Меню

Леонид парфенов почему ушел нтв

За что на самом деле Парфенова уволили из «НТВ»?

Руководитель и ведущий программы «Намедни» Леонид Парфенов 1 июня был уволен из телекомпании НТВ, сообщает «Финмаркет». Сама программа «Намедни» закрыта.

Причиной увольнения стало закрытие программы «Намедни», связанное с нарушением трудового договора, допущенным Л.Парфеновым, обязывающим его поддерживать политику руководства телекомпании, сообщает «НТВ.Ру».

Генеральный директор ОАО «Телекомпания НТВ» Николай Сенкевич заявил: «Леонид Парфенов, безусловно, один из наиболее талантливых журналистов на современном российском телевидении. Однако инцидент не был первым. Поэтому мы были вынуждены принять подобное решение. Все обязательства перед своим бывшим работником, содержащиеся в трудовом контракте, будут выполнены телекомпанией в полном объеме», сообщает ИТАР-ТАСС. Больше никаких комментариев глава телекомпании делать не стал.

Как сообщает «Новости гуманитарных технологий», Леонид Парфенов был уволен после его интервью газете «Коммерсант», в котором он рассказал газете о ситуации вокруг снятия с эфира сюжета из его программы «Намедни.

30 мая в программе НТВ «Намедни» по указанию и. о. гендиректора телеканала Александра Герасимова был снят с эфира на европейскую часть страны вышедший ранее на азиатскую часть России сюжет «Выйти замуж за Зелимхана».

В сюжете рассказывалось об обстоятельствах процесса над сотрудниками спецслужб России, которых правоохранительные органы Катара подозревают в убийстве одного из лидеров чеченских сепаратистов — Зелимхана Яндарбиева. В основе сюжета — эксклюзивное интервью с вдовой господина Яндарбиева Маликой.

Ведущий «Намедни» Леонид Парфенов заявил газете, что господин Герасимов запретил показ сюжета по просьбе представителей российских спецслужб. Как рассказал Леонид Парфенов, большую часть сюжета журналистки Елены Самойловой длительностью 5 минут 30 секунд занимает интервью с Маликой Яндарбиевой. По словам ведущего, сюжет был снят во время майских праздников и был готов к эфиру еще к прошлому выпуску программы.

Игорь Яковенко, генеральный секретарь Союза журналистов России заявил, что увольнение Парфенова — событие такое же революционное и знаковое, как убийства Дмитрия Холодова и Владислава Листьева, закрытие телеканала ТВС. Игорь Яковенко заявил «Интерфаксу», что «если до этого мы все знали, что у нас есть цензура и контроль государства за федеральными каналами, но у нас хотя бы была дозированная гласность, когда телевизионным мэтрам кое-что позволялось, то сейчас, получается, ничего не позволяется даже им, и телеканал даже не заботится о своем рейтинге».

Между тем, ведущий программы «Свобода слова» телеканал «НТВ» Савик Шустер в интервью «Интерфаксу» сказал, что относится к произошедшему плохо. «Других комментариев у меня нет», — сказал он. Сам Парфенов сказал «Интерфаксу», что пока не может давать каких-либо комментариев.

источник

Кто уволил Леонида Парфенова

1 июня автор и ведущий программы «Намедни» Леонид Парфенов был уволен с НТВ. «Власть» попыталась разобраться в том, кто был заинтересован в увольнении Парфенова и чьими руками это было сделано.

Парфенова уволил Сенкевич
Формально решение об увольнении Парфенова и закрытии программы «Намедни» принял гендиректор НТВ Николай Сенкевич. По его словам, поводом послужил тот факт, что ведущий передал в СМИ внутренний документ компании — распоряжение замгендиректора НТВ Александра Герасимова о снятии с эфира на европейскую часть страны сюжета «Выйти замуж за Зелимхана». По убеждению Сенкевича, «никакой размер таланта не дает права на нарушение корпоративной этики». Официальная формулировка увольнения для прессы: «В связи с нарушением трудового договора, обязывающего поддерживать политику руководства телекомпании».
Как известно, в этой части трудовой договор Парфенов нарушил не первый раз. В ноябре прошлого года он показал на «Орбиту» сюжет о книге Елены Трегубовой «Байки кремлевского диггера». С европейского эфира «Намедни» этот сюжет по распоряжению Николая Сенкевича (устному) был снят. Тогда Парфенов также позволил себе некорпоративно комментировать решение руководства.
Да и вообще Сенкевичу не за что любить Парфенова. Вряд ли он забыл, с какой открытой неприязнью его встретили на канале в феврале 2003 года после увольнения Бориса Йордана. Парфенов открыто говорил о «некомпетентности» нового гендиректора. И именно в программе «Намедни» Парфенов заявил о неприятии коллективом нового руководства, а потом в знак протеста ушел в длительный отпуск. Тогда неокрепший еще Сенкевич был вынужден принять одумавшегося Парфенова обратно. Теперь же Сенкевич окреп. По неофициальной информации, совсем недавно Николай Сенкевич интересовался у понимающих людей, что ему делать с Парфеновым. Ему якобы ответили: сам решай, ты давно уже начальник. Вот он и решил.

Парфенова уволил Герасимов
Именно Александр Герасимов курировал информационное вещание и в отсутствие Сенкевича исполнял обязанности гендиректора. Именно от Герасимова Парфенов добился письменного распоряжения о снятии сюжета, которое и было опубликовано в газете «Коммерсантъ».
Есть все основания обидеться и требовать от своего непосредственного начальника наказания строптивого подчиненного. Который, к тому же, является еще и конкурентом по эфиру. Леонид Парфенов не скрывал своего мнения о программе Герасимова «Личный вклад». По его словам, «Личный вклад» часто «беззастенчиво передирал темы, стилистику, подачу и даже рубрики ‘Намедни'».
В этом году НТВ выдвинуло «Личный вклад» на ТЭФИ в категории «информационно-аналитическая программа», а «Намедни» Сенкевич предлагал выдвинуть как «информационно-развлекательную программу», от чего, естественно, Парфенов отказался. И если в первое время рейтинги «Личного вклада» были в несколько раз ниже показателей «Намедни», то в последний месяц у программы Герасимова они начали заметно расти. И в этом смысле увольнение Парфенова и уход из эфира его программы дает возможность «Личному вкладу» еще больше закрепиться в эфире и, возможно, претендовать на воскресную позицию «Намедни».

Парфенова уволил Парфенов
Без помощи Леонида Парфенова Парфенова бы не уволили. Парфенов прекрасно знал, что им давно недовольны и Герасимов, и Сенкевич, поскольку многие сюжеты в «Намедни» вызывали недовольство в Кремле.
Кроме сюжета о книге Трегубовой это еще и знаменитая история с сурдопереводом встречи Владимира Путина с силовиками во время «Норд-Оста». Из последних передач особое раздражение, как говорят, вызвал сюжет Алексея Пивоварова об инаугурации Владимира Путина и комментарий Парфенова, посвященный посланию президента Федеральному собранию.
Конечно, с сюжетом о вдове Яндарбиева Парфенов, что называется, «подставился». Не мог же он не понимать, что начальству придется за этот сюжет держать ответ. А уже после снятия сюжета Парфенов еще и выставил это начальство политическими цензорами. Да еще до того глупыми, что готовы письменные цензурные распоряжения издавать.

Парфенова уволил Кремль
При каждом очередном обострении борьбы за свободу слова в России под подозрение попадает администрация президента.
Не обойдется без кремлевской версии и на этот раз: как уверяли «Власть» коллеги Парфенова, катарский сюжет был снят именно по звонку из Кремля. Александр Герасимов, выступая на «Эхе Москвы» 2 июня, честно признался: «Была просьба воздержаться от эмоциональных оценок происходящего в Катаре». Чья это была просьба, Герасимов не сказал, но отметил, что для него «вот этой просьбы было достаточно для того, чтобы ее принять». Парфенов еще раньше в интервью «Коммерсанту» подтверждал, что перед предпоследним выпуском «Намедни» «руководство компании (и не только) просило не давать сюжет в эфир». А уже после выхода 30 мая сюжета на «Орбиту» к Александру Герасимову, по словам Парфенова, от неких спецслужб поступила просьба снять сюжет с европейского эфира.
Как говорят практикующие телевизионные журналисты, обычно просьбы спецслужб передаются на телевидение не напрямую, а через Кремль. Впрочем, представители пресс-службы президента России, к которым обратилась «Власть» с вопросом, не они ли запретили сюжет и уволили Леонида Парфенова, ответили, что это «внутреннее дело телекомпании НТВ».
Нельзя не признать, что именно сейчас громкий скандал с увольнением известного журналиста крайне невыгоден Кремлю со стратегической точки зрения. 8-10 июня в США пройдет очередной саммит «восьмерки», и Владимиру Путину вряд ли захочется, чтобы одной из основных тем в его беседах с мировыми лидерами стал вопрос об очередном «наступлении российских властей на свободу СМИ».

источник

Парфенизм

За что канал НТВ уволил Леонида Парфенова

Если кто-то до сих пор сомневался, что свободы слова в России больше нет, то последние события на телеканале НТВ окончательно посрамили скептиков. Вечером во вторник, 1 июня, стало известно о том, что руководство канала в лице генерального директора ОАО «Телекомпания НТВ» Николая Сенкевича уволило Леонида Парфенова — ведущего еженедельной программы «Намедни», одного из самых ярких российских тележурналистов последнего десятилетия, до сих пор поддерживавшего отблески былой славы этого канала образца 1993-2001 годов.

Причины, по которым был отправлен в отставку Леонид Парфенов, уже известны. В официальном сообщении, процитированном в вечернем выпуске НТВ, говорится следующее: «Причиной увольнения стало закрытие программы «Намедни», связанное с нарушением трудового договора, допущенным Парфеновым, обязывающим его поддерживать политику руководства телекомпании».

И даже про «нарушение трудового договора» тоже все уже известно. В минувшие выходные творческий коллектив программы «Намедни» планировал показать сюжет журналистки Елены Самойловой под названием «Выйти замуж за Зелимхана», посвященный вдове бывшего президента Ичкерии Зелимхана Яндарбиева, три месяца назад погибшего в результате покушения в столице Катара Дохе. Оказывается, сюжет был отснят еще во время майских праздников и подготовлен к эфиру больше недели назад. Но, как выяснилось, показывать его в предыдущем выпуске «Намедни» было нельзя.

Леонид Парфенов, безусловно, один из наиболее талантливых журналистов на современном телевидении. Однако инцидент не был первым. Поэтому мы были вынуждены принять подобное решение. Все обязательства перед своим бывшим работником, содержащиеся в трудовом контракте, будут выполнены телекомпанией в полном объеме.

Читайте также:  Почему вылетает гта 5 моды

«Тогда руководство компании (и не только) просило нас не давать сюжет в эфир. Нам сказали, что надо отложить показ, потому что речь идет о судьбе людей. Я пошел навстречу, решив, что ничего не изменится за неделю», — объяснил эту ситуацию сам Парфенов. Действительно, в настоящее время в Катаре идет суд над двумя гражданами России, которых обвиняют в убийстве Яндарбиева, поэтому пускать в эфир сюжет о вдове погибшего вроде как и неудобно — вдруг повлияет на судьбу соотечественнков, попавших в беду?

Но через неделю Парфенов решил, что теперь уже удобно, и 30 мая сюжет вышел в дневном выпуске, рассчитанном на дальневосточную аудиторию. Смотреть это выпуск, из-за отсутствия в Москве самого Сенкевича, пришел его заместитель по информационному и политическому вещанию Александр Герасимов — на НТВ существует практика предварительных, «дневных» просмотров новых программ руководителями канала, которые по ходу вносят в уже готовый материал технические и иные коррективы, после чего одобренный сюжет идет в вечерний эфир по московскому времени.

На этот раз коррективы были серьезными. «После эфира у нас состоялась длиннющая дискуссия, – сообщил Парфенов. – Герасимов настаивал на том, что есть просьба спецслужб до разрешения вопроса с подсудимыми ничего про процесс в Катаре не давать. А моя позиция была, что не показывать я не могу: у нас попытка сделать что-то эксклюзивное, а, насколько я знаю, это первое интервью Малики Яндарбиевой, и я не могу согласиться с тем, что это непрофессионально».

Слово за слово, Парфенов заявил Герасимову, что просьба спецслужб ему не указ, а указ — письменное распоряжение непосредственного начальства, то есть самого Герасимова. Как впоследствии пояснил опальный тележурналист, на НТВ никто никогда ничего в письменной форме делать не запрещал. Наверное, Парфенов и рассчитывал, что Герасимов спасует перед бумагой и отступится. Но Герасимов проявил твердость, и Парфенов получил на руки официальный документ о том, что сюжет Елены Самойловой снят с эфира.

Итак, 30 мая «Намедни» вышли без сомнительного сюжета, а через два дня Парфенова уволили с НТВ с указанной выше формулировкой: за «нарушение трудового договора». Попрание свободы слова налицо. Шеф-редактор программы «Сегодня с Михаилом Осокиным» на НТВ Елена Савина прокомментировала это событие так: «Конечно, это квинтэссенция кремлевской глупости и пошлости. За последние четыре года власть всегда из двух возможных решений выбирает самое неудачное. Парфенов никогда не внушал Кремлю доверия. Он оставался вещью в себе, занимался профессией, а не кремлевскими играми. Мы, новостники, понимаем, что это серьезная атака является предупреждением и нам, и Татьяне Митковой. Я рассматриваю случившееся как начало перепрограммирования компании, подготовки НТВ к превращению в третьесортный канал».

А генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко пошел еще дальше и назвал увольнение Леонида Парфенова с НТВ таким же революционным и знаковым событием, как убийства Дмитрия Холодова и Владислава Листьева или закрытие телеканала ТВС: «Если до этого мы все знали, что у нас есть цензура и контроль государства за федеральными каналами, но у нас хотя бы была дозированная гласность, когда телевизионным мэтрам кое-что позволялось, то сейчас, получается, ничего не позволяется даже им, и телеканал даже не заботится о своем рейтинге».

Для того чтобы оценить всю политическую подоплеку этого события, следует обратиться к самому сюжету о Малике Яндарбиевой. К счастью для россиян, которым не повезло так, как жителям Дальнего Востока, газета «Коммерсант» в понедельник опубликовала полную распечатку неблагонадежного материала. Тут не хватает видеоряда, но ведь главное-то, конечно, текст самого интервью с вдовой покойного президента:

«Выйти замуж за Зелимхана»

Корреспондент за кадром: Это последняя съемка из домашнего архива Яндарбиевых. День накануне покушения Зелимхан провел в саду. К приусадебному хозяйству его пристрастила жена Малика. Ей, чеченской селянке, неуютно показалось в катарских песках. Хотела, чтоб на новом месте было как на родине до войны, когда зеленые деревья еще не называли на армейский манер зеленкой.

Теперь она редко выходит из дома. Три месяца Малика Яндарбиева носит траур и прячет лицо под хиджабом.

На дискотеке гремит песня t.A.T.u. «Нас не догонят» по-английски. После своих гастролей девичья группа известна в Катаре не меньше, чем мужской дуэт из России, который обвиняют в убийстве Яндарбиева. В судебной хронике их всегда показывают со спины, Малика пошла в зал суда, чтобы заглянуть в глаза.

Малика Яндарбиева, вдова Зелимхана Яндарбиева: Один с белыми волосами, светлыми. Высокий. Это Анатолий Яблоков. Этот Анатолик обиделся, что его сравнили с филиппинцем. Но он немножко похож на филиппинца. Низкий такой, полный. Мне кажется, он еще полнее стал. Видимо, его в тюрьме раскормили.

Корреспондент за кадром: Район, где стоит дом Яндарбиевых, что-то вроде Посольской слободы — дипломатический квартал. Убийство Зелимхана вызвало здесь свою бурю в пустыне. Ведь убили не просто президента Чечни, как его здесь называли, а личного гостя самого эмира.

Малика Яндарбиева: Сам эмир Хамад аль-Тани, его жена Моза, шейха Моза, — очень чувствительный, хороший человек, понимающий. Они после убийства были, у сына были, проведали нас. Сказали, что никаких проблем не будет. Шейха Моза сказала: «Малика, знай, твои дети — это мои дети».

Корреспондент за кадром: Семья Хусейна Нимаи живет неподалеку от мечети, где в тот день Зелимхан молился вместе с сыном Даудом. Закончив намаз, они сели в джип, но не успели далеко отъехать. Взрывом разворотило машину. Отец погиб на месте, сына забрали в реанимацию.

Хусейн Нимаи: Да, я слышал, был взрыв. Убили президента Чечни. Я думаю, это сделали русские или кто-то из другой страны. Какие-то свои разборки.

Корреспондент в кадре: Для Персидского залива Катар — все равно что Монако для Лазурного берега. Одна из самых богатых и миролюбивых стран Аравийского полуострова. Здесь одинаково комфортно и катарским подданным, и иностранцам, которых вдвое больше коренных жителей.

Корреспондент за кадром: Русским туристам Катар полюбился сразу: шикарные отели с неограниченным алкоголем, сувенирные бутики, где можно купить чадру от Armani. Рекламный ролик министерства туризма заманивает в страну любителей острых ощущений: ловля жемчуга, соколиная охота и экстремальное сафари на джипах, что теперь звучит жутковато.

Яндарбиев не прятался в лесах, уходя от зачисток, как Басаев и Масхадов. Свою борьбу он вел в глубоком тылу.

Малика Яндарбиева: Он хотел у себя дома умирать. Не хотел уезжать и где-то далеко не хотел старческой смертью умирать. И он действительно умер от руки врага в чужом государстве.

Корреспондент за кадром: Когда они познакомились, Малика работала библиотекарем, а начинающий поэт Зелим сотрудничал в грозненской газете «Ленинский путь». Потом Яндарбиев пошел своим путем, но стихи продолжал писать только лирические.

Малика Яндарбиева:
Когда лампы все погасишь ты,
Поняв, что обманута судьбой.
Дни пусты и ночи все пусты,
Только одиночество с тобой. (Плачет.)
Поклянешься ты себе (плачет) тогда
Прогонять и мысли обо мне.

Корреспондент за кадром: Семейный альбом Яндарбиевых. Старший сын Бешто — несколько лет назад его сбила машина. Приемный сын Абдусалам — убит при зачистке в Чечне. 12-летний Дауд — поправляется после покушения. И 8-летняя Аминат.

Малика Яндарбиева: Я не кровожадная (смеется). Как Аллах предписал, так оно и будет. Мне самое главное, чтобы дети от этого стресса отошли. Чтобы мальчику вернуть здоровье, которое он потерял так рано (плачет). Вот такая жизнь.

По-моему, все кто сидел в зале суда, думали, о каких нарушениях прав русские могут говорить вообще, если речь идет о людях, которые прибыли в чужое государство и взорвали невинного человека с ребенком, пришедших помолиться? А ведь жертв могло быть огромное количество! О каких правах русские могут говорить, если посмотреть на то, что они сотворили с нашей цветущей страной, особенно с чеченской столицей? Во что они ее превратили? За что? А сколько убили невинных чеченских детей, женщин и братьев? Кара неотвратима и Аллах за все спросит. Я уверена в этом, потому что знаю, — мой муж прожил чистую, честную и прекрасную жизнь, и был убит за веру во Всевышнего, за стремление к свободе, которую нам дал Аллах, а ведь только Он может отнять ее.

Вот такой сюжет. Не зря все-таки Елена Самойлова съездила в Катар. Сколько нового узнали бы телезрители из ее материала — и о популярности группы «Тату» на Ближнем Востоке, и о шикарных отелях с неограниченным алкоголем, и о чадрах от Armani. И даже стихотворение покойного поэта в почти аутентичном исполнении послушали бы. Ну и о слезах вдовы поэта тоже услышали бы, и о том, что Анатолик похож-таки на филиппинца.

Вот только непонятно, почему Парфенов называет это интервью с вдовой Яндарбиева эксклюзивным. На центральных российских телеканалах, действительно, такого еще не было, а вообще-то Малика Яндарбиева за эти три месяца успела дать не одно интервью, в которых говорила совсем не так и не такими словами отзывалась об Анатолии Яблокове и о России вообще.

Даже если оставить в стороне вопрос о том, кем на самом деле был Зелимхан Яндарбиев и что сотворили с цветущей чеченской столицей не только русские, но и граждане свободной Ичкерии, все равно хочется спросить: так кто же вводит цензуру на НТВ? Герасимов, которому кто-то из ФСБ что-то сказал, или Парфенов, которому никто ничего не говорил и который, вроде бы, выдавал задание Елене Самойловой совершенно свободно? Почему же из сюжета, замешанного на слезах и крови не одной чеченской семьи, а, по большому счету, десятков, если не сотен тысяч людей, вышло слащаво-приторное, пряничное действо? Малика Яндарбиева может говорить российской корреспондентке все, что хочет, но российская корреспондентка, если уж не просто интервью в эфир выпускает, а снабжает его своими комментариями — что, не знает, с чем имеет дело?

Читайте также:  Почему моя сперма не вылетает

Вопрос, впрочем, риторический. Таков вообще был стиль программы «Намедни» — остроумно, занимательно, с шутками, с предметами в студии, но неглубоко, беззубо и бессодержательно. Словом, понемногу обо всем — что-то вроде «Спокойной ночи, малыши» для взрослых.

Родился в Череповце в 1960 году. В 1982 году окончил факультет журналистики Ленинградского государственного университета.
После университета печатался в «Огоньке», «Правде», «Советской культуре».
С 1983 года работал корреспондентом в газете «Вологодский комсомолец», затем на Вологодском областном телевидении.
В 1985 году, работая на Вологодском ТВ, провел телеинтервью с опальным в то время музыкальным критиком Артемием Троицким.
С 1986 года — спецкор молодежной редакции ЦТ, корреспондент программы «Мир и молодежь».
В 1987 году вместе с Андреем Разбашем создал трехсерийный документальный фильм «Дети XX съезда» о поколении шестидесятников.
В 1988 году пришел на «Авторское телевидение».
В 1991 году выпустил на «ATV» первую версию «Намедни» — еженедельный выпуск «неполитических новостей».
В 1992 году подготовил серию программ «Портрет на фоне».
В 1993 году перешел на НТВ.
В 1997 году стал членом совета директоров НТВ и генпродюсером канала (в этой должности проработал до 99-го).
В 1997 году выпустил масштабный проект «Намедни: 1961-1991. Наша эра», в котором впервые выступил в роли историографа.
С января 2001 года — ведущий рубрики «Особый взгляд» в программе Евгения Киселева «Итоги» (НТВ).
3 апреля 2001 года на общем собрании акционеров ОАО «Телекомпания «НТВ», созванного по инициативе ОАО «Газпром-Медиа», был избран в состав Совета директоров ОАО «Телекомпания «НТВ». Однако в тот же день отказался участвовать в заседаниях этого управленческого органа.
6 апреля 2001 года в открытом письме руководителю телекомпании Евгению Киселеву заявил о своем уходе с телеканала.
16 апреля 2001 года вошел в состав редакционного совета телекомпании НТВ.
С 2001 года — член Правления ТК НТВ.
1 июня 2004 года уволен с НТВ

Несомненно, Герасимову и Сенкевичу кто-то что-то действительно сказал. И просил сюжетов о Катаре и о процессе над россиянами не ставить. Хотя и вряд ли имел в виду парфеновские сюжеты, не способные сформировать никакого общественного мнения. И, несомненно, руководство телеканала НТВ побежало впереди паровоза, решив перестраховаться и на всякий случай пресечь все. Но ведь еще быстрее тех, кто бежит впереди паровоза, бегает Парфенов, давно отказавшийся от серьезной журналистской работы.

Так за что все-таки уволили Леонида Парфенова?

Еще весной 2001 года, когда со стонами и руганью в первый раз разваливалось НТВ, Парфенов принял решение, удивившее многих его коллег: остался на телеканале, который власть силой отобрала у законного владельца — предпринимателя Владимира Гусинского. Причем оформил свой разрыв с коллегами в виде открытого письма к тогдашнему руководителю НТВ Евгению Киселеву. Тогда было много разговоров относительно этичности или неэтичности подобного шага (который совершил, кстати, не один Парфенов), но сам Леонид всякий раз объяснял это в таком духе: я хочу делать свою работу, а финансовые дрязги, политические амбиции и сведение чьих-то счетов — не для меня. И впоследствии, когда Парфенова в различных интервью вызывали на откровенный разговор по поводу обстановки на новом НТВ, он старался дистанцироваться от происходящего. Так, когда в 2003 году все тот же Герасимов попытался отправить в бессрочный отпуск руководимую Парфеновым программу «Страна и мир», сам Парфенов, выступая на радио «Свобода», говорил: «Я не знаю, нужно ли говорить о внеэфирных вещах, главное — то, что программа выходит и сегодня будет очередной ее выпуск, в 22 часа. Ну. Ну да, всякое бывает».

Правда, еще в начале 2003 года Парфенов был среди тех одиннадцати топ-менеджеров НТВ, которые выразили недоверие Николаю Сенкевичу, новому назначенцу «Газпрома» на пост руководителя канала. Но. в результате остался работать на НТВ и дождался того, что Сенкевич, которого сам Парфенов в свое время обвинял в непрофессионализме, в конце концов его уволил.

Нельзя не признать: если бы Парфенов действительно занимал какую-то принципиальную позицию, он не проработал бы на НТВ столько лет при тех политических, идеологических и профессиональных метаниях, которыми отмечена история этого телеканала в последние годы. Видимо, по-настоящему его занимало только одно — возможность быть в кадре, занимать ту уникальную нишу, которую он для себя нашел — стильного ведущего, законодателя телевизионных мод (откуда и термин «парфенизм»), журналиста, умеющего при случае уколоть сильных мира сего, но понарошку, совсем чуть-чуть. И на открытый конфликт готов был идти лишь тогда, когда под угрозой оказывалась именно эта ниша.

А о том, что нынешний конфликт с руководством НТВ спровоцировал сам Парфенов, а вовсе не Герасимов с Сенкевичем, и уж тем более не Кремль, говорят факты: впервые за все время своей работы тележурналист вынес сор из избы. Получив в руки письменное свидетельство о подцензурном характере работы телеканала, Парфенов уже на следующий день предоставил его в распоряжение «Коммерсанта» и в подробностях изложил историю о том, как «острый» репортаж о катарской вдове не был допущен до эфира. Собственно, уволили его именно за это.

Вот только непонятно, почему обычный спор честолюбий надо называть ущемлением свободы слова.

источник

С НТВ ушел стиль

Напомним, что конфликт, в результате которого программа «Намедни» прекратила свое существование, начался в воскресенье, когда руководство телеканала НТВ сняло с эфира авторской программы Леонида Парфенова интервью с вдовой экс-президента Ичкерии Зелимхана Яндарбиева. Парфенов, не согласившийся с решением руководства, в комментариях газете «Коммерсант» обнародовал внутреннее распоряжение заместителя генерального директора НТВ Александра Герасимова, из-за которого сюжет с Маликой Яндарбиевой не вышел в эфир. Руководство телеканала расценило это как нарушение корпоративной этики, посчитав, что сам факт передачи в прессу внутренних документов компании является со стороны Парфенова нарушением трудового договора, согласно которому ведущий обязан «поддерживать политику руководства телекомпании».

Генеральный директор телекомпании Николай Сенкевич, сделав все положенные по этикету «реверансы» в адрес профессионализма Леонида Парфенова, сообщил, что руководство канала было вынуждено принять такое решение, поскольку инцидент не был первым.

Видимо, речь идет о получившей широкий резонанс истории со снятием с эфира «Намедни» сюжета о скандальной книге журналистки Елены Трегубовой «Байки кремлевского диггера».

Заместитель гендиректора телекомпании НТВ Александр Герасимов заявил, что его решение не показывать сюжет программы «Намедни» об обстоятельствах судебного процесса над россиянами в Катаре мотивируется исключительно деликатностью темы, а ни в коем случае не соображениями цензуры. По мнению Герасимова, это — «абсолютно внутриредакционная история». Результат — опечатанное помещение программы «Намедни» и отсутствие в воскресной сетке одной из самых интересных околополитических программ.

«Внутриредакционной истории» не получилось. Увольнение Парфенова моментально дало повод для громких заявлений, в том числе и довольно спекулятивных. Свое мнение высказали и журналисты, и политики, и общественные деятели. «Отметилась» даже Русская православная церковь, представитель которой заявил, что увольнение Парфенова «напомнит журналистам об их ответственности перед обществом».

Комментарии, прозвучавшие вчера, свидетельствуют, что даже у «стаи товарищей из одного профессионального зверинца» нет единой оценки ситуации. Так, генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко сказал, что увольнение Парфенова — событие такое же революционное и знаковое, как убийства Дмитрия Холодова и Владислава Листьева, закрытие телеканала ТВС. А президент Российской телеакадемии известный журналист Владимир Познер уверен, что «это вопрос этики взаимоотношений внутри компании, поэтому такие вещи я не могу комментировать».

Интересна позиция главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» Алексея Венедиктова, от которого по традиции ждали резких высказываний в адрес власти. Он заявил, что в такой ситуации тоже уволил бы своего сотрудника. С одной стороны, по мнению Венедиктова, снятие с эфира интервью вдовы Яндарбиева было безусловным фактом проявления цензуры, поскольку сюжет был «отлучен» от показа по мотивам, не указанным в законе о СМИ. Но с другой — согласившись с этим актом, журналист уже не имел права высказывать свое возмущение после того, как сюжет был снят с эфира. Венедиктов считает, что у автора были законные основания не выпускать программу «в свет»: «В законе о СМИ написано, что никто не может заставить журналиста ставить свое имя под материалом, который искажен. Журналист выполнил с его точки зрения незаконный приказ и тут же этот приказ прокомментировал в другом СМИ. Я считаю, что выносить внутренние взаимоотношения руководителя и подчиненного на всеобщее обозрение и при этом оставаться в этой компании, абсолютно неправильно. Как главный редактор я бы в такой ситуации человека уволил».

Читайте также:  Почему виндовс увеличивает свой размер

Не выработала консолидированной позиции и хронически консолидированная Госдума. Первый вице-спикер нижней палаты парламента от фракции «Единая Россия» Любовь Слиска считает, что руководство телекомпании НТВ вынуждено было пойти на увольнение Парфенова, поскольку он нарушил трудовое соглашение, а, по ее словам «руководство своей компании надо уважать — начальник есть начальник».

Другой представитель фракции «Единая Россия», журналист Александр Хинштейн иначе оценивает ситуацию: «Свободу слова нельзя подчинить уставу караульной службы. Можно любить или не любить Парфенова, но нельзя отрицать, что его передача была одной из самых профессиональных программ на телевидении».

Заместитель председателя ЦК КПРФ Иван Мельников, как и положено коммунисту в оппозиции к власти, считает, что данный факт является «продолжением политики власти, направленной на борьбу со всеми независимыми СМИ». Мельников убежден, что снятый телесюжет был лишь формальным поводом для закрытия программы.

Один из лидеров ЛДПР, депутат Госдумы Алексей Митрофанов назвал увольнение Парфенова весьма печальным событием: «Удивительно, зачем это было делать, ведь это усиливает позиции тех, кто считает, что в России свертывается свобода слова».

Но закрытие программы «Намедни» и исчезновение с экрана одного из самых ярких ведущих удивительно не только с точки зрения заботы об имидже власти. Удивительно оно еще и потому, что из сетки вещания телеканала НТВ, который переживает не самые лучшие времена, убирают высокорейтинговую программу, обеспечивающую не только приличную аудиторию, но и постоянный приток рекламных денег.

Естественно, телеканал НТВ выживет и без программы Парфенова. Естественно и то, что сам Леонид Парфенов без работы не останется. Но совершенно неестественно, что рядового зрителя лишили одной из самых умных и самых стильных аналитических передач.

Вчера же уволенный по сокращению штатов (именно такая формулировка стоит в приказе) Леонид Парфенов встретился с Михаилом Сеславинским. Руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям не исключает, что в будущем его ведомство сможет поддержать проекты телеведущего специальными грантами. Речь идет о работе по созданию новых телепрограмм и фильмов. Комментировать увольнение Парфенова Сеславинский не стал: «Нет особого смысла комментировать уже свершившееся решение. Что произошло, то произошло».

Несмотря на настойчивые попытки, «РГ» так и не удалось получить комментарий заместителя генерального директора НТВ Александра Герасимова. Хотя критики увольнения Леонида Парфенова с телеканала и закрытия программы «Намедни» излагали свою точку зрения на случившееся довольно подробно, руководство НТВ делало это крайне неохотно.

источник

Жизнь после ТВ

Куда уходят телекумиры прежних лет

  • В субботнем развлекательном шоу Малахова «Привет, Андрей!» на канале «Россия» решили вспомнить телевидение 90-х. Без всякого информационного повода. Просто так. Меня тоже туда звали, но я отказалась, примерно представляя, как ловко обойдут острые углы мастера современного эфира. Да и вообще дикость: то самое федеральное ТВ, которое 20 следующих лет целенаправленно уничтожало всякую память о десятилетии свободы и расцвета своего предшественника, вдруг задумало поностальгировать по нему: «А я дедушку не бил, а я дедушку любил».

    Так и вышло. На шоу пригласили телекумиров публики 90-х. Вспоминали времена, когда все были молодые и чушь прекрасную несли, когда деревья были большие, небо голубее и травка зеленее. Печаль, если и пробивалась сквозь воспоминания, то светлая: эх, поседели наши девочки, постарели наши мальчики. То ли предупрежденные заранее, то ли и сами все понимающие,

    гости эфира старательно обходили «деликатные» темы: драму телевидения 90-х, имена многих из тех, кто его делал и кого давно нет в эфире.

    Даже логотипы каналов, на которых блистали тогдашние звезды со своими звездными программами, мастерски заретушировали. О каналах РЕН-ТВ и НТВ, без которых непредставимо ТВ 90-х, вообще не сказали ни слова, как не упомянули и их создателей — Ирену и Дмитрия Лесневских и Игоря Малашенко, добровольно ушедшего из жизни за несколько дней до записи шоу «Привет, Андрей!».

    Читайте также

    Рейтинг на крови. НТВ не знает пощады. О чем поведали «Новые русские сенсации»

    «25 лет назад в нашей стране даже не было интернета, поэтому именно ТВ стало единственной возможностью интересно провести время», — с такой преамбулы начал программу Андрей Малахов, как будто все достижения и открытия ТВ 90-х обусловлены именно стремлением телевизионщиков обеспечить зрителям интересное времяпрепровождение.

    Программы «До и после полуночи» и «Взгляд», ставшие символами перестройки, оказывается, появились только благодаря их создателям — «первому аристократу на ТВ» Владимиру Молчанову с командой и четырем молодым парням с Иновещания, задумавшим вечернее шоу. Что делали и где были в эту пору их отцы-основатели — Ольвар Какучая, Эдуард Сагалаев, Анатолий Лысенко, Кира Прошутинская и Анатолий Малкин — осталось за рамками общих благостных воспоминаний. Так же как и убийство самого популярного ведущего 90-х Влада Листьева. Нет, о нем поговорили, конечно, но в субботу вечером огорчать зрителей драматическими обстоятельствами его гибели не сочли возможным.

    «Выходили без цензуры, в прямом эфире, — восторженно кричал Малахов. — Вместе с ними пришла свобода слова». То, как именно приходилось создателям этих программ преодолевать многочисленные запреты и тем самым приближать свободу слова, в малаховском эфире обошли молчанием. Ну, вот как-то так. Само собой все получилось. Главное — энтузиазм и желание сделать зрителю интересно.

    «Почему сейчас невозможны такие программы?» — с наивностью ученика школы юного журналиста поинтересовался Андрей Малахов

    у звезды ТВ 90-х Ирины Зайцевой, сначала блиставшей в «До и после полуночи», а потом — в программе «Герой дня без галстука» на первом в России независимом канале НТВ. «Политики другие стали. Все другое. Время другое», — довольно мрачно резюмировала Зайцева, которая давно исчезла с «радаров», то есть с телеэкранов.

    Скриншот эфира программы «Привет, Андрей!» о телевидении 90-х

    К слову, почти ни у кого из ветеранов не спросили, а где они сейчас, чем занимаются, почему пропали из эфира. Разве что Александру Любимову предрекли возобновление в неопределенном будущем нового «Взгляда»: «Александр пока еще не востребован».

    Список других звезд 90-х, вытесненных с ТВ за последующие годы и «все еще не востребованных», столь обширен и впечатляющ, что прямо-таки оторопь берет. Судите сами: Владимир Молчанов, Светлана Сорокина, Марианна Максимовская, Леонид Парфенов, Евгений Киселев, Михаил Осокин, Александр Политковский, Виктор Шендерович, Сергей Доренко, Александра Ливанская, Ирина Зайцева, Алексей Пивоваров, Павел Лобков, Андрей Лошак… Разумеется, все они нашли себе иные сферы применения. Кто-то преподает, кто-то работает на радио, кто-то ушел в интернет и на маленькие частные телеканалы, кто-то пишет книги. Но путь на «большой экран» им заказан, поскольку прошедшие школу 90-х и вкусившие подлинной свободы творчества, они не смогли приспособиться к радикально изменившимся обстоятельствам, да и преданные зрители им бы этого не простили.

    Впрочем, отлученные от большого ТВ, многие из кумиров публики 90-х осваивают новые форматы и возможности. Ученик Леонида Парфенова Алексей Пивоваров, в прошлом энтэвэшник, не только возглавил канал RTVI и ведет там свои программы, но и представил на этой неделе собственный youtube-канал под названием «Редакция», объяснив у себя в фейсбуке:

    «Мы видим, как в России YouTube окончательно превратился в Новый телевизор — и здесь уже полно качественных и профессионально сделанных ток-шоу, крутых интервью и классных ведущих… Здесь будет то, что мы умеем делать, — качественная тележурналистика, перепридуманная под новый формат».

    Ну, а подлинной сенсацией недели стал выпуск новой версии проекта Леонида Парфенова «Намедни. Перезагрузка» на его youtube-канале «Парфенон», где он второй сезон ведет свой видеоблог. «Намедни» же — это «реинкарнация» знаменитого одноименного проекта, который выходил на старом НТВ со слоганом: «Люди, события, явления, без которых нас трудно представить, еще трудней понять». Одна серия — один год жизни страны.

    Начали с послевоенного 1946 года: Нюрнбергский процесс в Германии. Первые советские частные автомобили — «Москвич» и «Победа». Травля Ахматовой и Зощенко. Патриотические басни Сергея Михалкова. Цензура в кино, театре и на эстраде. Множество аллюзий и пересечений с сегодняшней реальностью, как это умеет делать Парфенов. Аскетичное, но по-прежнему стильное оформление. Много хроники. В общем, абсолютно полноценный телевизионный, а точнее, визуальный продукт, или

    тот самый Новый телевизор без цензурных ограничений, где Парфенов демонстрирует лучшие свои качества

    — четкость и красоту замысла, ясность, а порой парадоксальность мысли и ее изложения, наконец, просто блестящую интеллектуальную да и физическую форму, которой могут позавидовать нынешние, не вылезающие из ящика телеоракулы со скошенными от постоянного вранья глазами, возомнившие себя властителями дум. А ведь исчезни они из этого ящика — никто и не вспомнит добрым словом.

    Одна из авторов легендарной программы «До и после полуночи» Александра Ливанская, вспоминая годы работы на ЦТ, написала у себя в фейсбуке: «До и после полуночи» называли элитарной программой. Говорили: это не для народа! Через несколько дней после того, как в эфир вышла последняя передача, у меня произошла встреча, о которой не могу забыть. Еду поздно ночью в метро. Напротив меня — женщина в жилете рабочего. Смотрит на меня внимательно и говорит: «Видела, как вы все прощались, и заплакала прямо у телевизора…» Я вот подумала сейчас: по какой сегодняшней программе заплачет зритель, если ее вдруг закроют?»

    источник