Меню

Евгений поддубный личная жизнь жена дети

Военная журналистика очень высоко оценивается политическими деятелями и обществом, поскольку дает возможность следить за развитием событий. К сожалению, сегодняшняя действительность такова, что военкоры не остаются без работы. Одним из таких журналистов является Евгений Поддубный, биография которого изложена в этой статье.

Евгений Евгеньевич Поддубный родился в конце лета, 22 августа 1983 года. Местом его рождения стал город Белгород, где он прожил много лет. Его родители – Евгений Павлович и Ирина Михайловна – медицинские работники. Благодаря матери, хирургу по профессии, Евгений с ранних лет разбирался в медицинской терминологии и мог оказать первую помощь пострадавшим. Во многом эти знания пригодились Поддубному в его последующей работе корреспондентом в горячих точках.

Поддубный Евгений стал студентом Белгородского госуниверситета в 2001 году после окончания средней школы №20. Своей специальностью он выбрал психологию. Хотя изначально поступал на исторический факультет. Свой выбор Евгений объяснял тем, что в начале 2000-х годов в БГУ не было журфака. Несмотря на это, свою профессию Евгений выбрал еще в школе.

Некоторое время Поддубный жил на Ближнем Востоке вместе с родителями, где изучал культуру и образ жизни местных жителей. Начал учить арабский язык. Также Поддубный Евгений владеет английским языком. Он утверждает, что в его профессии без знания иностранного просто невозможно. Он необходим для коммуникации, а иногда и просто для выживания. Годы, проведенные на Востоке, очень помогли Евгению в его журналистских командировках (Сирия, Египет, Афганистан).

На первом месте в его жизни сейчас работа, утверждает Евгений Поддубный. Жена и дети будут потом.

Свою профессиональную деятельность Поддубный начал еще в школе. Учась в вузе, уже работал ведущим на радио, потом некоторое время писал статьи для газеты, затем на местном телевидении был корреспондентом. После получения образования был приглашен в Москву.

В течение девяти лет работал репортером на канале “ТВ Центр”. С 2011 года перешел на телеканал “Россия-24”, где стал специальным корреспондентом, освещающим локальные конфликты.

Сам Евгений называет сферу своей работы экстремальной журналистикой. Он утверждает, что съемочная группа, выезжающая для освещения военных конфликтов, должна уметь в разы больше, чем гражданская. Там репортер – не просто репортер, он и продюсер, договаривающийся о съемках, умеющий готовить еду на костре, перевязывать ранения и т.д. Все это касается и операторов, и инженеров.

Своими репортажами доказал умение выживать в критических ситуациях Евгений Поддубный. Корреспондент, фотографии которого видел весь мир, успел побывать в Ираке, Израиле, Пакистане, Южной Осетии, Ливане. Он подвергался неимоверным опасностям ради того, чтобы его зритель увидел всю правду. Честное освещение событий – главная задача для репортера.

Быть военным журналистом – значит быть готовым в любое время вылететь на место событий. Иногда это происходит в течение пары часов. Звонок из редакции, скорые сборы – и вот ты уже сидишь в самолете, направляясь в неизвестность.

Именно так происходит у Поддубного практически всегда, редко командировки запланированы.

8 августа 2008 года утром Евгений был уже в Цхинвале. Именно он передал сообщение генералу В. Болдыреву о том, что все возможности для обороны города исчерпаны и Совет безопасности Осетии просит Россию вмешаться.

С 9 августа шла массовая эвакуация из зоны конфликта, но съемочная группа не стала уезжать, отдав свои места в микроавтобусе мирным жителям. Они самоотверженно работали под звуки залпов, не зная, встретят ли завтра рассвет. Благодаря таким приверженным работе людям, как Евгений Поддубный, зритель мог следить за развитием событий.

Его командировка закончилась лишь 18 августа.

В общей сложности Поддубный Евгений, спецкор канала “Россия-24”, провел в Сирии два года. Это были командировки по три-четыре месяца с небольшим перерывом на поездку домой.

Впервые он полетел туда в 2011 году. В сентябре 2012 года был выпущен его документальный фильм “Битва за Сирию”, в котором репортер показал текущие события гражданской войны и передал ощущения: свои, коллег по съемочной группе, мирных жителей и т.д. Фильм был смонтирован в полевых условиях, при непрекращающихся боевых действиях. Он переведен на несколько языков, так что его видели не только в России.

В июне 2013 года Евгений Поддубный вместе со своими коллегами попал под обстрел. Колонну, в которой находилась также машина телеканала “Россия”, поджидала засада. Бой длился около 15 минут. Журналистам чудом удалось уцелеть.

Самой неожиданной командировкой репортер считает именно эту. По его признанию, война на Украине вызвала у него шок, хотя он многое уже повидал.

Освещая события Майдана, корреспондент никак не мог подумать, что придется в скором времени снимать, сидя в окопах вместе с ополченцами. А отсиживаться приходилось, и Евгений Поддубный, рост которого не очень-то этому благоприятствовал, делал все от него зависящее, чтобы не попасть под прицел. На его счету множество репортажей прямо с передовой. Поддубный был и в Донецке, и в Артемовске, и в Горловке во время самых агрессивных военных действий.

За это время он снял три больших документальных фильма:

  • “Прощание славян” (о сотрудниках “Беркута”);
  • “Цена поражения” (о военных потерях, отчаянии мирных жителей и циничной новой власти, которая не решается говорить об этом и принимать это во внимание);
  • “Батя” (фильм про Александра Захарченко, лидера ополчения и главу ДНР).

По сути, работа на Украине стала одной из самых опасных для журналистов. Они приравниваются там по статусу к террористам. Изначально, когда не было всеобщей украинской истерии, по утверждению Поддубного, с силовиками можно было найти общий язык, взять интервью, расспросить о чем-либо. Позднее это стало попросту невозможно.

Это подтвердили последующие смерти нескольких российских и зарубежных репортеров. У силовиков даже был специальный список с якобы террористами. Поддубный Евгений Евгеньевич находился в нем под номером 64.

Несмотря на всю опасность, Поддубный собирается в очередную командировку. По его словам, пока идет война, надо работать.

Удостоен нескольких государственных наград, в том числе ордена Мужества.

источник

Поддубный Евгений, корреспондент, который ведет свои репортажи с мест боевых действий, порой и сам находится на линии огня. Этот мужчина один из немногих, который, невзирая на опасность, рискуя своей личной жизнью, спас множество людей. Где сейчас Евгений Поддубный? Этот вопрос интересует многих, и на него мы ответим в данной статье. Также расскажем о его профессиональной деятельности.

Евгений Поддубный родился в семье врачей 22 августа 1983 года. В родном городе Белгороде он прожил много лет, также жил с родителями на Ближнем Востоке.

Будущий журналист благодаря родителям-медикам с самого раннего детства мог правильно сделать перевязки, оказать первую помощь пострадавшим. На Востоке он изучал местную культуру и арабский язык. Все эти знания пригодились мужчине в его нынешней жизни. Кроме арабского Евгений Поддубный знает английский язык, без которого сегодняшним журналистам не обойтись, тем более военным корреспондентам.

В 2001 году Евгений поступил в институт на факультет истории, но уже через год перевелся на психологический. С малых лет он будто знал, что все полученные навыки, а потом и изучение психологии сильно пригодятся ему в будущем, так как в местах его работы царит полный хаос, нервы напряжены до предела и у мирных жителей, и у военных, и у журналистов.

О своей личной жизни вне военных командировок Евгений старается не распространяться, точно известно, что ни жены, ни детей у него нет. Близкие друзья и родственники журналиста, зная, чем занимается мужчина, каждый его отъезд переживают сложно. Ждут с нетерпением весточки о том, что с ним все в порядке, возвращения домой, и надеются, что в следующий раз он не покинет родных и не отправится в очередную командировку в горячую точку.

Евгений Поддубный стал работать, еще учась в институте, его пригласили на должность радиоведущего. По окончании обучения стал москвичом, переехав в столицу.

Большой город встретил молодого журналиста радушно, и он смог сразу устроиться на телеканал “ТВ-Центр”, где проработал девять лет. С 2011 года стал освещать локальные конфликты, став корреспондентом на “России-24”.

Молодой мужчина умел все: разжигать костер, приготовить на его огне пищу, оказать первую медицинскую помощь. Также он владел навыками работы продюсером, имел железные нервы. Именно по этим критериям парня выбрали для работы в штате военных журналистов, ведущих репортажи непосредственно из горячих точек.

Первая его командировка состоялась в августе 2008 года. Прилетев в Цхинвали, группа журналистов рассчитывала, что продлится их пребывание здесь пару дней, но ситуация вышла из-под контроля.

На следующий день после прибытия журналистов из России в зону конфликта, 9 августа, началась срочная массовая эвакуация жителей. Съемочная группа самоотверженно решила остаться на месте, а свой микроавтобус они отдали местным людям, чтобы те скорей оказались в безопасности. Сами же остались снимать репортаж, который вели во время боя. Благодаря этим отважным журналистам зрители многих стран стали очевидцами страшных событий, в центре которых не хочется оказаться никому.

Поддубный Евгений – журналист, неоднократно бывавший в Сирии, видевший все происходящие там ужасы. Впервые он попал туда в 2011 году, и уже через год был переведен на многие языки, выпущен в разных странах документальный фильм Евгения “Битва за Сирию”. На кинопленке сохранились многие события той гражданской войны, эмоции и ощущения многих людей, в том числе и самих журналистов.

Сирийские командировки длились по несколько месяцев, по возвращении из которых тщательно монтировались десятки отснятых кинопленок, и Евгений с коллегами вновь и вновь переживали увиденные события.

В 2013 году очередная командировка не предвещала ничего плохого, группа спокойно собралась и отправилась за очередной порцией материала. Микроавтобус с российскими журналистами перемещался в составе колонны, на которую была боевиками устроена засада. Съемочная группа вместе с солдатами попала под мощный обстрел, который длился более пятнадцати минут. Ребята не знали, увидят ли следующий рассвет, но успевали снимать бой на камеру. Наконец все затихло, никто из журналистов только чудом не погиб, ведь стрелять старались именно по гражданским.

Читайте также:  Хрен как удалить с огорода

Каждая командировка в очередную горячую точку начиналась с неожиданного звонка, быстрых сборов и срочного отъезда. Но именно эту считает Евгени Поддубный самой неожиданной. Война на Украине стала шоком для многих.

Журналист рассказывает, что он, очутившись в центре событий, как будто впервые попал в такое место. Столько агрессии, ненависти и страха ему еще не приходилось видеть, хотя видел он немало.

Корреспондент даже не предполагал, что придется вести репортажи и съемки из окопов, в которых приходилось отсиживаться, он много раз становился мишенью, но смог пережить майдановские события. Когда же началась массовая истерия в этом государстве, журналисты не могли получать информацию вообще. Им отказывались давать интервью, хотя пару дней назад с ними разговаривали даже силовики, предоставляя необходимую информацию.

В скором времени всех потрясла новость: новые украинские власти начали настоящую охоту на журналистов! Объявлением войны с репортерами стало несколько арестов и даже смертей, как российских, так и иностранных вещателей новостей. Евгений Поддубный был в списке “заказанных” журналистов, которых объявили террористами, и значился под 64-м номером.

За время работы на Украине Евгений и его группа создали три полнометражных документальных фильма: “Прощание славян”, “Цена поражения” и “Батя”. На каждой кинопленке запечатлены события Майдана, смерть, боевые действия, насилие со стороны новой власти и многое другое.

С началом новой войны в сентябре 2015 года Поддубный вновь отправился на место событий – в Сирию.

С 2016 года журналист является координатором негосударственной благотворительной организации “Русская гуманитарная миссия” в этом государстве. В начале сентября 2016 года впервые удалось доставить продовольствие и прочую гуманитарную помощь мирным жителям, которые по воле судьбы находятся на прифронтовой линии. Координировал доставку груза для жителей Алеппо Евгений.

В конце ноября 2016 года при помощи сотрудников Русской гуманитарной миссии сирийскими военными началась успешная эвакуация мирного населения. Людей в любое время суток выводили с мест боевых действий, в основном ночью, так как боевики террористической группировки не давали возможности спасти граждан из контролируемых ими зон. Террористы также перекрыли все гуманитарные проходы из восточной в западную часть Алеппо, не давая возможности выйти мирным людям. Сирийские военные и русские миссионеры все же находили выход из ситуации и благополучно перевели в безопасные местности множество людей.

В 2017 году вышел документальный фильм “Алеппо. Освобождение”, где Евгений Поддубный рассказывает обо всех событиях, сложностях и преодолении препятствий.

Сейчас Евгений продолжает заниматься репортерской деятельностью, часто вылетает в Украину.

На телеканале “Россия-24” каждый желающий может увидеть настоящую войну своими глазами. Поддубный ведет свои репортажи и из студии телеканала в Москве, и из зон боевых действий. В этой телепередаче он рассказывает об идущих, прошедших и возможных будущих войнах, о том, какие военные технологии и вооружение сейчас имеются в той или иной стране. Журналист не умалчивает о главном, не скрывает даже самую страшную тайну.

Многие считают, что Евгений слишком резко отзывается об украинцах, называя их эсэсовцами, нацистами, потомками фашистов. Есть мнение, что он своим отношением к нынешней Украине и ее гражданам разжигает неприязнь между этой страной и Россией. Сам же Поддубный не считает, что оскорбляет в эфире украинцев, по его мнению, правду, какой бы она ни была, должен знать каждый.

На сегодняшний день у Евгения Евгеньевича имеется пять наград, это: “За заслуги перед Отечеством” (2009 год), “За отвагу” (2013 год), орден Мужества (2014), орден Александра Невского (2015), “За заслуги перед Отечеством” (2017).

Также его наградили в Южной Осетии орденом Дружбы Республики, имеется множество общественных наград и премий.

источник

Кто такой Евгений Поддубный? Кто его жена?

Евгений Евгеньевич Поддубный родился 22-го августа 1983-го года в Белгороде. Там же закончил БелГУ, по специальности психолог. Специальный военный корреспондент телеканала quot;Россия-24quot;. Автор специальных репортажей и документальных фильмов. Бывал во многих горячих точках, имеет боевые награды. По поводу жены и семьи, информации не нашл.

Евгений Евгеньевич Поддубный – награжденный российский военный журналист родился в городе Белгород в обычной семье ( мама у него хирург ) летом 22 августа 1983 года ( знак зодиака – лев ). Работает спец корреспондентом на телеканале quot; ТВ Центр quot;. Учился и получил аттестат в средней школе 20, после чего закончил Белгородский Государственный Университет.

Евгений Поддубный родом из Белгорода.

Родился Женя в 1983 году, 22 августа.

На сегодняшний день Евгений Поддубный является российским военным журналистом.

Он автор многих документальных фильмов, а также множества специальных репортажей. Работает На телеканале quot;Россия-24quot; работает специальным корреспондентом.

Евгений Евгеньевич Поддубный (родился 22 августа 1983 в Белгороде ) российский военный журналист, также автор документальных фильмов и множества специальных репортажей. На сегодняшний день он специальный корреспондент телеканала Россия-24. Поддубный – член Академии российского телевидения (с 2010).

Известно ,что он не женат, детей у него нет.

Работа в горячих точках мира

Евгений Поддубный – тележурналист, он родился 22 августа 1983 года в Белгороде. Отец у него Евгений Павлович Поддубный, мать у него Ирина Михайловна Поддубная. Не женат. Родом из Белгорода. Работает на ТРК quot;Россияquot;.

Евгений Поддубный один из моих любимых репортеров. Он военный корреспондент. 22 августа ему исполнится 31 год. Человек молодой и уже опытный военкор: с начала 2000-х ведет репортажи из самых горячих точек нашей планеты.

Родом Евгений из Белгорода: там родился, учился, закончил Белгородский университет. По образованию он психолог. В жизни, особенно в горячих точках, использует свои профессиональные знания, старается избегать конфликтных ситуаций. Это важно.

О себе Евгений немного рассказывает. Ему важнее рассказать о событиях, свидетелем которых он стал. Снял несколько документальных фильмов, среди которых quot;Битва за Сириюquot;, привлекший мировое внимание. Посмотреть можно здесь в личном журнале.

Евгений говорит, что для военкора жизненно важно знание иностранных языков, поэтому сейчас изучает арабский специально для работы на Ближнем Востоке.

Как любого военкора, Евгения Поддубного можно назвать универсалом: он и освещает происходящее, и фильм способен смонтировать, и дров наколоть, и кашу сварить.

Процитирую то немногое, что он рассказывал о своей работе:

Евгений Поддубный за свою нелегкую работу имеет несколько государственных наград. В июле 2014 был награжден Орденом Мужества.

Евгений Поддубный – это российский журналист, знаменит своими документальными фильмами и репортажами. Родился он в восемьдесят третьем году. Сейчас является корреспондентом канала Россия-24. По поводу жены информации нету. Старается не афишировать свою личную жизнь.

Евгений Поддубный – известный и популярный российский военный журналист, побывал во многих горячих точках в качестве именно военного корреспондента и участвовал в съемках многих документальных военных фильмах. Не женат. Награжден орденом мужества. Родился в 1983 году в городе Белгород.

Евгений Евгеньевич Поддубный – наверное, один из известных военных корреспондентов, который наиболее известен по репортажам из Донбасса.

Евгений родился 22 августа 1983 года в Белгороде, окончил Белгородский государственный университет по специальности психолог.

Сейчас является специальным корреспондентом телеканала Россия-24. Он работал в таких горячих точках, как Южная Осетия, Сирия, сейчас Украина. в 2014 году он награжден орденом Мужества.

Евгений Поддубный – известный журналист, специальный военный корреспондент канала Россия. По образованию психолог. Обладатель премии ТЭФИ. Вот его Твиттер, там самые последние новости о событиях в Украине, на востоке страны. Там можно узнать новости quot;из первых рукquot;.

источник

Евгений Поддубный — наверное, самый узнаваемый военный корреспондент российского ТВ. Скромный, мужественный, смелый и — очень спокойный. Каждое слово взвешенно, минимум эмоций, много фактов, никакого бахвальства вроде канонического — “где вы были, когда мы брали Бамут?”.

Его обожают женщины, посылая в соцсетях “лучи добра”, уважают мужчины, его оберегают, о нем заботятся (“храни вас Господь!”), желают счастья, мира и любви. Его аккаунты в Facebook, Twitter, Instagram переполнены ободряющими пожеланиями и восхищенными комментариями. Десятки тысяч фолловеров следят за работой Поддубного в горячих точках мира.

Евгений Поддубный работает военным репортером с первого курса института, по образованию он психолог. С 2002 по 2011 год был специальным корреспондентом канала “ТВ Центр”, затем перешел в ВГТРК. Автор документальных фильмов и специальных репортажей, награжден несколькими медалями и орденами, в том числе орденом Мужества (2014 год) и орденом Александра Невского (2015 год)

Вы работаете военным корреспондентом с 2002 года, за это время были, наверное, во всех горячих точках?

— Да, пожалуй, во всех, кроме Ливии.

Вам довелось видеть, как работают наши корреспонденты, и как — зарубежные. Какое отличие основное в их работе?

— Я не замечал каких-то особых отличий в технологическом подходе. Что касается подачи, то для меня было огромным разочарованием освещение событий в Грузии в 2008 году. Тогда буквально за несколько суток западное медийное пространство превратилось в пропагандистскую машину похлеще газеты “Правда”.

Раньше не было такого разве?

— По отношению к России, что касается кризисных ситуаций, — наверное, не настолько сильно.

— Да, Чечня. Но не так быстро, не так агрессивно и всё-таки с какой-то попыткой вникнуть в ситуацию.

Там (в Грузии) всё-таки была ещё и история с грузинской пропагандой. Михаилу Саакашвили за несколько лет удалось создать такое информационное поле, в котором Россия, что бы ни делала, была уже заранее виновата.

Читайте также:  Что нужно знать чтобы знать историю

— Не только Саакашвили… Если бы западные журналисты, которые приезжали работать в Грузию в то время, с 2004 года, например, не были бы настолько убеждены в правоте официального Тбилиси, а попытались бы взглянуть на это хотя бы с двух сторон, то было бы всё иначе.

Было очень много примеров абсолютно технологичного подхода к пропаганде западных массмедиа. Вот в Ливии, например. Несмотря на то, что я там не работал, я очень внимательно следил, в частности, за тем, что делали западные коллеги. Это был технологически крутой образчик пропаганды.

Как вы думаете, они это делали, понимая, что о чем-то намеренно умалчивают, например?

— Я думаю, что они, как и многие люди, убеждены в своей правоте или убеждают себя в том, что они правы, и в эту свою правду верят.

А с вами такого не произошло?

Про себя-то вы всё знаете. Например, в ситуации с Украиной, где вы много работали.

— Я постоянно задаю себе этот вопрос: не обманываю ли я себя. И в общем пока ответ — нет, не обманываю.

Ни себя, ни зрителей?

— Соответственно — ни зрителей. Принудить репортера к чему-то крайне сложно, особенно в горячей точке. По крайней мере, я про себя говорю.

Какие ваши репортажи, истории, с ними связанные, вам особенно запомнились?

— В Сирии, например, были сюжеты, где очень близко были жизнь и смерть.

Вы военный корреспондент, у вас всегда в командировках близко жизнь и смерть.

— Всегда по-разному. Да, в Южной Осетии в 2008 году, 8 или 9 августа, я сейчас уже не помню точно, в городе еще бои продолжались активные. Мы, съемочная группа, стояли около больницы, ждали, пока закончится артиллерийский обстрел, и по улице, несмотря на обстрел, идет пожилой мужчина, с абсолютно отсутствующим взглядом, подходит к нам и говорит: “Пойдем!” Мы, даже не спрашивая зачем, пошли с ним, его дом был недалеко от больницы. Он привел нас домой, а там в кровати лежит его дочь. Без головы. И жена убитая.

Господи, какой кошмар…

— Они под одеялом лежат, он их уложил… И он тихо так стоит рядом, спокойно-спокойно так говорит: “А мне теперь что делать?” Рассказал, что они перебегали дорогу, их убили из крупнокалиберного пулемета грузинские военные, когда проводили попытку штурма Цхинвала, уж не знаю — специально или от страха какого-то.

Для меня это стало некоей иллюстрацией того, что там в действительности происходило. Когда я потом слышал абсолютно лицемерные заявления грузинских политиков или смотрел некоторые очерки западных и даже российских репортеров, мне хотелось поделиться этой картинкой и своими эмоциями с иными коллегами — это случай, когда у тебя украли правду.

Вот это было для меня сильным эмоциональным потрясением, до сих пор эта картина у меня перед глазами.

А Украина — какие самые важные истории, воспоминания, выводы, лично ваши, может быть, с ней связаны?

— Украина — тут больше личного, потому что я работал на Майдане, с момента, когда ситуация крайне обострилась. Я приехал на Майдан и почувствовал там себя партизаном что ли каким-то. Через площадь Независимости приходилось пробираться сквозь ряды боевиков, которые стояли во внешнем оцеплении.

А жили мы, собственно, на Майдане, Крещатике, 13, там рядом был штаб пятой, по-моему, сотни Майдана, были вооруженные люди, были оборудованы огневые позиции реальные. Расстрел на Институтской улице начался на моих глазах. Я прекрасно видел, например, что на здании консерватории находятся вооруженные люди, и это были НЕ представители власти. Я прекрасно видел, что на Майдане много оружия огнестрельного.

Когда я в центре площади Независимости встречал людей, которые меня узнавали (они смотрели российские новости) — они были люди интересные, были люди спокойные очень. И вот, как я это называю, у них наступило какое-то помутнение что ли. Я, например, разговаривал с семьей, они даже привели маленького ребенка на площадь Независимости и они мне доказывали: “Что же вы говорите, где же тут радикалы, посмотрите, мы же хорошие добрые люди, мы же вышли за все хорошее”. Я им ответил: “Вы ко мне обратились персонально, а вы слышали, чтобы я хоть раз сказал, что здесь нет хороших и добрых людей? Но вы посмотрите вокруг, посмотрите, кто окружает хороших и добрых людей! Если вы рядом с нацистом стоите, вроде он за все хорошее, и вы за все хорошее, только он — как-то по-другому, вы как себя чувствуете? Это для вас нормально, приемлемо?”

Но настолько это был жесткий психологический барьер выстроен, что на этом наша дискуссия, как правило, заканчивалась. У меня было много друзей-журналистов в Киеве, мы с ними знакомились в Афганистане, Ираке, Сирии, Южной Осетии, мы с ними дружили, общались. Почти со всеми с ними случилось то же самое: они стали участниками этой истории, они шли на работу, оставаясь активистами Майдана, они уходили с работы и возвращались на Майдан. Была сломана вся азбука журналистики.

Я им пытался сказать: “Слушайте, вы круглосуточно смотрите “Россию-24″, у вас ко мне как к репортеру есть претензии?” Мне ни один человек не сказал, что есть.

А у меня к ним — профессионально — есть: вы смотрите на эту историю профессионально, или вы в ней принимаете участие? Это же разные вещи.

А в Крыму вы когда оказались? Перед референдумом?

— Я туда приехал за сутки до того, как парламент Крыма проголосовал за проведение референдума. Там случились столкновения крымских татар с пророссийскими активистами, именно поэтому я принял решение улететь из Киева в Симферополь.

Вы всё видели своими глазами: и “вежливых людей” (кстати, они действительно были вежливы?) и то, что было до и после референдума?

— Да, это всё было на моих глазах, вежливые люди были вежливы, да. Вообще, это история, которая, наверное, у страны случается раз в поколение, а то и на несколько поколений.

В Крыму самое яркое впечатление — это ночь после референдума, словно карнавал в Рио-де-Жанейро, ликование… здорово. И было здорово за этим наблюдать. Если бы такое хотели придумать, то не смогли бы.

Вам доводилось беседовать в Крыму с теми, кто был недоволен тем, что произошло?

— Конечно. Всегда есть кто-то, кто недоволен. Были люди, которые считали (и считают до сих пор, может быть), что Крым должен оставаться украинским. У них разные мотивации — патриотические чувства или некие антироссийские настроения.

Что вы отвечаете тем, кто считает, что Украину, сам украинский народ (а не только жителей полуострова), граждан, не спросили, хотят ли они отдать Крым?

— Украину не спрашивали, когда происходил вооруженный государственный переворот. Когда в Крыму проходил референдум, на Украине в качестве власти не у кого было спрашивать. В ту пору был вакуум. В ту пору следователи, например, Министерства внутренних дел Украины боялись выйти на улицу — они не знали, что с ними сделают. В ту пору сотрудники Госавтоиспекции боялись патрулировать улицы Киева. В ту пору сотрудники СБУ были абсолютно растеряны и не понимали, что им делать. В ту пору сотрудники внешней разведки Украины ходили по зданиям вокруг Майдана и занимались не свойственной для них деятельностью — они смотрели, сколько там оружия. И они даже не понимали, кому об этом докладывать, что с этим делать. В ту пору центр Киева был как военный городок, где собрались главари бандформирований, которые получили оружие, ресурсы, и люди ждали, что с ними будет. В ту пору не было официального Киева.

А давно вы были на Украине?

— Мы имеем в виду какую Украину?

И всю страну, и новые (самопровозглашенные) республики…

— В декабре, перед Новым годом, я был в Донецкой народной республике.

Как они сейчас там живут, что говорят? Что там происходит на бытовом уровне? Как люди, к примеру, получают пенсии и пособия, как работают, как расплачиваются за товары, услуги?

— Да ни войны, ни мира. По-разному. В ходу и гривны, и рубли, а социальные пенсии и пособия они получают в рублях…

Откуда они их получают?

— По словам того же Захарченко (Александр Захарченко — глава самопровозглашенной республики ДНР), они собрали на территории, которую они контролируют, налогов больше, чем в довоенное время. Проверить слова его мне достаточно сложно, но я не думаю, что, делая такие заявления, глава ДНР станет лукавить.

Сейчас, со временем, отношение людей к вооруженному конфликту на востоке Украины как-то изменилось? По крайней мере у тех, с кем вы беседовали, с кем общались?

— Война, она людей объединила, бывшие гражданские стали военными. Соответственно, их отношение, если и меняется, то только усиливаются антиукраинские настроения. Никто из них себя в Украине-то и не видит.

А мирные жители — женщины, старики?

— Разные есть там мирные жители: есть те, кто активно вовлечен в процессы, они переживают, стараются чем-то помочь, либо терпят определенные лишения, у некоторых очень тяжелое положение, если они живут в прифронтовых городах. Но всё равно у них тоже крайне негативное отношение к Киеву по той простой причине, что они всё видят своими глазами. Их сложно убедить в том, что во всем виноваты какие-то там боевики пророссийские.
И есть там люди, конечно, которым в принципе хочется просто спокойной жизни: сегодня белые, завтра красные — но главное, чтобы жить поспокойнее.

Читайте также:  Как вырастить из семян флокс шиловидный

Куда сейчас собираетесь?

— В Сирию, в Дамаск и в тот район, где был сбит российский самолет. Недавно там был взят город Сальма, город очень важный стратегически, потому что он позволяет выйти на рубеж сирийско-турецкой границы и перекрыть её. Протурецкие боевики перестанут получать финансирование, боеприпасы, продовольствие…

— Из Турции. Соответственно, это разгрузит сирийскую армию для дальнейших действий.

Протурецкие боевики — это те самые туркоманы?

— Их туркоманами называют, но я предпочитаю их называть сирийскими турками, это понятнее. Потому что, когда мы говорим “туркоманы”, российский зритель немного теряется — кто это такие? А это этнические турки, которые живут в Сирии. Нет, я говорю не только про туркоманов, на самом деле там с десяток протурецких группировок, которые так или иначе, прямо или косвенно, получают помощь в Сирии. Когда боевикам становится тяжело, они объединяются и делятся боеприпасами, продовольствием… А это ткань войны.

Вы сейчас имеете в виду боевиков, воюющих на стороне ИГ (организация запрещена в России, прим. ред.), или некие оппозиционные Башару Асаду группировки?

— Я имею в виду, что помимо ИГИЛа есть еще с десяток террористических организаций, которые ни в коем случае нельзя назвать оппозицией. Это просто малоизвестные группировки, они не на слуху, что называется (ИГ, кстати, тоже когда-то было малоизвестной группировкой). Это джихадисты с крайне радикальной религиозной идеологией, цель которых — установление неких квазишариатских правил на территориях, которые они контролируют.

А методы у них те же, что у ИГ.

Конечно, в Сирии есть вооруженная оппозиция, которая первоначально имела политические требования, но процесс радикализации там неотвратим. Там побеждает сильный, а сильные — это радикальные исламисты.

Договариваться, кроме Асада, там, по-вашему, не с кем? Чтобы остановить военные действия хотя бы внутри страны, или чтобы вместе противостоять силам ИГ, может быть?

— Да, к сожалению, те люди, противники Асада, которые влияют на военную обстановку в Сирии, и те люди, которые являются патриотически настроенной оппозицией,— это абсолютно разные люди. Могли ли когда-то российские власти договариваться с Масхадовым? Пытались. К чему это привело? С Басаевым тоже не получилось, а ведь кто-то их называл оппозиционерами.

На самом деле в Сирии ситуация отчасти похожа: там есть полевые командиры, которые, например, когда встречаются с западными журналистами в Турции, рассказывают о том, что они военные оппозиционеры, борются с режимом, хотят прекратить эту войну, но для этого нужно победить Асада. А когда они в Сирии встречаются с арабскими журналистами, то рассказывают, что симпатизируют ИГ, потому что те “строят правильный халифат”. Часто и то, и то попадает на видео, это ведь очень легко сравнить.

Я спрашивал у Асада, с кем он мог бы договариваться, он ответил, что с любыми силами, которые не связаны с террористическими группировками и не воюют на территории страны, убивая граждан Сирии, военнослужащих сирийской армии.

Башар Асад, как мне кажется, открыт для подобного диалога, у него просто есть очень жесткие критерии по поводу того, с кем его вести. Это не личные предпочтения Асада. Если бы он стал вдруг договариваться с Аллушем (Захран Аллуш — главарь группировки “Джейш-аль-Ислам”, убит в декабре 2015 года в результате авиаудара), его бы, президента Асада, не поняли в вооруженных силах своих, не поняли бы и люди, которые живут в том же Дамаске, потому что боевики Аллуша ежедневно выпускали мины по центру Дамаска, где нет военных объектов. И в этом смысле Башар Асад не как личность, а как президент, не может на это пойти, иначе он потеряет поддержку.

источник

Евгений Поддубный родился 22 августа 1983 года в городе Белгород. Его отец – Евгений Павлович, мать Ирина Михайловна, оба хирурги, всю жизнь лечили людей. Евгений в детстве увлекался спортом, начальное образование получил в средней школе № 20, родного города. После, окончил Белгородский государственный университет, БелГУ, по специальности «психология». В юности, вместе с родителями несколько лет провёл на Ближнем Востоке.

С 2002 по 2011 год Поддубный работал специальным корреспондентом в Дирекции информационных программ телеканала «ТВ Центр». С 2011 года – специальный корреспондент телеканала «Россия-24». Освещал локальные конфликты в различных странах. Работал в Ираке, Афганистане, Израиле, Ливане, Абхазии, Египте, Южной Осетии, Пакистане, Таиланде, на территории Сектора Газа, неоднократно работал в Сирии и на Украине. Евгений в совершенстве владеет английским языком, изучает арабский.

Евгений Поддубный – один из журналистов, освещавших события в Цхинвале во время так называемой «пятидневной войны» в августе 2008 года. Днём 8 августа он передал в штаб Сухопутных войск РФ генералу армии Владимиру Болдыреву сообщение секретаря Совета безопасности Южной Осетии генерала Анатолия Баранкевича о том, что возможности оборонять Цхинвал исчерпаны. У самого Анатолия Баранкевича на тот момент времени отсутствовали средства связи, поэтому он был вынужден обратиться к корреспонденту.

Съёмочная группа Евгения Поддубного 9 августа 2009 года отказалась от эвакуации из зоны грузино-осетинского конфликта, уступив свои места в автомобиле мирным жителям. Совместно с группами «Первого канала», телеканала «НТВ» и телекомпании «Интер» журналисты продолжили освещение хода боевых действий на месте событий. Возвращение из Южной Осетии состоялось только 18 августа 2009 года. Публикация его заметок о грузинской агрессии в своём блоге вызвала большой резонанс и многочисленные споры в среде пользователей русского сектора интернета.

Неоднократно, в качестве специального корреспондента российского информационного канала «Россия-24», Евгений Поддубный работал на территории Сирии, освещал противостояние правительственных сил и вооружённой оппозиции в ходе гражданской войны в Сирии. Делал репортажи с передовой для программ «Вести» и «Вести недели».

На телеканала «Россия-24» 16 сентября 2012 года, состоялась премьера его документального фильма «Битва за Сирию». В работе над созданием фильма принимали участие только члены съёмочной группы Евгения Поддубного в Сирии: оператор Александр Пушин и инженер Дмитрий Масленников. Лента была смонтирована в полевых условиях, в рекордно короткие сроки, по утверждению автора, чтобы как можно более точно передать ощущения от происходящего в Сирии. Фильм «Битва за Сирию» переведён на несколько европейских языков.

В июне 2013 года МИД Туркменистана обвинил телеканалы «Россия-1», «Россия-24» и корреспондента Евгения Поддубного в нарушении норм журналистской этики за репортаж «Сирийский джихад превращает оппозицию в радикалов», где демонстрировались кадры, в которых присутствует гражданин Туркменистана. По данным ряда сетевых СМИ ещё до выхода в эфир телеканала «Россия-24» сюжета, спецслужбы Туркменистана располагали информацией о задержанных в Сирии террористах, кроме того, сотрудники туркменских силовых структур вели активные поиски сообщников членов группировки «Фронт Аль-Нусра» в Туркменистане.

Боевики сирийской оппозиции 8 июня 2013 года, обстреляли съёмочную группу специального корреспондента ВГТРК Евгения Поддубного, двигающуюся в составе колонны военнослужащих из Сирии на линии разъединения Сирии и Израиля. Боевики устроили засаду на дороге и открыли огонь по автомобилям, завязался бой. Колонну атаковали с двух сторон и стреляли, в первую очередь, по гражданским. Весь бой длился не более пятнадцати минут.

С начала 2014 года Евгений Поддубный в качестве специального корреспондента телеканала «Россия-24» освещал события на майдане, события, связанные с присоединением Крыма к России, а затем – события, происходящие на Украине во время политического кризиса. Со своей съёмочной группой работал в Киеве и в различных регионах юго-востока страны: Донбасс, Артёмовск, Луганск, Славянск, Краматорск, Горловка и других.

С началом Военной операции России в Сирии в сентября 2015 года Евгений Поддубный снова работает в Сирии.

С 2016 года Евгений Поддубный является координатором АНО «Русская Гуманитарная Миссия» в Сирии. В воюющем Алеппо 8 сентября 2016 года, сотрудникам российской гуманитарной организации впервые удалось доставить продовольственную помощь мирным жителям в прифронтовой район. Координировал доставку продуктовых наборов жителям Алеппо Евгений Поддубный. 20 ноября 2016 года начался процесс эвакуации мирных жителей из зоны боевых действий при активном участии Русской Гуманитарной Миссии. Далее были проведен еще ряд подобных успешных операций. Операции в которых участвовали сотрудники АНО «Русская Гуманитарная Миссия» были важным этапом в процессе эвакуации мирных жителей из зоны боевых действий, в условиях, когда террористические группировки препятствовали выходу гражданских по гуманитарным коридорам из восточной в западную часть Алеппо.

В эфире телеканала «Россия 1» 23 февраля 2018 года, был показан праздничный концерт, посвященный 100-летию Красной армии и Дню защитника Отечества. В Кремле выступили военные корреспонденты ВГТРК Поддубный и Александр Сладков. Вместе с Иосифом Кобзоном они исполнили песню на стихи Константина Симонова – «Песня военных корреспондентов».

2009 — Медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени – за мужество, отвагу и профессионализм, проявленные во время работы во время военного конфликта в Цхинвале.

2013 — Медаль «За отвагу» (24 декабря 2013 года) – за отвагу и высокий профессионализм, проявленные в экстремальных ситуациях.

2014 — Орден Мужества (вручён 31 июля 2014 года).

2015 — Орден Александра Невского (вручён 10 декабря 2015 года) – за высокий профессионализм, смелость и отвагу.

2017 — Орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени (вручён 26 января 2017 года).

Государственные награды Республики Южная Осетия

2008 — Орден Дружбы Республики Южная Осетия (25 декабря 2008 года) – за объективное освещение событий в период агрессии Грузии против Южной Осетии в августе 2008 года.

источник

Adblock
detector