Меню

Куда ведут все дороги почему

Почему Китаю не отвертеться от лидерства

Никакой успех не бывает безнаказанным; это особенно заметно по тому, что произошло после недавнего пекинского форума «Один пояс, один путь».

Дело не в самом этом помпезном мероприятии, с присутствием 5000 делегатов от полутора сотен стран (а всего таковых, напомним, менее 200). И не в посещении форума почти 40 высшими лидерами государств. В конце концов, никто не сомневается: что-что, а грандиозные форумы китайцы проводить умеют.

Формула успеха тут вот какая — если раньше официальных партнеров Китая в «поясе и пути», то есть глобальном проекте по созданию новой инфраструктуры мировой торговли, было 124, то сейчас подсчеты колеблются от 127 до 150. Но главное, если накануне кто-то очень надеялся на дезертирство из проекта нескольких ключевых стран, то надеялся зря. Никто не ушел, но многие пришли.

Или ничего настолько популярного. Хлынул настоящий вал комментариев с общим смыслом: американо-китайское соперничество теперь надолго и очень всерьез и оно не двустороннее (в виде конкуренции в торговле и технологиях двух крупнейших мировых экономик), а уже глобальное. И как раз «пояс и путь» все прояснил до предела.

Лучшая цитата на эту тему принадлежит индийскому американцу Амару Бхаттичарье (Институт Брукингса, Вашингтон). Все дороги в Римской империи вели в Рим, напоминает он. А сейчас, когда Китай обзавелся десятками партнеров из Азии, Африки, Европы и Латинской Америки и с ними обновляет или строит порты, шоссе, железные дороги и прочие сооружения, то куда все эти дороги будут вести и уже ведут? И тогда что останется от путей, которые совсем недавно вели исключительно в Вашингтон (ну и в прочие столицы западной группы государств)?

Можно, конечно, долго разбираться — как это произошло, как подавляющая часть мировых лидеров читали на площадках типа ООН бесполезные речи о долговой ловушке Запада и фатальной привязке к единственному мировому центру власти и финансов, а потом, как только появилась альтернатива, немедленно ею воспользовалась. Кстати, и сейчас они сидят в долговой ловушке именно у «старых» источников финансирования типа МВФ, а роль Китая на мировых финансовых рынках в несколько раз меньше. В любом случае грандиозную программу обновления торговой инфраструктуры могли бы предложить и профинансировать именно западники, однако этого не случилось.

Торговая война США и Китая

Хроника взаимных ограничительных мер

Кто-то думал, что США и Китай вот-вот заключат торговое соглашение (после долгих месяцев угроз и вполне реального введения таможенных тарифов на товары друг друга), и на этом все успокоится. Но, по оценке Ричарда Тернелла из финансовой компании BlackRock, теперь конкуренция США и Китая — это уже не торговый спор, это конкуренция в политике, идеологии и военной сфере.

Стороны разводятся и делят имущество (прежде всего зарубежные рынки). Инвестиции китайского бизнеса в США упали вдвое по сравнению с 2016 годом (до 3 млрд долларов). Ну и происходят всякие мелочи типа того, что в прошлом году в США закрылось 10 Институтов Конфуция (где студенты изучали китайский язык и культуру), и бушует визовая война для исследователей и прочих ученых с обеих сторон.

Хотя — а мелочи ли это? Посмотрим внимательнее на цитату из Тернелла — конкуренция в идеологии? А это о чем?

И вот здесь надо упомянуть, что самое интересное из происшедшего в последние недели вокруг программы «Один пояс, один путь» — это вовсе не упомянутый грандиозный пекинский форум на высшем уровне. Дело в том, что он не один. Есть еще камерные форумы «пояса и пути», уже на экспертном уровне, одни прошли в Китае накануне, другие еще предстоят. По моим подсчетам, их получается 27. И речь на них в целом идет именно об идеологии, вырастающей из проекта «Один пояс, один путь».

Более того, очень похоже, что инициатива здесь исходит не от Китая, а наоборот — от десятков его партнеров. Сам же Китай… тут сложная история. Китайцы не любят бросать кому-то вызовы и говорить прямым текстом. Вся история «пояса и пути» тому свидетельство.

Напомним, само происхождение термина «пояс и путь» отсчитывается от беседы нынешнего китайского лидера Си Цзиньпина с Нурсултаном Назарбаевым в 2013 году. Идея была весьма общая, по принципу «давайте начнем и посмотрим, что получится». Главное — что китайская идеология проекта отличалась демонстративным отсутствием идеологии. Только бизнес. Китай превратился в производственный цех планеты, но зависит по сути от одного морского пути — Малаккского пролива, который в случае чего легко перекрыть. Значит, его товарам надо построить несколько новых, дублирующих друг друга путей через всю Евразию (а потом за эту идею схватились африканцы, дальше присоединились латиноамериканцы). Эти пути обновят экономику стран-участников и создадут там множество рабочих мест. Всем будет хорошо.

Читайте также:  Дорогая почему ты не говоришь

Что же касается политических требований к участникам проекта, не говоря об идеологии, то таковых не должно быть — просто потому, что это монополия Запада. Китай этим не занимается. Он торгует. А заодно учитывает, что вот за эти-то идейно-политические нагрузки к проектам и кредитам Запад и не любят. Значит, надо делать ровно наоборот, не повторяя чужих ошибок.

Дмитрий Косырев о том, была ли Америка великой

Так вот, безыдейности не получилось. И, судя по программам или названиям тех из 27 форумов, о которых мне известно, это не Китай навязывает партнерам какие-то свои идеи. Это они буквально вынуждают Пекин превратить чисто коммерческую, пусть и грандиозную, затею в альтернативный, незападный проект будущего.

Традиции разных цивилизаций по части госуправления. Мировая журналистика, не завязанная на стандарты горстки агентств и медиакомпаний. Конкуренция самых разных ценностей и идеалов. Вот это и еще многое другое хотят обсуждать эксперты из каких угодно стран вдоль всяких путей и поясов. Китайские хозяева мозговых штурмов (судя по тому, что я слышал о тех форумах, что уже прошли) не активничают, зато тщательно все записывают. И даже, признаем, недоумевают: чего от нас хотят?

То, что завтрашний мир будет незападным, всем уже ясно. Но пока что никто не мог точно сказать, а каким же он тогда будет. Китайским — вряд ли, хотя бы потому, что Китаю это не надо. И вот сегодня мы наблюдаем попросту шквал размышлений с разных континентов на тему о будущем, а чем все подобные размышления кончатся — непонятно.

Кстати, все это уже было — в эпоху конкуренции Запада и советского блока, и дискуссии идут во многом знакомые. Разница лишь в том, что СССР тогда мучительно и безуспешно пытался стать лидером этой «мировой альтернативы», а Китай сегодня всеми силами старается таким лидером не быть. Но у него тоже не получается…

источник

Куда ведут все дороги

Конвой прибыл в пункт назначения ещё во второй половине дня. И был «пункт» совсем не похож на тот тихий посёлок, из которого грузовики вышли. Больше. Страшнее. Отгородившийся от остального мира баррикадами, за которыми пили, гуляли.
На въезде машины подверглись досмотру. Конечно, накладных и документов никто не спрашивал, но вот тягачи и груз несколько суровых парней с пистолетами-пулеметами обыскали. Рыжая, конечно, легко узнала предков оружия. ППС, СТЭН, М3. то, что можно на коленке собрать из обрезков труб. Хороший показатель технологического уровня.
Дженсена и компанию, по-видимому, здесь знали если не все, то многие. На Кэрол посмотрели, наоборот, с явным подозрением. Но под пристальным молчаливым взглядом всего экипажа старший проверяющих сдался.

Здешняя забегаловка для водителей тоже отличалась от той. И размерами, и оживлённостью, и атмосферой. Здесь отдыхали тёртые калачи, прорвавшиеся сквозь засады бандитов и опасное бездорожье. И крутые парни, расчищавшие пистолетом и добрым словом путь тягачам. А среди них наверняка были те, кто завидовал коллегам и те, кто предпочитал за мзду приводить караваны прямо в лапы рейдеров. И те, кто возил не только «народнохозяйственные» грузы, но и то, на что сознательные граждане смотрели косо.

За грузом должны были прийти позже, так что ничего не мешало сразу направиться в заведение. Ну и, коль скоро путь был окончен, Дженсен посчитал нужным рассчитаться с Кэрол. Для совершения этой процедуры они вдвоем (сменщик остался с грузовиком) разместились в угловой кабинке.

— Молодец, Кэрол, — сообщил водитель, отсчитывая ей монеты, — правда, молодец. Ну, оно, конечно, чего странного-то. Вот только знаешь.
— Пока не знаю, — хмыкнула Рыжая, — расскажи мне.
— По совести говоря, — продолжил Дженсен, явно волнуясь, — мне бы надо теперь тебя всем так рекламировать. В общем, чтоб любой, если тебя встретит, сразу всех рассчитал и взял тебя. Вот. Но.
— Да не волнуйся ты так, — успокоила водителя Кэрол, — можешь не рекомендовать — все равно слух кто-то пустит. Объясни лучше, чего боишься.
— Сам-то ничего не боюсь, — твёрдо ответил Дженсен, — боюсь, что тебе это повредит. По этим рекомендациям найти запросто смогут. Кэт Блу же нашли.

Читайте также:  Почему вацапе сообщения не доходят

Тут он и рассказал Рыжей эту мрачную историю. Кэт, которая то ли убила кого-то не того, то ли наткнулась на что-то не то, отправилась за море в поисках спасения. Некоторое время успешно скрывалась, потом удачно встретила двух пришедших по её душу, а потом, успокоившись, стала зарабатывать на жизнь охраной караванов. В итоге, при приёмке какого-то груза на побережье, вертолёт, охранявший корабль, разрядил в грузовик весь боекомплект.

— Дерьмо случается, — констатировала Рыжая, взяв имя на заметку, — ладно, буду иметь в виду. И постараюсь никого не подставлять. Легких дорог.

Водитель пожал ей руку, и ушёл. Рыжая осталась. Вот ведь хороший же мужик, подумалось ей. Честный, даже если «по своему». Философских бесед, конечно, с ним не выйдет, но ведь этого и не надо. Только вот слишком всё его в этой жизни устраивает. Н-да.
Вертолётом, кстати, он её не напугал. Конечно, откуда ему было знать, что не так давно Рыжая была в очень похожей ситуации, только был там не какой-то дохлый вертолёт с парой бортстрелков, а два фрегата. Атмосферно-космических. Ведь и барахло, конечно, дешёвое примитивное барахло с дальностью хода в несколько астрономических единиц и автономностью, ограниченной запасом консервов. Но когда это барахло внезапно стало поливать землю из пятидюймовых (и относительно скорострельных), то пришлось проникнуться к нему некоторым уважением. Порадоваться тому, что на них нет более продвинутого вооружения и попугаться тому, что несколько плазменных снарядов всё же отыщется. Прекращать «манёвры уклонения» или снять хоть часть энергии со щитов, отклонявших снаряды и съедавших осколки было попросту нельзя — любая брешь в защите грозила временным выводом из строя, который, естественно, сразу превращался в постоянный. Как-то глупо было надеяться, что они дадут время на восстановление. В конце концов удалось рассчитать момент и устроить электронике одного из кораблей мощную перегрузку. Второй, не сообразив, что случилось, отвлёкся на поиск новой цели, которой не было. В общем, кончилось всё хорошо. Правда, выбираться из-под обломков оказалось всё равно неприятно. Вот это был форсмажор, а против дохлых вертолётиков она и с этим «Марлином» готова.

Но сначала надо было набросать план дальнейших действий. Незаметно для всех прочих Кэрол передала сообщение о покойной Блу. Пусть покопаются. Вдруг и правда след? А лично ей стоит присмотреться к тому, что сюда везут. Места, конечно, дикие, но вполне насыщенные сверхвысокими, по здешним меркам, технологиями. Дженсен, например, вёз автоматы для горнодобывающих работ. Блин, а жаль, что нет здесь шахтёров. Шахтёры — это такой народ.

Сокрушаясь об отсутствии потенциально готовых к революции, она осмотрела собравшихся, и остановила взгляд на мужчине лет сорока, давно не бритого, зато державшего при себе ухоженную на вид винтовку. Кое-кого он ей напомнил. Одного «once a marine — always a marine» в период между изгнанием из корпуса и встречей с ней. Подумав что-то о спиральном ходе истории, Рыжая переместилась к нему за столик. Мужик мрачно глянул на неё, и отхлебнул пива.

— Нашёл, что пить, — неодобрительно заметила Кэрол, — мочу какую-то лошадиную хлещешь.
Тип отставил кружку в сторону и рассмотрел женщину получше.
— Слишком стильно для местных, но слишком круто для республиканцев, — вынес он вердикт, — а это значит что?
— Совсем не то, о чём ты подумал, — серьезно заметила Рыжая, — давай так: ты не спрашиваешь меня о том, кто я, а я тебе об этом не рассказываю. И наоборот. Мне сейчас интересно одно — ты тут не засиделся?
— Ну это смотря сколько мне предложат за то, чтобы я не сидел.
— Мало предлагают, или всем лучше, когда ты сидишь? — ощерилась Кэрол.
Тип неожиданно рассмеялся и поднял руки.
— Сдаюсь! Да, не буду врать, завяз я тут. Репутация у меня последнее время паршивенькая, а чем дольше сижу, тем она паршивее. А что предлагаешь?
— Да так. Поищем пару человечков. Заметь — плачу в любом случае, даже если не найдём.
Тип задумался. Предложение явно казалось ему подозрительным, но уж больно заманчивым.
— Ладно. Как к тебе обращаться? «Моя прекрасная»?
— Просто «Рыжая», — ответила Кэрол, подняв бровь, — а тебя как, просто «Вова»?
— Не надо «Вовой», — замахал руками тот, — называй. ну, скажем, «Лысый».
— А это что — парик? — прыснула Кэрол.
— Да нет, — смутился «Лысый», — просто я люблю, чтобы меня по имени называли. А раз ты не хочешь. вот я и придумал. Первое, что пришло.

Читайте также:  Почему выцветают вещи на солнце

источник

Столица Италии: город, куда ведут все дороги

Король городов

Европа, как никакая другая часть света, может похвастаться таким количеством прекрасных столиц с такой богатой историей и огромным числом достопримечательностей. Центр каждой страны здесь уникален и притягателен.

Общие сведения

Король городов расположен всего в двенадцати километрах от Средиземного моря, что упрощает путь до него по воде. Столица Италии вмещает почти три миллиона постоянных жителей. А за счет нескончаемого потока туристов, число населяющих Рим людей увеличивается чуть ли не в полтора раза.

Едим в Риме

Этот прекрасный город наполнен множеством кафе и ресторанов, пиццерий и баров, и каждый здесь может найти что-нибудь по своему вкусу. Быть в Италии и не попробовать настоящей пиццы, пасты и сыра – это непростительно. Однако для того, чтобы вдоволь насладиться истинным вкусом и в то же время не переплатить, найдите место, где питаются сами местные жители или просто-напросто возьмите еду на вынос. Устроившись напротив величественного дворца или храма с порцией сырной пиццы, вы порадуете вкусовые рецепторы, глаза и душу. Утолить жажду вы сможете благодаря большому количеству фонтанов, расположенных по всему городу. Здесь струится приятная и чистая вода.

Столица Италии открывается перед ее гостями как живая история, город-музей и город-галерея. Здесь расположен центр мирового католицизма – целое государство Ватикан со своими известными достопримечательностями. Таким количеством памятников изобразительного искусства не могут похвастаться другие города-курорты Италии. Описание каждой из множества достопримечательностей Рима требует особого внимания и времени. Рассматривая их, не забудьте прогуляться по уютным внутренним дворикам, громадным и запутанным лабиринтам подземелий тридцативекового города. Именно тогда у вас сложится гармоничная картина о старинной и современной, таинственной и прекрасной столице мировой истории.

источник

Куда ведут —Дороги Нашей Жизни. ( образно. как считаете? )

Станция «Суматоха»
Где-то в пучине дней
Было ещё не плохо,
Будет ещё сложней…

Станция «Улыбайтесь»
Встретьте знакомых тут.
Номером обменяйтесь
И… — «Извините, ждут… »

Станция «На пределе»
Можно перекурить…
Что, вы на самом деле
Вдруг расхотели жить?

Станция «Лучик света»
Это пришла весна…
Сердце в любовь одето.
Счастьем душа полна…

Станция «Не дождётесь»
Крылья расправить всем!
С верою пронесётесь
Над чередой проблем…

Станция «Отдохните»
Дети, семья, друзья…
Только теперь поймите:
Дальше без них – нельзя!

Станция «Будем живы»
Мудрость приходит в срок.
Быть бы в душе красивым…
Жизнь преподаст урок…

Станция «Помечтайте»
Сбудутся все мечты…
Даже из-под асфальта
Могут взойти цветы…

Сердцу не изменяя,
Курс выбирать учись!
Мчится, маршрут меняя,
Поезд с названьем «ЖИЗНЬ» …


Какой пойдёшь дорогой, Ища единый путь? Щадя других. . Давая им. . Спокойно отдохнуть. Бывая милосердным. . Вникая глубже в суть. . И не виня в безверье Всех и кого-нибудь. Шагая бездорожьем. . Не ведая пути. . И просто. . видя ЧУДО, Хоть сам устал идти.


Жизнь, у каждого своя. Путешествие для всех своей дорогой. Для кого-то радостей, печалей череда, А кому существование пустой породой. Жизнь, как тернистая тропа, По обочинам обросшая пороком. А из асфальта пробивается трава Из чувств, растоптанных народом. Жизнь, будучи кому-то обыденной вещицей, Становится оборванной из праздных побуждений Уничтожена просто так самоубийцей, Или продана во власти наслаждений.


Жизнь – это одна из удивительнейших загадок природы. У людей разное отношение к жизни, поэтому и живут все по – разному. Жизнь — это большая и трудная дорога. Жизнь — это смена черных и белых полос. Жизнь, как театр трагедий, Где у каждого безликая роль. Спектакли бездарнейших комедий, Преподнесённых великолепной игрой. Но спросит несведущий человек, В поисках истины заблудший: «Так что ж такое – жизнь? » – и получит он ответ, Весьма странный, но логичный. «Жизнь? » – смерти лишь начало, Точка в бесконечности прямых. Смех безудержной печали. Дар Божий низвергаемый во грех.

источник