Меню

Лекция на тему почему я

Лекция на тему почему я

О том, нужна ли сегодняшнему студенту-журналисту классическая лекция, рассуждают преподаватели факультетов журналистики

Идея этого материала родилась во время обычных, даже обыденных, разговоров по дороге на работу. Мы обсуждали разные формы занятий в вузовской аудитории, трудности, связанные с несовпадением фоновых знаний педагога и ученика, делились «находками», помогающими привлечь внимание студентов, большинству которых «труд упорный», увы, явно тошен. И вдруг заметили, что особую радость и «чувство глубокого удовлетворения» приносят удачные ЛЕКЦИИ, именно лекции, а не интерактивные, довольно быстро вошедшие в практику, занятия.

Во время лекции, самого традиционного, казалось бы, типа образовательной коммуникации, студенты забывают про свои любимые гаджеты, готовы вступить в диалог, задают вопросы, и главное — благодарят. А «спасибо» в аудитории сегодня слышишь не так уж и часто. Вот и возникло желание поговорить о лекции в эпоху реформирования, когда чаще всего сокращают именно такой вид аудиторных занятий.

Мы попросили порассуждать на эту тему опытных педагогов ведущих российских вузов, авторов современных учебников по журналистике.

К тенденции сокращать лекционные занятия вузовские преподаватели относятся по-разному:

положительно (Г. Щепилова, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова и О. Сидоров, зав. кафедрой журналистики Северо-Восточного федерального университета);

«с сомнением, потому что критерием качества должны быть измеряемые результаты обучения» (зав. кафедрой журналистики Тольяттинского государственного университета Н. Тараканова);

как к «демагогической болтовне чиновников от образования, которые хотят угодить власти, сократившей деньги на содержание высшего образования» (В. Пугачев, профессор Башкирского государственного университета);

«как к неизбежному (но сомнительному) злу» (М. Перепелкин, профессор Самарского университета);

профессор Оренбургского государственного педагогического университета О. Скибина уверена, что надо разумно сочетать традиционную лекцию и интерактивные формы: «Классическая лекция всегда несет информации больше, нежели все вместе взятые интерактивные и инновационные методы»;

проректор Балтийского федерального университета И. Кукса относится «скорее положительно», но видит серьезную проблему в «неготовности студентов сразу переходить к интерактивным форматам обучения, когда лекционно-теоретический материал должен быть изучен ими самостоятельно на базе открытых интернет-источников, электронных учебных ресурсов вузов либо «добыт», «извлечен» в процессе интерактивных занятий»;

свое отрицательное отношение к «огульному сокращению процента лекционных занятий» объясняют профессор Воронежского государственного университета В. Тулупов: «Классическую лекцию считаю одним из основных типов аудиторного занятия, особенно в университете. Критерием качества образования должны быть не интерактивные и инновационные методы (это лишь средства), а результаты. У журналистов — это прежде всего портфолио, которое складывается в течение всего срока обучения»; и зав. кафедрой журналистики и массовых коммуникаций ЧелГУ С. Симакова: «Вузовская лекция может ликвидировать, или хотя бы уменьшить, возникающий дефицит реального общения».

А вот профессор МГУ им. М.В. Ломоносова А. Тертычный пока ждет объяснений: «Тенденции сами не возникают, их кто-то формирует. Можно все сокращать или расширять, но для этого нужны веские основания, какие именно лекционные курсы убираются? Как это объясняют сами руководители науки? Я таких объяснений не слышал. Как только я услышу объяснение, я дам свой ответ».

Сегодня сложилась интересная ситуация: переход на интерактивные, дистантные/дистанционные и тому подобные методы обучения, с одной стороны, и все возрастающий рост популярности публичных лекций в медиа и в обществе — с другой. Огромной популярностью пользуются телевизионные и видеолекции на YouTube, причем появляются все новые и новые программы такого формата: «ACADEMIA» и «Магистр игры» с Владимиром Микушевичем на телеканале «Культура», «Сто лекций с Дмитрием Быковым» на «Дожде», «Один» и «Русская провокация» на радио «Эхо Москвы» et cetera.

Неизменно полные залы собирают лекции ученых, специалистов, профессионалов, как в столицах, так и в провинции. Можно говорить о возрождении профессии ЛЕКТОР: публичные выступления стали источником стабильного и солидного заработка. Достаточно назвать Ирину Хакамаду, Дмитрия Быкова, Александра Невзорова, напомнить, что в Москве постоянно действуют почти три десятка лекториев, «Курилка Гутенберга» успешно функционирует в 15 городах.

Восторг от абсолютной и исключительной доступности информации, которую обеспечили цифровые технологии, сменился сначала иллюзией, что теперь каждый может узнать любое, а затем усталостью от переизбытка информации и даже паникой: что делать с этим бесконечным потоком, в котором легко утонуть. Если раньше книгу сравнивали с источником знаний, то есть родником, то теперь каналы коммуникации больше напоминают мощный водопад или бурлящую горную реку, сплав по которой требует специальных умений и навыков, да и таланта тоже. Появилась острая необходимость в проводнике-инструкторе, им и стал лектор.

Александр Тертычный:

Классическая лекция занимает в моей практике почетное место. Она незаменима, когда необходимо изложить концептуально, системно осмысленный большой объем знаний, на основе которых могут далее рассматриваться (в том числе — в интерактивном и пр. видах) разные аспекты дисциплины.

Михаил Перепелкин:

Классическая лекция, в моем понимании, представляет собой образец целостного, ответственного, аргументированного высказывания, знакомящего аудиторию с композицией и сюжетом научного моно- и диа-лога, а кроме того — дающего незаменимый пример поведенческой, психологической и этической целостности и реагирования.

Олег Сидоров:

Лекция должна быть нацелена на структурирование знания, получаемого из разных источников, помогать ориентироваться в «море» информации, новых подходах, открытиях и т.д.

Светлана Симакова:

Лекция — необходимая форма, чтобы показать основные направления и положения учебной дисциплины, познакомить с общими положениями, обозначить тенденции в развитии того или иного рассматриваемого направления.

Валентина Кихтан:

Лекция — это квинтэссенция необходимой информации по теме. Студенту уже не надо ее отбирать, нужно просто запомнить и транслировать, что уже тоже становится проблемой (память не развита).

Наталья Тараканова:

Классическая лекция остается в моей практике, так как, во-первых, многие студенты зачастую не умеют читать учебники — просто не понимают, что написано. Во-вторых, классическая лекция позволяет транслировать знания в концентрированном виде, причем с учетом бэкграунда и понятийных возможностей аудитории.

Предложенное Жаком Деррида и основательно исследованное профессором Мариной Загидуллиной понятие «инфляция языка» не только объясняет причины «смерти книжной цивилизации», но и указывает на исключительное положение носителя/хранителя языка, который осознает его уязвимость и готов ответить на новые вызовы «конца текстовой эпохи».

М. Загидуллина:

Информационная перегрузка, ощущаемая самим фактом стремительно разрастающегося количества информации, не вмещающегося в терабайт-хранилища и не обладающего упорядоченностью, необходимой для уверенной навигации в этом море информации, представляется большинству наблюдателей, скорее, техническим вызовом. Однако можно предположить, что ответом будет не сжимание этой информации в еще более компактную форму чем сейчас, а качественный переход к другому варианту презентации, архивирования и обмена в области культурной памяти.

Во многом популярность публичных лекции и их востребованность в образовательном процессе объясняется умением лектора традиционными средствами языка компактно, логично, структурированно представить ответы на важные/интересные/актуальные вопросы. Таким образом, другой стороной «инфляции языка» можно назвать необходимость структурировать информацию как важнейший запрос современности.

Марина Загидуллина:

Лекция — это творческий жанр, который задает хорошему мыслителю-преподавателю рамки для импровизации на заданную тему, а также обеспечивает публику. В результате в ходе объяснения темы создаются условия для творческих открытий, прорывов и уникальных интерпретаций (неважно, лекция по истории Византии или по префиксам в русском языке). Исчезновение этих условий говорения специалистом на заданную тему ведет к невозможности создания уникальной атмосферы передачи знаний как продукта творческой интенции. Мне нравится читать лекции — когда надо придумать, как за полтора часа рассказать несколько шкафов книг и научных статей.

Ирина Кукса:

Доступность информации — непростой вопрос. С одной стороны, интернет обеспечивает просто безграничную доступность информации. Тут лекция проигрывает. С другой — вопросы: а) качества информации (в лекцию отбирается достоверное и »самое-самое» — важное, нужное; б) интерпретации, квалификации объемной информации, возможности ставить вопросы, понимать, что на один вопрос могут быть разные ответы, получать эти ответы. Тут выигрывают, как это принято сейчас называть», «контактные», аудиторные формы работы с преподавателем, в том числе и лекция.

Валентина Кихтан:

Доступ к информации у студентов есть, а умений работать с ней — нет. «И сия пучина поглотила их.

С античных времен значимым свойством лекции остается эмоциональный контакт, но в эпоху «пяти экранов» его роль возрастает в геометрической прогрессии. Вот как характеризуется лекция на сайте Алексея Мурзинова «Записки декана»: «Лекция ничем не заменима в тех случаях, где особенно важно личное эмоциональное воздействие лектора на студентов с целью повлиять на формирование их взглядов».

Представим результаты недавно проведенного эксперимента. На занятии по дисциплине «Основы теории коммуникации» часть материала студенты изучали самостоятельно: искали источники, структурировали информацию, обсуждали ее в тройках и затем презентовали в группе. В итоге, студенты были очень удивлены тем, насколько разными были полученные варианты.

Читайте также:  Балканские войны почему были вторая

Вторая часть занятия — 15-минутная онлайн-лекция авторитетного специалиста (проект ВШЭ).

И завершающая часть занятия — традиционная лекция, в режиме офф-лайн, и рефлексия: эмоциональное обсуждение того, есть ли разница в способах получения информации, в чем она, какой способ предъявления материала кажется более эффективным.

Оказалось, студентам чрезвычайно важно присутствие лектора, и это не только, и не столько о том, что он находится в аудитории. Важна возможность задать вопрос, уточнить, не согласиться. Важны живой контакт и условия активного слушания. Формальная монологичность лекции на самом деле держится на диалоге, на непосредственном контакте с аудиторией, на возможности увидеть реакцию каждого слушателя, на рефлексии, без которой любая коммуникация теряет смысл.

Заметим, что тоской по личному, эмоционально насыщенному общению зачастую оправдывается плохо объяснимая тоска по советскому времени, по коммунальной жизни, по разговорам на кухне, дружеской болтовне и т.п. Показательно в том плане, что телевизионный формат лекции чаще всего предполагает аудиторию в студии, с которой и устанавливается столь необходимый для всех участников диалога контакт.

Валерий Пугачев:

Многие сложные вещи ложатся в нашу память только при диалоге с преподавателем, потому что сам студент никогда не сможет выделить в новом материале главное или неглавное.

Владимир Тулупов:

«Лекционный курс — это всегда некая рационально-эмоциональная концепция, и фигура лектора важна как для привлечения внимания к дисциплине, так и для того, чтобы у студентов возник и удерживался стабильный интерес к ней (при этом ораторское мастерство лектора может стать главным аргументом).

Михаил Перепелкин:

Важно, что лектор один, что он — умнее и собраннее и то, что он — стоит перед аудиторией. Это все формирует у аудитории, пребывающей в синкретической массе, ценность личностного начала. Каждый из аудитории мысленно ставит себя на место лектора, а это человеку очень много дает. Помню, когда готовился к экзамену по философии, воспроизводил даже интонации профессора В.А. Конева, «врастал в них», и делался немного самим ВА.

Не менее значимым представляется и то, что лекция способна формировать активное, рефлексирующее слушание. Навык, который мы стремительно утрачиваем. Слушать, проникая в логику говорящего, улавливая его тезисы и систему аргументации, эмоционально включаясь. Умение активно слушать — не просто способность воспринимать и обрабатывать информацию. Это условие эффективности диалога.

С этим связано еще одно безусловное достоинство лекции — возможность наблюдать «вживую» рождение мысли, чем собственно и объясняется феномен популярности на протяжении десятилетий программы «Что? Где? Когда?». Лектор не просто зачитывает тщательно продуманный и четко структурированный материал, он размышляет, приводит примеры, вспоминает, выстраивает, зачастую оригинальные и неожиданные, ассоциативные связи. И именно это, а пожалуй, только это и еще столь дефицитное сейчас вдумчивое чтение, способно спровоцировать аналогичные процессы у слушателя. И вот тут на помощь приходят новейшие технологии, поэтому неотъемлемыми «аксессуарами» современного лектора стали цифровые носители, самые разные экраны — мобильного телефона, планшета, компьютера, интерактивной доски и т.д.

И наконец, о самом главном для нас, профессиональных педагогов. В эпоху разрушенных представлений об образовании, знании, чтении как о безусловных ценностях, в условиях почти уничтоженной традиции наставничества возрождение нормальных — эффективных и творческих — отношений между педагогом и учеником представляется особенно важным и актуальным.

Михаил Перепелкин:

Ситуация же интерактива, как я ее понимаю (может быть — неверно?) разрушает вертикаль, которая для воспитания-обучения важна. В этой ситуации аудитория «наравне» с преподавателем, добывает знания, а роста через подражание не происходит.

Александр Тертычный:

Если у вас есть сотня студентов и сотня профессоров плюс неограниченное время, вы может создать пятьдесят пар и каждую направить в свою цветущую «Академию», то они могут, возможно, обойтись диалогом, без лекций, чтобы выяснить все истины. В помощь вам Сократ! Но доступность информации никак не связана с разговором о нужности-ненужности лекций. Чтобы студент получил то знание, которое до него доносит лектор, ему необходимо не только перевернуть горы данных, но и осмыслить все, опираясь на. (какой багаж?). Слушать лектора по ТВ или в Сети — это дело вкуса. Можно театр смотреть по ТВ и с доктором также общаться. Я за встречи лектора и студента в аудитории!

Ольга Скибина:

Мой 40-летний опыт работы в педагогическом вузе (от ассистента до профессора) подсказывает: интерактив классическую лекцию никогда не заменит. Особенно для харизматичного, владеющего аудиторией — голосом и прочими актерскими способностями — преподавателя.

Наталья Тараканова:

Доступность информации — это, как показывает практика, вообще не аргумент в споре о праве лекции на жизнь. Студенты, в большинстве своем, к поиску информации за пределами учебника прибегают редко (при подготовке доклада, например). Кроме того, для обработки и интерпретации имеющегося в открытом доступе массива информации по той или иной теме, необходим соответствующий понятийно-категориальный аппарат, которого у студента нет по определению.

Марина Загидуллина:

Информация всегда была доступна — со времен Александрийской библиотеки и раньше. И что же? Почему лекция все равно оставалась? Отвечает Ханс Ульрих Гумбрехт — единственное, что ЗАСТАВЛЯЕТ человека усвоить знания, это «производство присутствия», когда знание упаковано не в текст, а в живое, интонированное слово, когда мозг физически чувствует пульсацию этого знания (неточная цитата, а пересказ сути его размышлений).

источник

20 самых популярных лекций всех времён на конференции TED

Эти вдохновляющие, ошеломляющие, остроумные и откровенные выступления с уникальными идеями вошли в топ 20 самых популярных лекций на конференции TED.

Кен Робинсон: Как школы подавляют творчество

Сэр Кен Робинсон выступил с интересной и волнующей лекцией, в которой предложил создавать образовательные системы, нацеленные на развитие, а не подавление творческих способностей.

Видео с русской озвучкой:

Эми Кадди: Язык тела формирует вашу личность

Измените осанку и вы измените свою жизнь. Эми Кадди объясняет, как, осознанно приняв сильную позу, можно уменьшить стресс и придать себе чувство уверенности.

Принять позу сильного человека – это такая мелочь, но она может сыграть решающую роль, когда вы находитесь в стрессовой ситуации, например, на собеседовании или ведёте переговоры.

Видео с русскими субтитрами:

Саймон Синек: Как выдающиеся лидеры вдохновляют действовать

Как вы объясните тот факт, что вещи не складываются, как мы задумали? Еше лучше, как вы объясните тот факт, что другие могут достичь вещей, которые пренебрегают существующими допущениями? Например, почему компания Apple столь инновационна? Год за годом они более прогрессивны, чем все их конкуренты. А ведь это просто компьютерная компания, каких много. У них такой же доступ к талантам, те же агентства, те же консультанты, те же средства информации. Тогда почему они кажутся нам настолько другими? Почему Мартин Лютер Кинг возглавил Движение за гражданские права? И почему именно братья Райт смогли первыми совершить контролируемый пилотируемый полёт?

Видео с русскими субтитрами:

Брене Браун: Сила уязвимости

Мы все чувствуем себя уязвимыми и временами неуверенными, но это ощущение можно обратить в возможность для роста. Исследователь Брене Браун многие годы изучает человеческие отношения, и она пришла к интересным выводам. В блестящем и остроумном выступлении она рассказывает о том, что люди счастливее, когда перестают бороться со своей уязвимостью и просто верят в то, что достойны любви и принятия.

Видео с русскими субтитрами:

Мэри Роуч: 10 фактов, которых вы не знаете об оргазме

Автор монографии «Трах» Мэри Роуч обращается к малоизвестным научным исследованиям, в том числе многовековой давности, чтобы сделать десять неожиданных, иногда странных, а иногда гомерически смешных заявлений о высшей точке в сексе. (Это выступление предназначено только для взрослых).

Видео с русскими субтитрами:

Джилл Болт Тейлор: Удивительный удар прозрения

Исследователь Джил Боулт Тейлор описывает работу мозга и свой опыт перенесения обширного инсульта. Это одно из самых эмоциональных выступлений на TED. Речь идёт о самосознании, предсмертных переживаниях и самое главное о том, что все мы – энергетические существа, связанные с окружающей нас энергией и друг с другом. Удивительная лекция.

Видео с русскими субтитрами:

Тони Роббинс: Почему мы делаем то, что делаем

Что мотивирует вас и заставляет делать то, что вы делаете? Что движет вами сегодня? Тони Роббинс утверждает, что «эмоции – это невидимая внутренняя сила». Каждый может обладать выдающимся умом и интеллектом, но именно эмоции создают разницу в качестве нашей жизни.

Читайте также:  Почему весь экран в пикселях

Видео с русскими субтитрами:

Дэн Пинк: Загадки мотивации

Аналитик карьерного роста Дэн Пинк исследует тайны мотивации, начиная с факта, известного учёным, но не менеджерам: традиционная идея вознаграждения не столь эффективна, как нам кажется. Прислушайтесь к поучительным историям и возможным перспективам.

Видео с русскими субтитрами:

Пранав Мистри: Захватывающий потенциал технологии Шестого чувства

Пранав Мистри на конференции TEDIndia демонстрирует несколько приспособлений, позволяющих практически объединить физический и электронный мир, в том числе и устройство «Шестого чувства», а также ноутбук на бумаге. В сессии вопросов и ответов Мистри говорит, что он откроет исходный код «Шестого чувства», чтобы открыть его возможности всем.

Видео с русскими субтитрами:

Кэмерон Рассел: Внешность не главное. Поверьте мне, я модель

Кэмерон Расселл признаёт, что она выиграла «генетическую лотерею», будучи высокой и красивой моделью нижнего белья. Но не судите её по внешности. В этом бесстрашном выступлении, она критично смотрит на индустрию, заставившую её выглядеть крайне соблазнительно в 16-летнем возрасте.

Видео с русскими субтитрами:

Сьюзан Кейн: Сила интровертов

В обществе, где общительность и раскованность ценится превыше всего, быть интровертом — тяжело и даже позорно. Однако Сьюзан Кейн в своей воодушевляющей лекции утверждает, что интроверты дарят миру свои удивительные таланты и способности, и их нужно поддерживать и ценить.

Видео с русскими субтитрами:

Памела Мейер: Как распознать лжеца

Каждый день мы сталкиваемся с ложью от 10 до 200 раз, и признаки, по которым её можно распознать, могут быть едва различимы и трудны для понимания. Памела Мейер, автор книги «Распознавание лжи», раскрывает поведение и «горячие точки», по которым подготовленные люди могут распознать обман. Она утверждает, что честность — это ценность, которую стоит оберегать.

Видео с русскими субтитрами:

Шон Ахор (Shawn Achor): Счастье помогает лучше работать

Мы думаем, что для счастья нам нужно много работать, но, может быть, всё наоборот? В этой динамичной и весёлой лекции психолог Шон Ахор доказывает, что счастье вдохновляет нас трудиться и способствует продуктивности.

Видео с русской озвучкой:

Дэвид Галло: Подводные чудеса

Мы погрузимся в глубокие пучины моря. Все, кто имел прелестную возможность сделать это, знают, что через два с половиной часа после начала погружения наступает по-настоящему тёмный мир. В иллюминаторе появляются самые что ни на есть таинственные существа, которых нельзя описать.

Видео с русскими субтитрами:

Дэн Гилберт: Удивительная наука о счастье

Дэн Гилберт, автор книги «Спотыкаясь о счастье», оспаривает тезис, согласно которому мы несчастливы тогда, когда не получаем того, чего хотим. Наша «психоимунная система» позволяет нам чувствовать себя счастливыми даже тогда, когда вещи идут не так, как мы задумали.

Видео с русской озвучкой:

Джулиан Трежер: Как говорить так, чтобы люди хотели слушать

Все хотят, чтобы их не просто слушали, но и слышали. Эксперт по звуку Джулиан Трежер называет 7 смертных грехов общения, от которых стоит избавиться, и даёт советы, как говорить с другими людьми, чтобы они верили во всё, что вы им скажете. Обратите внимание на искренность, аутентичность (быть собой), честность и любовь.

Видео с русскими субтитрами:

Элизабет Гилберт: Ваш неуловимый творческий гений

Писательница Элизабет Гилберт размышляет о завышенных ожиданиях по отношению к творческим людям и к гениям. Она делится идеей о том, что не человек является гением, а у каждого человека есть свой гений. Это смешное, личное и удивительно волнующее выступление.

Видео с русскими субтитрами:

Дэвид Блейн: Как я задержал дыхание на 17 минут

В исключительно персональной манере маг-чародей и трюкач Дэвид Блейн описывает трудности на пути к тому, чтобы задержать дыхание под водой на 17 минут – мировой рекорд (всего на две минуты короче самого рассказа!) – и что значит для него бросающая вызов смерти его работа. Предупреждение: НЕ пытайтесь повторить в домашних условиях.

Видео с русской озвучкой:

Кейт Барри: Магия мозга

В начале Кейт Барри показывает, как наш разум может обмануть наше тело – эта уловка действует даже при просмотре видеозаписи. Затем он вовлекает аудиторию в демонстрацию ошеломляющих, и даже слегка опасных, психологических трюков.

Видео с русскими субтитрами:

Келли МакГонигал: Как превратить стресс в друга?

Стресс. Из-за него сердце бьётся чаще, дыхание учащается, а на лбу выступает пот. В то время как стресс превратился в злейшего врага здоровья, новые исследования утверждают, что стресс не опасен, если поверить в это. Психолог Келли МакГонигал призывает нас поменять отношение к стрессу и предлагает давно забытый способ борьбы со стрессом – общение.

Видео с русскими субтитрами:

источник

Нужно ли писать лекции современному студенту?

На дворе XXI век, время информационных технологий и инноваций. Но процесс получения высшего образования еще далек от совершенства. Вузы не поспевают за появляющимися новшествами и в большинстве своем работают по старинке.

Подрастающее поколение стремится за новыми разработками и технологиями современности, а вот преподаватели не спешат изменять своим устоявшимся, привычным методам преподавания. Поэтому в большинстве учебных заведений преподаватели требуют от студентов написание лекций. Как же поступить?

Писать или не писать лекции, каждый для себя решает сам. С одной стороны, это действительно огромная трата времени, иногда и в самом деле бесполезная. Но есть в этом требовании и обратная сторона, которая играет на руку студентам.

Приведу несколько причин, по которым лекции писать все-таки следует:

1. Уже сам процесс написания лекции дает вам плюс. Большинство преподавателей смотрят, пишет студент лекции или нет. Во время лекции они ходят по аудитории и наблюдают. Если первокурснику кажется «нас — много, он — один, буду незаметным, он и не запомнит, кто писал, а кто нет», то студенты старших курсов уже точно знают, что к концу семестра преподаватель практически всех своих студентов знает в лицо, а к концу курса помнит всех по именам. Поэтому, придя на зачет, знайте, преподаватель прекрасно видел вашу работу на его лекциях и уже составил о вас определенное мнение.

2. Еще один плюс процесса написания лекции. Поскольку при записи приходится сосредотачиваться на смысле того, что пишешь, то волей-неволей запоминаешь то, что написал. Пусть не все, пусть всего несколько фраз, главное, что уловил смысл и он отложился в памяти. Уже то, что вы запомнили хотя бы тему лекции, дает гарантию не попасть в анекдотическую ситуацию, когда на вопрос преподавателя: «Какого цвета учебник?» раздается возмущение студенчества: «Во валит гад!». К концу семестра преподаватель практически всех своих студентов знает в лицо
Фото: Depositphotos

3. Тетрадь с конспектами лекций может послужить пропуском на зачет или экзамен. Некоторые преподаватели ставят условие: приходить на зачет (экзамен) и предъявлять преподавателю свой конспект. При этом преподаватель может расписаться практически на каждой странице вашего конспекта, чтобы его повторно не принес другой, менее старательный студент.

4. Хорошо написанный конспект может увеличить шансы на получение зачета автоматом. В моей практике были случаи, когда имея полный конспект и парочку плюсов за работу на семинарах, я получала зачет автоматом. Правда, было еще несколько нюансов. Конспекты выглядели достаточно красиво, при написании использовались разные чернила, цитаты были выделены, мысли в тексте разделялись по абзацам. В некоторых местах даже были вклеены дополнительные странички с выдержками из других источников по данной теме. Конечно пришлось приложить немного больше усилий, но результат того стоил. Вид конспекта произвел должное впечатление на преподавателя — зачет был получен автоматом, и не пришлось тратить время на зубрежку. Ну и естественно, стопроцентная посещаемость данного предмета.

5. Некоторые преподаватели разрешают во время сдачи экзамена пользоваться конспектом открыто. Единственное условие — конспект должен быть написан именно вами. Плюс, после ответа по билету, несколько вопросов по другой теме.

6. Конспект можно использовать на экзамене как шпаргалку. Есть такие шпаргалки «бомбы», когда на экзамене чистый листок незаметно заменяется на заранее заготовленный ответ на вопрос. Но в этом случае лекции следует писать только одним цветом чернил и каждый вопрос начинать с новой страницы. Недостатком такого применения конспекта является то, что у преподавателя достаточно опыта, чтобы определить, учили вы или воспользовались шпаргалкой. Поэтому дополнительные вопросы будут далеки от тех, которые были в вашем билете.

Читайте также:  Мой ребенок редко спрашивает почему

7. Еще один плюс от того, что у вас будет полный конспект лекций, в том, что в ночь перед экзаменом общую тетрадь прочитать гораздо легче и быстрее, чем стопку учебников. Хорошо написанный конспект может увеличить шансы на получение зачета автоматом
Фото: Depositphotos

8. После использования конспекта по назначению не спешите его выбрасывать. Ведь на следующий год на ваше место придут другие студенты, и среди них наверняка найдутся не такие ответственные, как вы. Вот тут-то и пригодится ваш конспект, который можно будет обменять на более полезные для вас вещи.

9. Необходимо определить нужность предмета, по которому у вас остался конспект. В некоторых случаях его хранить просто необходимо. Простой пример из моей студенческой жизни. На пятом курсе, перед последней преддипломной практикой нам зачитали список предметов, которые вынесли на госэкзамен. Большинство студентов было в шоке — из семи предметов два были пройдены на втором и третьем курсе, а конспекты по ним благополучно выброшены. Причем один из этих двух предметов сдавали только по лекционному материалу, поскольку учебников не было совсем, а автором лекций являлся сам преподаватель. После использования конспекта по назначению не спешите его выбрасывать
Фото: Depositphotos

Возможно, что в процессе обучения у вас появятся свои не менее важные причины, по которым необходимо писать лекции. А может быть, вас не убедили даже эти, и вы своими прочными знаниями, полученными с помощью современных технологий, сумеете убедить преподавателей в бесполезности рукописных лекций.

источник

Почему лекции — самая бесполезная форма обучения

Почему лекции — самая бесполезная форма обучения

Прогуливать лекции и скучные уроки с монотонными рассказами — обычная практика школьников и студентов. Иногда даже лента фейсбука бывает полезнее вялой лекции с таким же вялым преподавателем. О том, как нужно изменить подход к обучению, чтобы можно было действительно чему-то научиться, и как в этом могут помочь проекты — Дмитрий Волошин.

Наверное, нет ничего более усыпляющего, чем «начитка» материала. Ты сидишь где-нибудь у окна в классе или в аудитории, там, за окном, уже поют птицы. День только начинается, и вроде ещё полно сил, но уже невыносимо хочется спать. Потому что весь твой интерес или всё твоё любопытство разбивается о монотонный голос, вещающий в мир. Урок за уроком, пара за парой, тебя преследует этот монотонный голос. Конечно, то, что он тебе сообщает, — полезная информация. Может быть, она пригодится в жизни. Но как он это делает! Как он умудряется так долго и так однообразно говорить? Как же ему самому не грустно от самого себя? Ведь в этом нет никакой жизни и энергии. Через десять минут приходит знакомое многим отупение. Ты начинаешь рисовать круги, твои глаза слипаются.

Конечно, я утрирую. Есть много талантливых учителей, которые делают из урока шоу. Есть настоящие актёры, есть просто светящиеся люди, энтузиасты. Но, увы, большинство педагогов в моей жизни были про «начитать материал».

Это удивительно: человек, задача которого — пробудить во мне интерес, пробуждает во мне скуку и формирует стойкое чувство «больше никогда»

Эта системная ошибка становится тем смешнее, чем больше проникает в нашу жизнь интернет. Смысл подобного информирования полностью потерян, потому что я могу сам быстро и точно найти интересную мне информацию. Да, мне сложно получить знания из сети, по крайней мере, пока. Но «начитать предмет» мне могут бесплатно и быстро на YouTube или «Универсариуме».

Понимаю, что образовательная система в целом консервативна. Понимаю, что ждать изменений мы будем десятки лет. Хотя уже сейчас есть «серебряная пуля» — проектный метод обучения. Когда я говорю «сейчас», я преуменьшаю: сам метод возник в конце XIX века, когда были популярны гуманистические теории в педагогике. Основоположником метода можно считать американского философа Джона Дьюи, который в двадцатых годах XX века заразил этими идеями наркома просвещения Луначарского. Идеи прагматичного подхода в педагогике — «истинно то, что полезно» — были тепло приняты в послереволюционной России.

В основе проектного метода обучения — внимание к процессам решения задач и проблем, которые максимально приближены к реальности. Это главные идеи Дьюи о роли образования как полноценной модели общества, которое должно стимулировать формирование навыков сотрудничества. Решение проблемы должно иметь понятный результат, желательно тот, который можно измерить, а потом применить. Процесс решения какой-либо проблемы построен на цикле PDCA: планирование, реализация, проверка и корректировка. Всё как в жизни.

Приведу пример. Учить языку программирования можно разными способами. Можно долго рассказывать про синтаксис языка, а можно делать проект в расчёте, что во время работы синтаксис «выучится сам». Когда мы разрабатывали курс по Java, мы выбрали создание компьютерной игры. Очень понятная студентам область и довольно сложная проблема — согласованное взаимодействие нескольких персонажей в одном игровом мире. Я не буду вдаваться в технические подробности, но таких горящих глаз и трудолюбия я не видел ни на одном «начитанном» курсе, и уж точно не было такого веселья на экзамене.

Создание проектов — это самостоятельная работа, что при подготовке школьника к вузу. Да, проекты могут разрабатываться в малых группах. Но эффективность их выполнения, как и в жизни, определяют все участники. Проектный метод позволяет смоделировать распределение ролей в коллективе, сложности коммуникации в относительно напряжённой рабочей атмосфере, делегирование полномочий и многое другое. Проекты могут быть межпредметными и развивать не только социальные навыки, но знания и умения каждого участника группы.

При всех своих достоинствах проектный метод плохо приживается в школе и вузе. На это есть несколько причин.

1. Он дорогой. Сделать проект в классе сложнее, дороже и дольше, чем начитать лекцию. Представьте, как сложно, извините за тавтологию, спроектировать проект. По моему опыту, на создание семестрового курса в вузе уходит около трёх-пяти месяцев, плюс мы тратили примерно полтора-два года (то есть три-четыре цикла проведения курса) на стабилизацию и корректировки. Только после этого курс становился управляемым, а результаты его проведения — воспроизводимыми. Эти гигантские затраты и для школы, и даже для вуза.

2. Особые требования к учителю или преподавателю. Чтобы прочитать лекцию, много опыта не надо — лишь уметь читать лекции.

Я знаю случай, когда в техническом вузе преподаватель входил в аудиторию с магнитофоном, нажимал на клавишу «Play» и под запись своего голоса перещёлкивал слайды

А вот при работе с проектами преподаватель должен быть настоящим экспертом в предметной области, причём даже в нескольких смежных областях. Помните про межпредметность метода проектов? Это означает, что преподаватель должен регулярно делать проекты. К сожалению, таких практиков не очень много даже в вузах, про школу я просто промолчу.

3. Результаты проектов мало кому нужны. Индустрия, заказчик кадров не очень активно взаимодействует с вузами и откровенно прохладно — со школами. Может быть, это дело времени, последние десять лет ситуация медленно улучшается. Но даже на решение прикладных задач, например, в робототехнике, по-прежнему сложно найти вменяемых заказчиков. Казалось бы, компании должны охотиться за студенческими и школьными коллективами, сокращая себе затраты или получая свежий взгляд на свои проблемы. Но нет, не происходит этого. Похоже, что у большинства российских компаний небольшой горизонт планирования, в который не помещается ни вуз, ни школа.

Я не утверждаю, что метод проектов — это панацея от начитывания. Я считаю, что начитывание должно уйти в прошлое вместе с дисковым телефоном и паровозом. Конечно, при изучении того или иного предмета ребёнку надо подсказывать траекторию, помогать с контентом. Но предоставление контента не должно быть сутью обучения. Так же, как оценка за усвоение этого контента не должна продолжать быть единственным критерием успешности школьника или студента. Наверное, сложно придумать что-то более соответствующее нашим реалиям, чем мысли о методе проектов Уильяма Килпатрика, о которых писали так: «Только при такой системе обучения воспитание может превратиться в непрерывную перестройку жизни ребёнка и поднять её на высшую ступень, а школа будет готовить учащихся к условиям динамично меняющейся обстановки в обществе и к столкновению с неизвестными проблемами в будущем».

Фото: iStockphoto (gemenacom), Wikimrdia Commons (Eva Watson-Schütze)

источник