но искры от скандала продолжают разлетаться по поляне и недели спустя. Открыто поддержав позицию Путина по Ливии, лишается высокого поста в Думе депутат Константин Затулин. Затем увольняют аппаратчика «Единой России» Алексея Чадаева – он говорит, что по той же причине.

Так все-таки, что будет, если Медведев и Путин окончательно поссорятся?

Иван Иванович, например, показал Ивану Никифоровичу кукиш. Но это было давно и в литературе. А сегодня это вопрос из области деления на ноль. Что будет, если все будет по-другому? Наверное, тогда все будет не так, как прежде. Могут ли всерьез поссориться Путин с Медведевым? Ну, в фантазиях. Представить это так же трудно, как ядерную войну между Россией и США. Но если это все же случится, наступит тишь, гладь и божья благотать. Нам объявят согласованное решение.

Это замечательное предположение – что две головы дракона могут поссориться, и вторая в отместку напьется, чтобы блевала первая. На самом деле, даже если они всерьез рассорятся, ничего серьезного не произойдет. Максимум – слегка изменится форма страны при том же содержании, которое у нас с существует 1510 года, когда псковскому вечевому колоколу вырвали язык и привезли в Москву. С тех пор у нас действует государство самодержавного толка. Да, конечно, Путин может поссориться с Медведевым, людям свойственно меняться в течение жизни – иногда самым неприятным друг для друга образом, и особенно в начальниках. Их ссора даже может повлиять на форму нашего устройства – но само устройство будет определяться российскими людьми, которые пока что слабо осознают себя как людей. Наше устройство держится на вере только в близкий круг, в родственников, друзей или коллег, и на неверии в людей как таковых. У нас даже в одном жилтовариществе жилтоварищам трудно стать друг другу товарищами. Так что ссора двух главных российских голов может повлиять только на то, какая музыка будет в России звучать громче – условно говоря, Николай Расторгуев или Jamiroquai. А те, кто привык музыку выбирать сам, будут сидеть в интернете и продолжать ехидничать на тему того, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем. В общем, по этому поводу Гоголь давно уже все сказал.

Эдуард Лимонов, писатель, борец:

Я целыми днями думаю только о Путине и Медведеве. Я бы очень хотел, чтобы они либо взяв друг друга под руки, либо по отдельности, ушли с политической сцены и оставили бы нас всех в покое. Уехали бы на Соломоновы острова, например. Я не занимаюсь гаданием на кофейной гуще, и информаторов у меня внутри Кремля или Администрации президента нет, поэтому большего сказать не могу.

Читайте также:  Почему возникло название театр абсурда

Ничего плохого не будет. Появится какая-то состязательность. Когда сплошная симфония ничего хорошего не выходит. Как нам показывают американские праймериз, когда лидеры дерут друг другу глотку в боях, тогда рождается демократия, политика и политики. Без состязаний не может быть политики. Политика – это характер, лидер должен доказать всем, что он имеет право возглавлять страну. Преемственность это другой строй, это монархия, и к демократии это не имеет никакого отношения. Если тандем подерется от этого всем будет только лучше.

Григорий Ревзин, архитектурный критик:

Это маловероятно. Все любят говорить, что хорошо бы они пошли на выборы вдвоем и стали конкурировать друг с другом. Но это невозможно, тогда всплывет такое количество информации. Или им придется договариваться: “Давай ты не будешь рассказывать про крышевание казино в московской области”. Хорошо, про казино договорились, а про остальное? Если они начнут ссориться в публичной сфере, то наше государство разрушится. Как в любом монархическом государстве власть построена на любви короля к королеве, если он ее не любит, то все разваливается. А в России все построено на их личной дружбе. Невозможно представить, чтобы Медведем просто тихо ушел, если они окончательно поссорятся. На нем не завязано коррупционных схем, его нечем прижать. А вот если публично во время ссоры будет уходить Путин – это будет кошмар. Как с Лужковым, после его ухода Немцов опубликовал книгу “Лужков. Итоги”. Так что будет “Путин. Итоги”?


Юрий Сапрыкин, главный редактор Slon.ru:

Мне хотелось бы верить в существование вечной и нерушимой дружбы. Есть же союзы, которые заключаются на небесах, когда два сердца бьются в такт. Ведь можно как в детской песне: “Мы поссоримся, мы помиримся, “не разлить водой” – шутят все вокруг”. Наверное, из-за того что вокруг себя я таких примеров нерушимой гармонии практически не наблюдаю, мне хочется верить в нерушимую дружбу тандема. Если серьезно, я не верю, что они поссорятся. Это все равно, что я бы поссорился со своей правой рукой. В этом случае выход понятен – оттяпать руку и приделать искусственную. Так что в случае Путина и Медведева, это похоже не на ссору Ивана Ивановича и Ивана Никифоровича, а скорее на конфликт Ивана Ивановича и его жизненно важного органа.

источник

Крестоносцы

Медведев и Путин кардинально разошлись по ливийскому вопросу

Едва ли не самый серьезный заочный спор за всю историю тандема произошел между Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным во второй половине дня 21 марта. Разногласия между ними возникли по поводу ситуации в Ливии, где с разрешения ООН на выходных прошли бомбардировки позиций ливийского лидера Муаммара Каддафи. Путин вслед за Каддафи сравнил атаку международной коалиции на Ливию с крестовым походом, с чем категорически не согласился Медведев, попросивший воздерживаться от подобных выражений.

Владимир Путин и Дмитрий Медведев и раньше, бывало, вступали в заочные споры по ключевым текущим событиям. Таких “трещинок” между ними было немного, но в силу своей заметности они сразу же становились предметом бурного обсуждения. Так было, например, с делом Михаила Ходорковского, когда Путин высказался в духе “вор должен сидеть в тюрьме”, а Медведев “в ответ” заявил, что ни одно должностное лицо не имеет права высказывать свою позицию по этому делу до вынесения судебного приговора. Схожая ситуация сложилась и вокруг январского теракта в “Домодедово”, когда сначала Путин заявил, что это преступление в целом раскрыто, а потом Медведев жестко потребовал “не пиариться” на этой теме. Незабываем был и их заочный спор о том, кем считать российских оппозиционеров – хапугами или “ресурсом талантливых людей”.

Все перечисленные разногласия (которые пресс-секретари главных героев никакими разногласиями вовсе и не считают) относились к внутрироссийским реалиям. По международным вопросам, и уж тем более вооруженным конфликтам, таких серьезных расхождений между участниками тандема до сих пор не было. Однако международные бомбардировки Ливии и предшествовавшее им принятие резолюции Совета безопасности ООН обнажили различия позиций президента и премьер-министра. Что стало настоящим подарком для любителей порассуждать о якобы тлеющем конфликте в российской власти.

По уже сложившемуся обычаю первым события в Ливии прокомментировал Владимир Путин, встретившийся 21 марта с рабочими Воткинского ракетостроительного завода. Что интересно, на рассуждения о войне в джамахирии главу правительства в лучших советских традициях вывел политически подкованный рабочий, очень кстати задавший Путину соответствующий вопрос.

Путин, казалось, только этого и ждал. Оговорившись, что правительство России внешней политикой не занимается, премьер-министр поведал взволнованному рабочему о своем личном мнении, которое, как уже давно повелось в России, многие принимают за государственное. Это мнение оказалось весьма жестким, причем больше всего досталось резолюции СБ ООН. Документ, с которым Россия согласилась, не став накладывать на него вето, Путин назвал “неполноценным и ущербным”, сравнив его “со средневековым призывом к крестовому походу, когда кто-то призывал кого-то идти в определенное место и чего-то освобождать”.

Кроме того, премьер припомнил США бомбежки Югославии, а также военные операции в Афганистане и Ираке. “Теперь на очереди Ливия, под предлогом защиты мирного населения. Но при нанесении бомбовых ударов по территории гибнет как раз это мирное население. Где же логика и совесть? Нет ни того, ни другого”, – заявил Путин, ни слова не сказав при этом про Францию и Италию, которые нанесли по Ливии первые удары. Впрочем, досталось от него и полковнику Каддафи: “Дмитрий Анатольевич говорил: ни по одному из параметров ливийский режим не подходит под критерий демократической страны – это очевидный факт. И здесь добавить нечего”.

Однако у самого Дмитрия Анатольевича, напротив, было, что добавить. Через несколько часов после заявления Путина Медведев собрал в Горках журналистов своего пула и рассказал им об официальной позиции России по ситуации в Ливии. Важность слов президента подчеркивал эффектный антураж: позже телеканалы покажут Медведева, стоящего на фоне вековых сосен в куртке с надписью “Верховный главнокомандующий ВС РФ” (кстати, кто бы ни отвечал в Кремле за имидж президента, эта деталь гардероба явно стала далеко не самым удачным решением).

Заявление Медведева разительно отличалось от высказываний Путина, причем президент вольно или невольно использовал те же обороты, что и глава правительства – правда, с другим знаком. Говоря о резолюции СБ ООН, Медведев подчеркнул, что не считает эту резолюцию неправильной и что правом вето Россия не воспользовалась вполне осознанно, поскольку этот документ в целом отражает “наше понимание происходящего в Ливии”. “Поэтому, если сегодня пытаться бить себя крыльями по корпусу и говорить, что, мол, мы не понимали, что делали, это было бы неправильно: мы сознательно это сделали, и в этом были мои инструкции министерству иностранных дел. Они были выполнены”, – добавил Медведев.

Что касается непосредственно событий в Ливии, то тут президент призвал всех быть поаккуратнее с оценками: “Ни в коем случае недопустимо использовать выражения, которые, по сути, ведут к столкновению цивилизаций, типа ‘крестовых походов’ и так далее. Это неприемлемо. В противном случае все может закончиться гораздо хуже, чем это происходит сегодня. И об этом должны помнить все”.

Была ли адресована реплика о “крестовых походах” напрямую Путину, сказать сложно. Дело в том, что эту фразу применительно к событиям в Ливии еще 20 марта использовал сам Муаммар Каддафи, поэтому авторское право российского премьер-министра здесь не бесспорно. На это, в частности, обратил внимание бывший глава администрации президента России Александр Волошин, который попенял непонятливым журналистам за раздувание скандала на пустом месте.

Скандалом последующую реакцию в СМИ, конечно, не назовешь, но шумиха поднялась сильная, причем в девяти случаях из десяти цитата Медведева про крестовые походы шла рядом с цитатой именно Путина, а не Каддафи. Достаточно сказать, что исключительно лояльное правительству РИА Новости сделало то же, что и все – соединило два высказывания в одну новость. Какой уж тут Каддафи.

Однако среднестатистический российский гражданин, не заглядывающий за новостями в интернет, а привыкший следить за ними по телевидению, о произошедшем так и не узнал. Из вечерних выпусков новостей на федеральных каналах высказывания Путина о крестовых походах чудесным образом исчезли, уступив место кадрам из Горок. То есть, ни Первый канал, ни НТВ, ни ВГТРК не решились напрямую сталкивать позиции двух первых лиц в стране, отдав предпочтение президенту.

Как и следовало ожидать, в Кремле и Белом Доме особого значения произошедшему не придали. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заявил “Ведомостям”, что премьер высказал свое личное мнение, а за внешнюю политику отвечает президент, “поэтому он более сбалансирован в своих рассуждениях на эту тему”. В этом же духе в беседе с “Коммерсантом” высказался источник в Кремле, подчеркнувший, что все соответствующие ведомства, в том числе МИД, действуют и будут действовать в соответствии с указаниями первого лица.

Читайте также:  Почему мост в честь кадырова

То, что позиция Медведева по вопросу резолюции Совбеза была определяющей при голосовании России в ООН, косвенно подтверждает отставка российского посла в Ливии накануне принятия документа. По данным источников СМИ, Владимир Чамов был уволен за то, что неадекватно представлял себе интересы России в ливийском конфликте. При этом примечательно, что решение о его отставке было принято в Кремле, а не в МИД РФ, где, по данным “Коммерсанта”, до этого рассматривали вариант голосования против резолюции. Как отмечало издание, Медведев, напротив, склонялся к тому, чтобы поддержать резолюцию Совбеза. В итоге было принято компромиссное решение – Россия при голосовании воздержалась, оставив за собой право как поддерживать действия международной коалиции, так и критиковать их.

В политической жизни президента Дмитрия Медведева война в Ливии стала вторым вооруженным конфликтом после Южной Осетии, в судьбе которого он принимает непосредственное участие. Между двумя этими войнами есть большая разница – и не только потому, что в одном из них были задействованы российские вооруженные силы, а в другом пока нет. Конфликт в Южной Осетии пришелся на самое начало президентского срока Медведева, и, несмотря на то, что приказ ввести войска в Грузию отдал именно он, вряд ли президента можно было назвать главным дирижером тех событий. Международная операция в Ливии, напротив, происходит под занавес первого президентского срока Медведева, и никто не знает, пойдет ли он на второй или нет. Учитывая его жесткое несогласие с Путиным по ливийскому вопросу, велик соблазн сделать вывод, что он начал выходить из-под контроля старшего товарища. Вывод этот безусловно преждевременен и мало похож на правду, однако нельзя забывать, что еще пару лет назад сегодняшние разногласия в тандеме было даже невозможно себе представить.

источник

Медведев объяснил, почему не хочет ссориться с Путиным

Президент России ответил, почему решил не избираться на второй срок и выдвинул на пост главы государства премьера

Дмитрий Медведев объяснил, почему не пошел на второй президентский срок и выдвинул кандидатом на пост главы государства премьер-министра Владимира Путина. В интервью, которое президент дал руководителям трех крупнейших телеканалов страны, Медведев сказал, что он и Путин представляют одну и ту же политическую силу, а именно партию «Единая Россия».

«Мы с ним относимся к одной и той же политической силе: и Владимира Владимировича Путина, и Дмитрия Анатольевича Медведева выдвигала на должность президента – его до этого, меня в текущей конструкции власти, в текущий период, – партия “Единая Россия”. Поэтому мы на самом деле представляем одну и ту же политическую силу», – сказал Дмитрий Медведев в интервью, текст которого распространила пресс-служба Кремля.

Из интервью следует, что целью Медведева и Путина является победа на парламентских выборах в декабре и на президентских в марте 2012 года.

Президент РФ отметил, что и он, и Путин имеют очень близкие позиции по большинству стратегических вопросов. «Так вот, находясь на таких позициях, мы что – должны конкурировать? Мы должны ссориться, ругаться?» – задал Медведев риторический вопрос.

По его словам, самым авторитетным политиком в настоящий момент в России является Владимир Путин, и его рейтинг «несколько выше», чем у действующего президента, к которому «сохраняется достаточно высокая степень доверия».

Разговоры о том, что исход президентских выборов был предрешен на съезде «Единой России», Дмитрий Медведев назвал «безответственными, лукавыми и даже провокационными».

«Мы только-только начинаем избирательную кампанию, давайте зададимся простым и немудреным вопросом. А если люди откажут в доверии Медведеву и Путину, как тогда рассматривать эти решения съезда? Решения съезда – это всего лишь рекомендация партии поддержать двух человек на выборах, не более того. Выбор осуществляется народом, и это не пустые слова, это абсолютно так. Любой политический деятель может “пролететь” на выборах, и его политическая сила», – сказал российский президент.

В интервью президент Медведев еще раз прокомментировал отставку министра финансов Алексея Кудрина, сказав, что это «случай государственной дисциплины и не более того».

«У нас президентское правительство, которое проводит президентский курс. Кто не согласен – в сторону», – сказал он, отметив, что Кудрин, возможно, просто несколько пересидел в своей должности, и ему «стало скучно».

В случае победы Медведев пообещал кардинально обновленное правительство, состоящее из новых людей.

Интервью выйдет в эфир в пятницу в 20.30 по московскому времени на каналах «Первый», «Россия-1» и НТВ. Сейчас ознакомиться с интервью можно на сайте Кремля.

Русская служба «Голоса Америки» обратилась к политологам с просьбой прокомментировать высказывания Дмитрия Медведева и перспективы его премьерского будущего.

«Беспомощный» президент

Член научного совета Московского центра Карнеги Николай Петров рассказал, что президент Медведев в интервью федеральным телеканалам выглядит крайне беспомощно.

«Видно, что ему хотелось объяснить сложившуюся ситуацию, но получилось это очень жалко. Такое впечатление, что его плохо подготовили к этому выступлению, – сказал он в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Я никогда не воспринимал Медведева, как человека, который формирует свой курс и подпирает правительство. С приходом Медведева ничего не изменилось ни в правительстве, ни администрации президента. В этом смысле можно говорить, что есть некий курс и команда, которая его реализует. Попытки надувания щек и заявления типа “мое правительство”, “я президент” в устах Медведева выглядят смешными».

По словам эксперта, в стране нет кадров для формирования «обновленного» правительства.

«А тем более таких кадров нет у Медведева. У него есть какое-то количество однокурсников, из числа которых он подбирает людей для судебной системы», – считает Петров.

Эксперт Московского центра Карнеги отмечает, что видит серьезные проблемы, связанные с конфигурацией будущей власти.

«Некоторые люди уходят из правительства, – говорит он, – а поскольку публичной политики в стране нет, им на смену приходят или будут приходить люди более слабые в политическом плане. Это видно уже на примере Минфина РФ. Ушел Кудрин, который сочетал в себе большой политический вес и профессионализм. Заменить Кудрина можно только профессионалами, его заместителями, которые никакого политического веса не имеют и иметь не будут».

Поэтому, продолжает Николай Петров, в правительстве будет складываться очень непростая ситуация, когда функции, которые выполнял Алексей Кудрин благодаря своему политическому весу, будет выполнять некому.

«Случится то, что случилось с Минэкономразвития РФ после ухода Грефа, когда его заменила прекрасная Набиуллина, но политический вес у нее значительно меньше. Правительство превращается из людей, способных настаивать на своем мнении, в экспертов, которые обслуживают главу правительства», – резюмирует аналитик.

«Президентское правительство»

Президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов считает, что в интервью Дмитрия Медведева важно не содержание, а форма.

«Я думаю, что в данном случае важно не столько содержание того, о чем говорит Медведев, сколько его публичная активность в последнее время, – рассуждает эксперт. – Интервью – это сигнал, что Медведев остается политическим игроком, а тандем сохраняется. Он получил выигрышные позиции премьера и лидера “Единой России”. Тут важнее форма, а не содержание».

Виноградов отмечет, что Медведев говорит об усилении своей роли в будущем правительстве и его автономности, но подчеркивает, что правительство будет президентским.

«Те, кто хочет услышать намек, что Путин будет заниматься правительством, слышат его, но они в это же время дезавуируются, – считает политолог. – Медведев смирился со снижением общественных ожиданий от него. Сейчас ему важно закрепить свой аппаратный и политический статус, свои властные возможности в будущей политической схеме».

Виноградов добавил, что Медведев получил гарантии своего премьерства.

«Ему дано обещание от Путина. Ему даже пообещали, что в кадровую политику нового правительства вмешиваться не будут. Эти договоренности внутри тандема достигнуты. Нет оснований думать, что честное слово Путина не будет соблюдено», – подытожил эксперт.

Увольнение Кудрина как «свидетельство влияния» Медведева

Директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко уверен, что у Медведева есть все шансы возглавить новое правительство сразу после выборов, но неизвестно, сколько времени он продержится на посту премьер-министра.

«В этом интервью мы услышали, на основании каких критериев принималось решение о кандидате от партии власти на выборах президента. Я считаю, что это вполне адекватный критерий. Рейтинг поддержки у Путина выше, чем у Медведева, – сказал Минченко в беседе с Русской службой «Голоса Америки». – Что касается нового правительства, то непонятно, где будут браться люди в него. Кого будет рекрутировать Медведев. Потому что если говорить о его личной команде, она не такая большая. Это [помощник президента] Аркадий Дворкович, [министр юстиции] Коновалов, [начальник контрольного управления администрации президента] Чуйченко, [полномочный представитель президента в Северо-Западном федеральном округе] Виниченко и все».

Минченко уверен, что Медведев возглавит новое правительство после выборов: «Конечно, существует вопрос по срокам, сколько он продержится на посту премьера. Но я уверен, что после президентских выборов, он возглавит правительство».

Комментируя вопрос о политической самостоятельности Медведева, Минченко сказал следующее: «Я не считаю, что Медведев – показной президент. У него был достаточно высокий уровень автономности. Понятно, что принципиальные решения принимались согласованно, но уровень автономии у него был высокий. Например, он заменил половину губернаторов в стране. Он был автономен во внешнеполитических вопросах. Я не стал бы говорить, что он был декоративным лидером или является таковым. Влияния у него накопилось достаточно и еще останется. Яркий пример этому – увольнение им Алексея Кудрина».

источник

Adblock
detector