Меню Рубрики

Я концепция как социально психологический феномен

Психология «Я-концепции» как одна из социально-психологических схем лично­сти в теоретико-концептуальном плане в целом опирается на положения феномено­логического подхода или гуманистической психологии, символического интеракционизма и в незначительной степени психоанализа.

«Я-концепция» — это сложный составной образ, или картина, включающая в себя совокупность представлений личности о себе самой вместе с эмоционально-оценоч­ными компонентами этих представлений. «Я-концепция» личности формируется в процессе жизни человека на основе взаимодействий со своим психологическим окру­жением и реализует мотивационно-регуляторную функцию в поведении личности.

Термин «Я-концепция» появился в научном языке на рубеже XIX-XX вв. в связи с представлениями о дуальной природе человека как познающего субъекта и позна­ваемого объекта. Американский психолог У. Джемс в книге «Принципы психологии» (1890) первый предложил идею «Я-концепции» и внес существенный вклад в ее разра­ботку. Согласно Джемсу, глобальное «Я» (личность) содержит в себе два аспекта: эм­пирического объекта (Ме), познаваемого субъективным оценивающим сознанием (I).

«Я» как объект содержит в себе четыре аспекта:

Эти аспекты образуют для каждого человека уникальный образ, или совокупность представлений о себе как личности. Кроме этого Джеме предложил формулу оцени­вания личностью самой себя. Формула самооценки выражается в сравнении достиг­нутых успехов с уровнем притязаний:

Феноменоменологический подход к пове­дению (гуманистическая психология), в котором теория «Я-концепции» стала связующим интегративным принципом, интерпретирует поведение на языке феноменального поля субъекта как субъек­тивно воспринимаемой и осознаваемой реальности индивида (К. Левин), а не на языке аналитических категорий, кон­струируемых внешним наблюдателем. В целом теория «Я-концепции», разра­ботанная в рамках феноменологическо­го подхода, сводится к следующим по­ложениям:

1. Поведение является продуктом восприятия индивида, которое по своей природе феноменологично: психологи­ческая реальность индивида — это не объективная реальность как таковая, а продукт его субъективного восприятия в момент поведения.

2. Центральной, интегрирующей точ­кой феноменального поля индивида яв­ляется «Я-концепция», вокруг которой организуются все образы восприятия.

3. «Я-концепция» — это одновременно и продукт восприятия, и совокупность пред­ставлений, в которой содержатся ценности, привнесенные из социокультурной среды.

4. С формированием «Я-концепции» поведение в целом начинает регулироваться ею.

5. «Я-концепция» относительно согласована во времени и ситуативных контекс­тах, в этом состоит ее прогностическая ценность.

6. Потребность в положительном отношении других людей возникает параллель­но с формированием «Я-концепции». Потребность в своем положительном отноше­нии к себе (потребность в положительной самооценке) возникает через усвоение опы­та положительной оценки себя другими людьми.

7. Для снятия расхождений между данными текущего жизненного опыта и «Я-концепцией» используются различные защитные стратегии.

8. Существует одно главное мотивационное побуждение человека — потребность в самоактуализации, в поддержании и повышении ценности своей «Я-концепции».

Дальнейшее развитие теории «Я-концепции» шло в направлении унификации концептуально-терминологического аппарата для описания «Я-концепции» и поис­ков надежных эмпирических референтов для изменения, результатом чего стало пред­ставление ее как совокупности, или структуры установок индивида на самого себя (Р. Бернс). Эта структура может быть представлена в виде схемы (рис. 19-5). Уста­новки группируются в три категории:

— реальное «Я» (каким себя представляет индивид на данный момент);

— социальное «Я» (как, по мнению индивида, его представляют другие люди)

— идеальное «Я» (каким индивиду хотелось бы быть).

Понимание «Я-концепции» как структуры установок отражает ее структурно-ди­намический характер. Образ «Я» (структура представлений о себе самом) складыва­ется из когнитивных составляющих установок (ролевые, статусные, имущественные, ценностные характеристики человека). Все они входят в образ «Я» с разными веса­ми, т. е. образуют иерархию с точки зрения субъективной значимости.

Второй компонент — динамический, процессуальный — это эмоционально-оценоч­ный компонент. Источниками оценочных суждений индивида о себе самом являются:

а) социокультурные стандарты и нормы социального окружения;

б) социальные реакции других людей на индивида (их субъективная интерпрета­ция);

в) индивидуальные критерии и стандарты, усвоенные индивидом в жизни.

Фактически индивид реализует два процесса самооценки:

— сравнение реального «Я» с идеальным «Я»;

— сравнение реального «Я» с социальным «Я».

Социальная психология признает межличностно детерминированную и, следова­тельно, поддающуюся воздействиям природу «Я-концепции», но в то же время во многом игнорирует стабилизационные и объединяющие качества, приписываемые ей в гуманистических формулировках. Такой взгляд во многом обязан школе символи­ческого интеракционизма в социальной психологии. В частности, Ч. Кули (1902) предложил концепцию «зеркального Я», в которой «Я-концепция» формируется на основе субъективно интерпретируемой обратной связи от других как основного источника данных о себе в процессе символического взаимодействия между индиви­дом и его различными первичными группами. Г. Мид (1934) в своей теории «обоб­щенного другого» главным условием развития «Я-концепции» считал способность индивида принимать роль другого, с тем чтобы установки другого по отношению к индивиду могли бы быть им оценены и интериоризированы. Объединение таких оце­ночных представлений «обобщенного другого» и есть главный источник формирова­ния «Я-концепции» и внутренней регуляции поведения индивида.

Однако представление «Я-концепции» преимущественно целиком интерпсихиче­ским, а не интрапсихическим феноменом может привести к экстремальному ситуационизму. Хотя и есть много свидетельств тому, что «Я-концепция» индивида подвержена изменениям при целенаправленных воздействиях извне (например, при психотера­пии), нельзя игнорировать многократно эмпирически подтвержденный факт трансситуациональной согласованности «Я-концепции» здоровой личности.

Вопросы для повторения

1. Что понимают под социальным объектом установки?

2. Какие функции установок вы знаете?

3. За счет чего может обеспечиваться устойчивость установки?

4. В чем состоит сходство и различие между стереотипами и предрассудками?

5. Что такое «Я-концепция» личности?

6. Сформулируйте основные положения концепции У. Джемса.

7. Перечислите основные положения теории «Я-копцепции», разработанной в рамках феноменоло­гического подхода.

8. Какова структура «Я-концепции»?

9. Перечислите основные представления о «Я-концепции», существующие в символическом интеракционизме.

Рекомендуемая литература

Анастази А. Психологическое тестирование.: В 2-х кн. Кн.2 / Пер. с англ., предисл. К. М.Гуревича. — М.: Педагогика, 1982. — 318 с. — С. 169-182.

Андреева Г. М. Социальная психология. — М.: Изд-во МГУ, 1988. — 429 с. — С. 348-367.

Бернс Р. Развитие «Я-концепции» и воспитание / Общ. ред. В. Я. Пилиповского. — М.: Прогресс, 1986. — 420с.

Майерс Д. Социальная психология / Пер. с англ. В. Гаврилова и др. — СПб.: Питер, 1998. — 682 с. — Гл. 4, 11. — (Мастера психологии).

Надирашвили Ш. А. Социальные ориентации личности // Социальная психология личности: Сб. стат. Глава 8 / Под ред. М. И. Бобневой, Е. В. Шороховой. — М.: Наука, 1979. — 352 с. — С. 43.

Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека / Пер. с англ. М. Исениной; Общ. ред. И. Е. Исенина. — М.: Прогресс, 1994. — 479 с.

Шихирев П. Н. Современная социальная психология в Западной Европе: Проблемы методологии и тео­рии / Отв. ред. Е. В. Шорохова. — М., 1985. — 175 с. — С. 109-114.

Шихирев П. Н. Современная социальная психология США. — М.: Наука, 1979. — 229 с.

Ядов В. А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности //Методологические пробле­мы социальной психологии / Отв. ред. Е. В. Шорохова. — М.: Наука, 1975. — 295 с. — С. 89-105.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студентов недели бывают четные, нечетные и зачетные. 9023 — | 7251 — или читать все.

176.59.100.63 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

источник

Психология «Я-концепции» как одна из социально-психоло­гических схем личности в теоретико-концептуальном плане в целом опирается на положения феноменологического подхода или гуманистической психологии, символического интеракционизма и в незначительной степени психоанализа. «Я-концеп­ция» — это сложный составной образ или картина, включающая в себя совокупность представлений индивида о себе самом вме­сте с эмоционально-оценочными компонентами этих представ­лений. «Я-концепция» личности формируется в процессе жизни человека на основе взаимодействия со своим психологическим окружением и реализует мотивационно-регуляторную функцию в поведении личности.

История вопроса: феноменологический подход. Термин «Я-кон­цепция» появился в научном языке на рубеже XIX—XX веков в связи с представлениями о дуальной природе человека как по­знающего субъекта и познаваемого объекта. Американский пси­холог У. Джеймс («Принципы психологии», 1890 г.) первым предложил идею «Я-концепции» и внес существенный вклад в ее разработку. Согласно Джеймсу, «глобальное Я» (личность) содер­жит в себе два аспекта: эмпирический объект (Me), познаваемый субъективным оценивающим сознанием (I). «Я» как объект со­стоит из четырех компонентов: духовное, материальное, социаль­ное и телесное «Я», которые и образуют для каждого человека уникальный образ или совокупность представлений о себе как личности. Кроме этого, Джеймс предложил формулу самооценки личности, согласно которой достигнутые успехи сравниваются с уровнем притязаний:

Феноменологический подход к поведению (гуманистическая психология), в котором «Я-концепция» стала связующим интегративным принципом, объясняет поведение человека на языке феноменального поля субъекта как субъективно воспринимаемой и осознаваемой реальности индивида (К. Левин), а не на языке аналитических категорий, конструируемых внешним наблюда­телем. В целом теория «Я-концепции», разработанная в рамках феноменологического подхода, сводится к следующим положе­ниям:

Читайте также:  Как на зиму укрыть молодые яблони на зиму

1. Поведение есть продукт восприятий индивида, которые по своей природе феноменологичны: психологическая реальность индивида — это не объективная реальность как таковая, а продукт его субъективных восприятий в момент реализации поведения.

2. Центральной, интегрирующей точкой феноменального поля является «Я-концепция», вокруг которой организуются все субъективные восприятия индивида.

3. «Я-концепция» является одновременно и продуктом вос­приятий, и совокупностью представлений, в которых содержатся ценности, привнесенные из социокультурной среды.

4. С формированием «Я-концепции» поведение индивида в целом начинает регулироваться ею.

5. «Я-концепция» относительно согласована во времени и ситуативных контекстах; в этом состоит ее прогностическая цен­ность.

6. Потребность в положительном отношении к себе от других людей возникает параллельно с формированием «Я-концепции». Потребность в положительном отношении к себе самому (по­требность в положительной самооценке) возникает через усвое­ние опыта положительной оценки себя другими людьми.

7. Для снятия расхождений между «Я-концепцией» и данны­ми текущего жизненного опыта индивид использует различные защитные стратегии.

8. В жизни человека существует одно главное мотивационное побуждение — потребность в самоактуализаци, в поддержании и повышении ценности своей «Я-концепции».

«Я-концепция» как структура установок на себя. Дальнейшее развитие теории «Я-концепции» шло в направлении унифика­ции концептуально-терминологического аппарата для описания «Я-концепции» и поиска надежных эмпирических референтов

для ее измерения. Результатом этого развития стало представле­ние «Я-концепции» как совокупности или структуры установок индивида к самому себе (Берне, 1986). Эта структура может быть представлена в виде схемы (рис. 2.2). «Я-установки» группиру­ются в три категории: реальное «Я» (каким индивид представля­ет себя на данный момент); социальное «Я» (как, по мнению индивида, его представляют другие люди) и идеальное «Я» (ка­ким индивиду хотелось бы быть).

Рис. 2.2. Структура «Я-концепции», по Р Бернсу

Понимание «Я-концепции» как структуры установок отража­ет ее структурно-динамический характер. Образ «Я» (структура представлений о себе самом) складывается из когнитивных со­ставляющих установок (ролевые, статусные, имущественные, ценностные и другие представления человека о себе самом). Все они входят в образ «Я» с разным «весом», т. е. образуют иерар­хию с точки зрения их субъективной значимости для индивида. Второй компонент — динамический, процессуальный — это эмоционально-оценочный компонент. Источниками оценочных суждений индивида о себе самом являются социокультурные стандарты и нормы социального окружения, социальные реак­ции других людей по отношению к индивиду (их субъективная интерпретация), индивидуальные критерии и стандарты, усвоен­ные индивидом в жизни.

Фактически индивид реализует два процесса самооценки: сравнение реального «Я» с идеальным «Я» и сравнение реально­го «Я» с социальным «Я».

В связи с представлением «Я-концепции» как сруктуры «Я-установок» возникает вопрос: а являются ли установки индивида к самому себе аналогичными установкам к другим (внешним) объек­там? Принципиальных различий, конечно, нет — все установки имеют 3-компонентную структуру и измеряются одними и теми же процедурами измерения. Вместе с тем есть ряд качественных отли­чий «Я-установок» от установок к внешним объектам:

• «Я-установки» не имеют общего объекта соотнесения, тогда как установки людей к внешним объектам этот объект име­ют по определению. В «Я-установках» разные люди всегда воспринимают абсолютно разные объекты — самих себя;

• все люди стремятся сохранять установки к самому себе не­изменными и положительными. Они вообще стремятся из­бегать негативных «Я-установок», отрицательных чувств, низких самооценок, неуважения или отвержения себя;

• исключительная важность и значимость объекта «Я-устано­вок» для каждого индивида. Действительно, «Я-концепция» является центральной по значимости для психологического существования каждой личности. Трудно представить чело­века, который бы абсолютно безразлично относился к са­мому себе;

• «Я-концепция» — это рефлексивный конструкт. Это зна­чит, что личность, имеющая «Я-установку» и объект этой установки совмещены в одном лице — это сам человек, т. е. личность одновременно и субъект и объект установки;

• «Я-установки» отличны от социальных установок к внеш­ним объектам по источникам формирования. Источником формирования «Я-установок» преимущественно является межличностная коммуникация, тогда как опосредованная коммуникация (печатная продукция, СМИ) сильнее влия­ет на более четкое формирование наших установок к дру­гим объектам.

Итак, представление «Я-концепции» как совокупности уста­новок индивида к самому себе — это исключительно плодотвор­ный подход по ряду причин:

1) он позволяет использовать разработанный в социальной психологии инструментарий для измерения социальных уста­новок;

2) при таком подходе акцентируется внимание на том факте, что «Я-концепция» — это не какой-то единственный (в смысле простой, элементарный) конструкт. Каждый индивид обладает множеством «Я-концепций» («Я-установок», имеющих иерархи­ческую структуру), связанных с различными восприятиями, пе­реживаниями и осмыслением тех или иных аспектов своего бы­тия. Поэтому использование скорее «Я-установок», чем просто термина «Я-концепция», делает акцент на том, что существует много способов осмысления индивидом самого себя;

3) этот подход способствует устранению терминологических трудностей и вносит ясность и четкость при описании и исследо­вании явлений, связанных с «Я-концептуализацией» личности.

Источники развития и формирования «Я-концепции». Из мно­гочисленных источников формирования «Я-концепции» челове­ка, по-видимому, наиболее важными являются следующие, хотя их значимость, как показывают исследования, меняется в раз­личные периоды жизни человека:

• представление о своем теле (телесное «Я»);

• язык как развивающаяся способность выражать словами и формировать представления о себе и других людях;

• субъективная интерпретация обратной связи от значимых других о себе;

• идентификация с приемлемой моделью половой роли и ус­воение связанных с этой ролью стереотипов (мужчина — женщина);

• практика воспитания детей в семье.

Телесное «Я» и образ тела. Рост, вес, телосложение, цвет глаз, пропорции тела тесно связаны с установками индивида к себе, самочувствием и переживаниями своей адекватности и принятия себя. Образ своего тела, подобно другим компонентам «Я-концепции», субъективен, но ни один другой элемент так не открыт для внешнего обозрения и социальных оценок, как тело человека.

Исследования дают исключительно убедительные свидетель­ства тому, как люди разного телосложения вызывают неодина­ковые и одновременно согласованные реакции других лиц. За­дайте себе несколько вопросов: как вы реагируете на невысокого полного человека? На высокого, стройного, атлетически сло­женного, какие ассоциации у вас возникают, даже если вы не­знакомы с этими людьми? Уверенно можно ответить: эти два типа человека будут вызывать у вас совершенно разные чувства, установки и ожидания по отношению к ним.

В целом исследования подобного плана выявляют общую тенденцию: общий уровень удовлетворенности своим телом про­порционально соизмерим с общим уровнем принятия себя. Та­ким образом, высокая самооценка личности сильно коррелирует с удовлетворенностью своим телом.

Другими словами, так же, как для каждого из нас существует идеальная «Я-концепция» себя, существует, по-видимому, и иде­альный образ тела. Этот идеальный образ формируется на основе усвоения индивидом культурных норм и стереотипов. Чем ближе образ тела к идеалу, тем вероятнее наличие у индивида высокой «Я-концепции» в целом. Эти идеальные представления меняются со временем и между культурами. Отсюда следует и практиче­ский вывод: чтобы уменьшить отрицательные эффекты стерео­типного восприятия людей, нельзя судить о них только по внеш­ности.

Язык и развитие «Я-концепции». Значение языка для развития «Я-концепции» очевидно, поскольку развитие способности ре­бенка к символическому отражению мира помогает ему выде­лить себя из этого мира («Я», «мое», и т. д.) и дает первый тол­чок к развитию «Я-концепции».

Обратная связь от значимых других. Приобретение опыта принятия себя другими (в любви, уважении, привязанности, за­щите и т. п.) — другой важный источник формирования «Я-кон­цепции». Чтобы переживать и осознавать это, ребенок (человек) должен воспринимать лицо, жесты, вербальные высказывания и другие знаки от значимых других, особенно родителей, которые сигнализировали бы ему о его принятии этими другими. Боль­шинство теоретиков и исследователей по проблемам личности согласны с тем, что стандарты, устанавливаемые значимыми другими (родителями, учителями, ближайшим социальным ок­ружением) жизненно важны для развития «Я-концепции». С помощью этих стандартов индивид удостоверяется, в какой мере другие заинтересованы в нем, принимают его или отвергают.

Существует много исследований, посвященных этому вопро­су, результаты которых позволяют выделить общую закономер­ность. Если другие люди принимают, одобряют, признают инди­вида, и он пользуется их уважением (т. е. получает положительные подкрепления) и осознает это, то у него, вероятнее всего, развива­ется положительная «Я-концепция». Если другие — родители, сверстники, учителя — отвергают ребенка или подростка, выстав­ляют на посмешище, принижают, больше критикуют, чем поощ­ряют (т. е. он получает больше негативных подкреплений), то, надо полагать, у него будет развиваться отрицательная «Я-концеп­ция». Не подлежит сомнению, что первичная группа сверстников (школьные группы и др.) имеет огромное значение для «оформле­ния» центральных «Я-установок» в подростковом возрасте.

Полоролевая идентификация. Принадлежность личности к мужскому или женскому полу является одним из краеугольных оснований «Я-концепции» человека — все другие функции и ха­рактеристики покоятся именно на этих представлениях: «Я» — существо мужского или женского пола.

Различают два процесса формирования половой принадлеж­ности индивида: половая идентификация и половая типизация. Идентификация — это более ранний процесс (в основном бессоз­нательный) отождествления себя с ролью другого человека (роди­теля или его заместителя) и подражание его поведению. Половая типизация, следующая за идентификацией, — более осознанный процесс овладения культурно одобряемыми нормами поведения, типичными для роли женщины или мужчины в данной культуре. Формирование представлений о половой роли и их освоение — важнейший и универсальный компонент «Я-концепции». Для описания процесса половой типизации исследователи ввели по­нятие «стандарта половой роли» или полоролевого стандарта в ка­честве приобретенных в процессе социального научения форм поведения и личностных характеристик, типичных для данного пола в данной конкретной культуре. И в каждом обществе (куль­туре) существуют социально одобряемые нормы, стандарты, фор­мы поведения и психологические характеристики, приписывае­мые ролям мужчины и женщины.

Читайте также:  Можно ли хосту выращивать как комнатное растение

Многочисленные исследования подтверждают, что, несмотря на формальное юридическое провозглашение равноправия, в большинстве культур больше свободы, власти и ценности при­писывается мужскому стандарту.

И поскольку характеристики, связанные с традиционными представлениями о половых ролях (полоролевыми стандартами) в обществе, проявляют наибольшее сопротивление к изменени­ям, то не удивительно, что «Я-концепции» женщин имеют в це­лом тенденцию быть менее положительными, чем «Я-концеп­ции» мужчин, так как женский стереотип содержит меньше со­циально одобряемых характеристик.

Воспитание детей в семье. Не подлежит сомнению, что прак­тика воспитания детей в семье оказывает огромное и во многих семьях преобладающее влияние на развитие «Я-концепции» личности. Большинство психологов считают, что первые пять лет жизни являются периодом, когда закладывается базовая ос­нова личности и «Я-концепции» человека. Первые человеческие отношения, которые ребенок познает в семье, выступают для него прототипом будущих отношений с другими людьми.

Психологи предпринимали многочисленные попытки катего­ризации различных типов воспитания с формированием различ­ных типов личности. Но в реальной жизни воспитание трудно подогнать под чистые категории, в чем каждый из нас может убе­диться на собственном опыте. Вместе с тем, как показали иссле­дования, определенные корреляции и тенденции в формирова­нии типов личности вполне очевидны в отношении таких уста­новок воспитания, как авторитарность, безразличие, отвержение, вседозволенность и теплота, забота, уважение детей, разумный контроль со стороны родителей за их воспитанием.

Исследования этой проблемы весьма обширны и многочис­ленны, при этом большинство публикаций издано на английском языке. Сразу необходимо подчеркнуть, что выявленные в иссле­дованиях тенденции исключительно репрезентативны, поскольку их согласованность у разных исследователей очень высока, и сво­дятся к следующему. Родители детей с высокими «Я-оценками» постоянно проявляют искреннюю заинтересованность в благопо­лучии ребенка, теплоту и заботу о нем. Они менее снисходитель­ны, исключают вседозволенность, опираются на высокие стан­дарты поведения и подкрепляют их соответствующими правила­ми. В практике воспитания больше применяются поощрения, чем наказания. Четко установлены границы дозволенного ребенку, что допускает применение родителями менее жестких форм наказания. Существование ограничений обеспечивает ребенку тот со­циальный мир, в котором он может проявлять инициативу и дос­тигать успеха.

Наоборот, родители детей с низкими «Я-оценками», как пра­вило, применяют жесткие наказания, требуют безусловного под­чинения ребенка требованиям родителей, что сочетается с эле­ментами вседозволенности. Они чаще бывают холодны, безраз­личны и малообщительны, противоречивы во взаимоотношениях с детьми. Несогласованные реакции родителей ребенок воспри­нимает как подтверждение отвержения, враждебности неприня­тия его со стороны родителей.

В целом результаты исследований позволяют утверждать, что нет общей модели воспитания, позволяющей ребенку развить высокую самооценку. Но в целом, по-видимому, следующие ус­ловия воспитания в семье способствуют развитию здоровой вы­сокой самооценки личности:

• положительная расположенность к ребенку, сердечное, те­плое, уважительное принятие родителями своих детей;

• четкое установление социальных норм, границ и правил поведения детей; целенаправленное и согласованное под­держание этих норм родителями;

• уважение со стороны родителей индивидуальной инициа­тивы ребенка в установленных пределах;

• минимум агрессивности, отрицания, неуважения и неопре­деленности в общении с детьми.

«Я-концепция» и регуляция поведения. В целом, мотивационная функция «Я-концепции», регулирующая поведение челове­ка, состоит в следующем:

1. Каждая социальная ситуация воспринимается и оценивает­ся в соответствии с теми компонентами «Я-образа», которые ак­туализируются этой ситуацией и которые необходимо проявлять индивиду (постигать, поддерживать, защищать, избегать и т. д.).

2. На основе базовой потребности в самоактуализации, под­держании и защите своего «Я», потребности в положительной са­мооценке, а также (и это самое главное) в зависимости от субъек­тивной значимости для индивида тех параметров «Я-концепции», которые активизированы ситуацией, формируется и выбирается конкретная форма поведения в данной ситуации.

Исходя из сказанного выше, каждый индивид имеет в отно­шении себя множество «Я-установок» и самооценок по различ­ным параметрам своей личности, которые в совокупности образу­ют его «Я-концепцию». Каждая парциальная самооценка индиви­да (по отдельным личностным характеристикам) может меняться в пределах от -1 до +1 в относительных значениях. И каждый ин­дивид может иметь положительные самооценки по одним пара­метрам своего «Я» и отрицательные по другим. Из этих парциаль­ных самооценок с учетом субъективной значимости для индивида различных параметров своего «Я» формируется обобщенная са­мооценка его личности.

Поэтому каждый человек по своей обобщенной самооценке занимает, условно говоря, определенную точку на континууме (-1; +1) (рис. 2.3).

Рис. 2.3. Шкала обобщенных самооценок индивида

Если он занимает какое-то положение на отрицательном промежутке этой шкалы (скажем, позицию А), то говорят, что у него низкая (или отрицательная, неадекватная) самооценка или «Я-концепция». Если обобщенная самооценка индивида нахо­дится на положительном промежутке континуума (например, позиция В), то он является лицом с высокой (положительной, адекватной) самооценкой.

Как показала обширная психотерапевтическая практика и на­учные исследования, люди с низкими и высокими самооценками часто проявляют характерные, типологично отличающиеся друг от друга виды поведения и личностные особенности. Это позволяет описать на качественном уровне обобщенные личностно — пове­денческие профили лиц с низкими и высокими самооценками, которые могут служить качественными диагностическими инди­каторами для идентификации таких лиц. Типичные психологиче­ские и поведенческие особенности лиц с низкой и высокой само­оценкой можно сгруппировать следующим образом:

профиль личности с низкой самооценкой:

• сверхчувствительность к лести, похвале и критике;

• сильно выраженные эгоцентризм и меркантильность;

• убежденность в эгоистической, порочной природе челове­ка, недоверие и подозрительность к людям, игнорирование их интересов и потребностей;

• обобщенная склонность объяснять свое поведение и про­исходящие с ним события как мало зависящие от него са­мого, а больше от внешних обстоятельств и злой или доб­рой воли других людей (внешний локус контроля);

• стремление к уходу или уединению, робость или явно вы­раженная агрессивность;

• высокий уровень неудовлетворенности собой, неуверен­ность, изнуряющее беспокойство о будущем;

• неустойчивая система взглядов, убеждений и ценностей, большая внушаемость;

• безразличное или преувеличенно — тревожное отношение к своему здоровью и внешности;

профиль личности с высокой самооценкой:

• способность трезво и реально оценивать свои успехи и не­удачи, отстаивать свои интересы и взгляды;

• отсутствие ригидности, способность изменять свои взгляды и принципы при изменении социального опыта на основе новой информации;

• отсутствие изнуряющего беспокойства о своем прошлом и будущем;

• уверенность в том, что он справится с проблемами даже перед лицом случайных неудач;

• принятие себя как личности, имеющей равную ценность с другими, несмотря на различия в качествах и способностях;

• уважение интересов и потребностей других людей.

Рассмотрение профилей лиц с высокой и низкой самооцен­кой (основанных на большом массиве статистических данных), делает очевидным, что важнейшими личностными характеристи­ками индивида, существенно влияющими на регуляцию его со­циального поведения (взаимодействия и взаимоотношения с другими людьми) являются: «эгоцентризм — его отсутствие», «беспокойство/тревожность — их отсутствие», или шире — взаи­мосвязь «Я-установок» с установками к другим людям.

Имеющаяся литература позволяет сделать ряд обобщений, касающихся регуляции поведения индивида в связи с особенно­стями его «Я-концепции». На уровне логики здравого смысла любовь к себе часто рассматривается как альтернатива уважению к другим людям: чем больше любви и заботы привношу во внешний мир, тем меньше остается самому себе. Да, эгоистич­ность человека может считаться основой отсутствия интереса, заботы и любви к другим людям Эгоистический человек посто­янно сконцентрирован на самом себе, озабочен своей персоной, никогда не бывает удовлетворен, всегда боится что-то потерять, проявляет чрезмерную завистливость.

Но на самом деле противопоставление уважения и любви к себе и другим (так же, как и ненависти к себе и другим) не явля­ется альтернативой. Э. Фромм (1939) был одним из первых ис­следователей, кто поставил это противопоставление под сомне­ние: поскольку мы сами являемся таким же объектом чувств и установок, как и другие люди, то установки к другим и самому себе должны функционировать параллельно и не являться про­тивоположными. Даже известная библейская заповедь «Люби ближнего своего, как самого себя» (Евангелие от Матфея, 17:17) означает, что уважение собственной личности, любовь и пони­мание собственного «Я» не может отделяться от уважения, пони­мания других людей и любви к ним.

В основе эгоистичности человека лежит отсутствие уважения к самому себе. Индивид, не одобряющий самого себя, находится в состоянии хронического беспокойства. Он озабочен самим со­бой. К этому его постоянно толкает неудовлетворенная потреб­ность в положительной самооценке. Поэтому тезис — чрезмерная любовь к себе не оставляет места для любви к другим — ошибо­чен. В действительности такие люди не любят и не уважают самих себя, а их нарциссизм — это не что иное, как мощный защитный механизм по защите своего ущербного «Я». Другими словами, по­веденческая тенденция унижения, умаления достоинства других возникает у человека из чувства собственной неполноценности, несостоятельности как механизм сверхкомпенсации.

Читайте также:  Какую ботву можно закапывать в землю

Индивид постоянно контролирует и направляет себя в том плане, чтобы не потерять самооценку, повысить ее. Именно эта потеря дает начало изнуряющей тревожности и страданию, ко­торое обозначается как «беспокойство». Состояние беспокойства по самой сути является межличностным феноменом, который проистекает от ожидания индивида с низкой самооценкой того, что он будет отвергнут, отрицательно оценен и принижен самим собой или другими. Такой индивид имеет закрепившийся опыт отрицательного оценивания себя со стороны других и находится

в постоянном изнуряющем ожидании (тревожном предвосхище­нии) получить какую-либо форму отвержения вновь.

Чтобы снять чувство собственной несостоятельности и пре­дотвратить свое отвержение, индивид с низкой самооценкой при взаимодействии с другими вырабатывает в себе разные защит­ные стили поведения — либо уменьшает контакты с людьми, проявляет робость, соглашательство, сглаживание, уступчивость и т. п., либо «нападает» на них, стремится к превосходству, де­монстрирует неадекватно завышенные самооценки, т. е. форми­рует отрицательные установки по отношению к другим людям.

Лица с высокой адекватной самооценкой, как правило, про­являют и адекватный стиль поведения без особого проявления защитных реакций. Для них характерно проявление уважения и себя, и других в социальных взаимодействиях.

В целом, данные обширных исследований (К. Роджерс, У. Розенберг и др., 1960-е гг. и более ранние наблюдения психо­аналитиков) убедительно свидетельствуют о сильной положи­тельной взаимосвязи между принятием себя и принятием других (коэффициент корреляции 0,7—0,8) с соответствующими пове­денческими тенденциями. Это позволяет предположить, что та­кая взаимосвязь носит универсальный характер и, по-видимому, присутствует во всем спектре населения.

Эти статистически значимые взаимосвязи между «Я-установками» и установками к другим людям в области социальной пси­хологии исключительно значимы и полезны для понимания и объяснения проблем регуляции социального поведения людей, особенно проблем социального конфликта и враждебности. «Я-концепция» личности имеет безусловное значение для изуче­ния процесса регулирования отношениями человека с другими людьми и уникальную перспективу в плане анализа отношений человека с окружающей социальной средой. В ситуациях меж­личностной напряженности и социальных конфликтов, начиная с семейных до производственных и этнических, наиболее эф­фективный подход к разрешению проблем — анализ и измене­ние установок участников конфликта по отношению к самим себе, будь то сугубо личностная идентификация или социальная, а не поиск решений, опирающихся на внешние факторы.

Для качественного анализа возможных стратегий взаимодей­ствия с лицами, имеющими низкую и высокую самооценку, полезно использовать качественную типологию личности, осно­ванную на «Я-концепции»:

• индивид с низкой самооценкой и защитным стилем пове­дения, основанном на уходе;

• индивид с низкой самооценкой и агрессивным защитным стилем поведения;

• индивид с адекватно высокой самооценкой.

Кроме этого, при анализе и развитии взаимоотношений с людьми полезно учитывать эмпирические закономерности, вы­явленные при изучении «Я-концепции» личности:

• чем чаще человек отрицательно оценивает других по ка­ким — либо характеристикам, тем ниже его уровень само­оценки по тем же характеристикам;

• индивид чаще описывает положительно тех людей, кото­рые по каким-либо характеристикам больше похожи на него самого, он больше склонен доверять им и больше подвержен убеждению и внушению со стороны таких лиц;

• систематическое получение индивидом оценок, которые выше или ниже средних оценок, обычно получаемых им от других ранее, изменяют самооценку этого индивида в том же направлении;

• только через изменение отношения к себе у индивида из­меняются мнения и взгляды о других людях.

В заключение отметим следующее. Социальная психология признает межличностно детерминированную и, следовательно, поддающуюся воздействиям природу «Я-концепции», в то же время во многом игнорирует стабилизационные и объединяющие качества, приписываемые ей в гуманистических формулировках. Такой взгляд во многом обязан школе символического интеракционизма в социальной психологии. В частности, Ч. Кули (1902) предложил концепцию зеркального «Я», в которой «Я-концеп­ция» формируется на основе субъективно интерпретируемой об­ратной связи от других как основного источника данных о себе в процессе символического взаимодействия между индивидом и его различными первичными группами. Г. Мид (1934) в своей теории «обобщенного другого» главным предусловием развития «Я-концепции» считал способность индивида принимать роль другого, чтобы установки другого по отношению к индивиду могли бы быть им оценены и интериоризированы. Объединение таких оценочных представлений «обобщенного другого» и есть

главный источник формирования «Я-концепции» и внутренней регуляции поведения индивида. Однако представление о «Я-кон­цепции» как о преимущественно интерпсихическом феномене может привести к экстремальному ситуационизму. Хотя есть много свидетельств тому, что «Я-концепция» индивида подвер­жена изменениям при целенаправленных воздействиях извне (например в психотерапии), нельзя игнорировать также много­кратно эмпирически подтвержденный факт о трансситуациональной согласованности «Я-концепции» здоровой личности.

1. Что понимают под «социальным объектом» установки?

2. Перечислите основные компоненты социальной установки.

3. За счет чего обеспечивается устойчивость установки?

4. В чем заключаются сходство и различие между стереотипами и пред­рассудками?

5. Изложите ваше понимание «Я-концепции» личности.

6. Сформулируйте основные положения «Я-концепции» У. Джеймса (феноменологический подход).

7. Расскажите о структуре «Я-концепции» и объясните значение ее ком­понентов.

8. В чем смысл обозначения социальной установки как «стабильно-дина­мической» функциональной системы?

9. Объясните специфику и отличие «Я-установок» от установок к внеш­ним социальным объектам.

10. Сформулируйте основные подходы к разработке социальной психо­логии личности в отечественной психологии.

11. Опишите структуру и виды социального поведения личности.

12. Назовите основные факторы регуляции социального поведения лич­ности.

13. Изложите ваше понимание «социализации» личности.

1. Абульханова-Славская К. А. Деятельность и психология личности. М.: Наука, 1980.

2. Абульханова К. А. Психология и сознание личности (проблемы мето­дологии, теории и исследования реальной личности). Избранные психологи­ческие труды. М.; Воронеж, 1999.

3. Андреева Г. М. Социальная психология. М.: Аспект Пресс, 2000.

4. Берне Р. Я-концепция и воспитание. М.: Прогресс, 1986.

5. Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М.: Просвещение, 1968.

6. Ковалев А. Г., Мясищев В. Н. Психические особенности человека. Л.: ЛГУ, 1957, 1960. Т. 1, 2.

7. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психоло­гии. М.: Наука, 1984.

8. Мотивационная регуляция деятельности и поведения личности / Отв. ред. Л. И. Анцыферова. М.: Наука, 1988.

9. Надирашвили Ш. А. Установка и деятельность. Тбилиси: Мецниере-ба, 1987.

10. Парыгин Б. Д. Социальная психология. Проблемы методологии, ис­тории и теории. СПб.: Питер, 1999.

11. Платонов К. К. Структура и развитие личности. М.: Наука, 1986.

12. Проблемы психологии личности / Отв. ред. Е. В. Шорохова, О. И. Зотова. М.: Наука, 1982.

13. Психология XXI века. Отв. ред. В. Н. Дружинин. М.: Инфра-М., 2002.

14. Психология личности и образ жизни / Отв. ред. Е. В. Шорохова. М.: Наука, 1987.

15. Психология личности в трудах зарубежных психологов: Хрестома­тия. СПб.: Питер, 2000.

16. Психология личности в трудах отечественных психологов: Хрестома­тия. СПб: Питер, 2000.

17. Российский менталитет: психология личности, сознание, социальные представления. М.: ИП РАН, 1998.

18. Рейнвальд Н. И. Психология личности. М.: Наука, 1987.

19. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. М.: Наука, 1994.

20. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения лично­сти / Под ред. В. А. Ядова. Л.: Наука, 1979.

21. Современная психология / Отв. ред. В. Н. Дружинин. М.: Ин­фра-М, 1999.

22. Социальная психология / Под ред. Г. П. Предвечного, Ю. А. Шер-ковина. М.: Политиздат, 1975.

23. Социальная психология / Под ред. А. Л. Журавлева. М.: Per Se, 2002.

24. Социальная психология и общественная практика / Отв. ред. Е. В. Шорохова, В. П. Левкович. М.: Наука, 1985.

25. Социальная психология личности / Отв. ред. М. И. Бобнева, Е. В. Шорохова. М.: Наука, 1979.

26. Социально-психологические и нравственные аспекты изучения лично­сти / Отв. ред. Е. В. Шорохова, В. П. Левкович. М.: ИП АН СССР, 1988.

27. Стиль жизни личности. Теоретические и методологические пробле­мы / Отв. ред. Л. В. Сохань, В. А. Тихонович. Киев: Наукова думка, 1982.

28. Теория психологии личности / Под ред. В. Ф. Сержантова. Л.: ЛГУ, 1982.

29. Узнадзе Д. Н. — классик советской психологии. Тбилиси: Мецние-реба, 1986.

30. Холл К. С, Линдсей Г. Теории личности. М.: КСП+, 1997.

31. Хьелл П., Зиглер Д. Теории личности. СПб.: Питер, 1997.

32. Шорохова Е. В. Социально-психологическое понимание лично­сти // Метологические проблемы социальной психологии. М.: Наука, 1975. С. 63—71.

33. Экспериментальные исследования по психологии установки. Тбили­си: Мецниереба. 1961. Т. 1, 1963. Т. 2, 1966. Т. 3.

34. Ядов В. А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии. М.: Нау­ка, 1975. С. 89—105.

источник