Меню

Что такое бюргерство в средние века

Слово «бюргер» появилось еще в средние века. Происходит оно от немецкого «burg», что в переводе значит «город», а еще точнее – «крепость». Получается, что бюргер – это житель города, обнесенного крепостью. Но в Средневековье за крепостными стенами находились практически все города, потому и стали любого горожанин называть бюргером.

В Европе в X-XI веках крестьяне, живущие в деревнях и в свободное время занимающиеся изготовлением каких-то нужных вещей, стали селиться возле больших дорог или неподалеку от монастырей и замков. Именно в этих местах чаще всего можно было встретить купцов и продать им свой товар. Со временем выходцы из деревни сделали свое ремесло основным занятием, полностью отойдя от крестьянского труда.

Их поселения разрастались и со временем становились сначала маленькими, а потом и большими городами, нередко их развитие поощрялось филантропами того времени. Потомков таких свободных переселенцев и стали называть бюргеры, это было началом образования нового сословия.

Отличительной чертой бюргерства было полное право распоряжаться своим имуществом по своему усмотрению, а также личная свобода. Такой уклад, конечно, не мог не привлекать деревенских зависимых крестьян. И они сбегали из своих поселений и присоединялись к городской общине. Для управления ей стали избирать старосту города, который назывался бургомистром, то есть «главой бюргеров» или «главой горожан».

Жизнь этого сословия стала четко структурированной и протекала по одному и тому же сценарию практически у всех. Места, где работали бюргеры, это:

  • в кузницах;
  • в гончарных мастерских, где производили посуду;
  • в мастерских по производству орудий труда, инструментов и проч.;
  • в ателье, где шили одежду и некоторые предметы быта;
  • на рынке, где бюргеры продавали то, что изготавливали сами.

Дети, родившиеся в семьях переселенцев и их потомков, обязательно ходили в школу и с детства обучались тому ремеслу, которым занимались их родители. Чтобы со временем унаследовать семейное дело.

Это продолжалось до того времени, пока среди горожан не стали появляться более предприимчивые люди, которые скупали у тех, кто разорился, их лавки и мастерские, образовывая предприятия и нанимая себе рабочих. Так зарождался новый класс – буржуазия.

А вы знаете, что есть города, пережившие все исторические эпохи? Например, самый старый город планеты – Цюрих.

Спокойный и размеренный уклад жизни породило множество ассоциаций со словом «бюргер» – это «филистер», «мещанин» или «обыватель». В литературе часто встречаются эти слова в негативном контексте.

Несмотря на то что эти слова разные по происхождению, значение у них может быть схожее. Все они прямо или косвенно указывают на принадлежность человека к среднему классу. На человека, который предпочитает опираться на мнение большинства, не вырабатывая свое собственное, и дорожащего только своими материальными ценностями.

Отчасти такое определение можно дать и бюргерам. Но не стоит забывать о том, что они были вынуждены придерживаться таких взглядов и вести такой образ жизни, чтобы оставаться частью структурированного общества.

Получается, что можно по-разному ответить на вопрос «кто такие бюргеры?». С одной стороны – это сословие, начавшее образовываться в средние века, с другой – часто встречающееся в литературе (особенно в современной) определение людей, ведущих среднестатистический образ жизни.

источник

Бюргер (от немецкого слова “бург” – замок, крепость, город) – житель западноевропейского средневекового города. Как и рыцарь, монах, крестьянин, бюргер – одно из главных действующих лиц средневековой истории.

Раннее средневековье было аграрной (сельскохозяйственной) эпохой. Большинство старых античных городов было разрушено и влачило жалкое существование. Однако в X-XI вв. в Западной Европе произошли важные изменения. Из среды крестьян, в свободное время мастеривших нужные им вещи – одежду, орудия труда, кухонную утварь, – выделились умельцы, сделавшие ремесло своим главным занятием и оставившие крестьянский труд.

Постепенно ремесло отделилось от земледелия и стало занятием особой группы людей – ремесленников. Недовольные высоким оброком, которого требовал феодал, мастеровые люди убегали из поместий, бродили, а затем основывали поселения на перекрёстках дорог, у речных переправ и вблизи удобных морских гаваней. Новые жилища строились у стен больших монастырей и замков знатных феодалов, среди развалин римских крепостей. Здесь всегда можно было купить ремесленные изделия. Сюда приезжали, а вскоре и стали жить здесь купцы. Именно в эти поселения спешили крестьяне из окрестных деревень, чтобы продать продукты сельского хозяйства и купить нужные вещи.

Потомки обитателей этих поселений – зависимых крестьян и деревенских ремесленников, бежавших или переселившихся по соглашению со своими господами в город, рождающийся на их глазах, – и были первыми бюргерами.

Города росли как центры ремесла и торговли. Уже в XI в. возродились древние и возникли новые города в Италии и на юге Франции. В Германии возникло много городов по берегам больших судоходных рек – Рейна и Дуная. Появились города и в других странах Западной и Центральной Европы.

Возникнув на земле феодалов и церкви, средневековые города оказались под их властью. Сеньоры требовали от горожан многочисленных пошлин: за проход в город, за провоз товаров, за право строить дома, за право торговать. Сеньор вершил суд над горожанами, мог призвать их к себе на службу в городское ополчение. Поэтому первое время бюргеры были бесправны, как и сельские жители.

Но в городах быстрее, чем в деревнях, рос дух независимости. Ведь средневековый ремесленник был владельцем собственной мастерской и созданной им продукции. Горожане не так сильно, как крестьяне, были связаны с землёй. Наконец, у многих из них были деньги – мощная сила, не уступавшая подчас мечу.

В X-XIII вв. развернулась отчаянная борьба горожан против сеньоров за независимость, за право на самоуправление. Феодалы крепко держались за свои владения, приносившие им доходы, но всё же вынуждены были смириться с выходом городов из-под их подчинения.

В борьбе с феодалами города окрепли, а городское сословие (бюргерство) превратилось в значительную общественную силу. Ремесленники объединились в цехи, а купцы – в гильдии. Городская община (коммуна) избирала городской совет для управления городом. Члены этой общины обрели личную свободу и связанные с ней привилегии – быть подсудными только городскому суду, распоряжаться городским имуществом. Свободный дух города притягивал, как магнит. Сюда бежали зависимые крестьяне со всей округи. Обычно, прожив в городе один год и один день, бывшие крепостные получали свободу и становились полноправными бюргерами. Видимо, эти счастливчики и сложили известную средневековую поговорку: “Городской воздух делает свободным”. Лишь в XIV-XV вв. городские ворота стали закрываться перед искателями свободы.

После освобождения от власти феодалов в городах на первый план вышло имущественное неравенство. Хотя борьбу с сеньорами вели все горожане, полностью воспользовалась её результатами лишь городская верхушка – так называемый патрициат. В него входили представители самых богатых городских родов – купцы, ростовщики, владельцы крупных строений. Патрициат верховодил в городском совете и вершил власть, опираясь на своё богатство, в своих интересах. Нужды простых горожан не учитывались, и им жилось почти так же несладко, как и при феодалах. Патрициат, быстро забыв свою ненависть к прежним сеньорам, перенял их замашки, манеры, любовь к роскоши и презрение к простым людям. Произошла так называемая феодализация патрициата. Бюргеры, не входящие в состав патрициата и закалённые опытом предыдущей борьбы с сеньорами, с оружием в руках выступали против городских патрициев. В борьбе за власть и равноправие в городе участвовали и притесняемые цеховыми мастерами подмастерья, недовольные своими хозяевами. Городская жизнь бурлила: одни бюргеры богатели, процветали, занимали важные посты в городском управлении, другие беднели, разорялись, попадали на обочину жизни.

Одновременно с патрициатом на другом полюсе городской жизни сложилась группа населения, состоявшая из неудачливых подмастерьев, подёнщиков, нищих, которая называлась плебейством. Место между патрициатом и плебейством занимали средние слои городского населения – объединённые в цехи ремесленники, мелкие и средние торговцы. В результате слово “бюргерство” стали употреблять не только в широком смысле – “все горожане”, но и в узком – “средние слои городского населения”.

Несмотря на внутригородские конфликты и сравнительную малочисленность (даже в XIV- XV вв. население крупнейших городов Германии Любека и Ростока составляло лишь 20 тыс. жителей; город с 10 тыс. жителей считался значительным; немало было городов, где обитали 2-3 тыс. горожан), бюргеры осознавали свою сословную общность и достигли немалого экономического могущества и политического влияния. Это возрастающее влияние городов учитывали европейские монархи. В борьбе с крупными феодалами они пытались привлечь бюргеров на свою сторону. Сделать это было несложно, так как горожане были кровно заинтересованы в централизации страны. Особым доверием к бюргерам отличался, например, французский король Людовик XI, сыгравший большую роль в объединении Франции. Облачившись в простую одежду, Людовик XI любил бродить по городским площадям, прислушиваясь к разговорам бюргеров. Одним из помощников короля был парижский купец Тристан Пустынник, ближайшим советником слыл брадобрей Оливье. В некоторых странах бюргеры привлекались к государственному управлению. В Англии это впервые произошло в 1265 г., когда в состав только что созданного парламента вместе с представителями феодалов и духовенства вошли по два бюргера от каждого города. Король Франции Филипп IV Красивый в 1302 г. пригласил по два депутата от каждого города в Генеральные штаты (государственный орган, подобный английскому парламенту). И парламент, и Генеральные штаты должны были помогать королям в управлении государством, главным образом назначать налоги.

Но королевская милость к бюргерам была непостоянной. Тот же Филипп IV опасался чрезмерного усиления бюргерства, верхушка которого по образу жизни начинала напоминать феодалов. По его указу бюргерам запрещалось носить мех горностая, белки, украшать платье золотом и драгоценными камнями, пользоваться в домашнем обиходе восковыми свечами. Этот же указ устанавливал и максимальное количество блюд, которые горожане могли подавать у себя дома. И даже “друг бюргеров” король Людовик XI предал горожан Льежа, восставших по его же наущению против Карла Смелого, как только политические интересы короля изменились.

Если в Англии и Франции бюргеры сыграли важную роль в политическом объединении страны, то в Германии, где такого объединения не произошло, сила и значение бюргерства выразились в создании влиятельных союзов торговых городов. Самым знаменитым из них была так называемая Ганза (торговый и политический союз), объединившая купцов более 70 немецких городов и взявшая в свои руки всю международную торговлю на севере Европы.

Постоянная борьба за свои права закаляла бюргеров, укрепляла в них чувство собственного достоинства. Крепкие стены и башни защищали их от недругов. Монументальное здание ратуши и величественный собор на рыночной площади наглядно свидетельствовали о завоеванных горожанами вольностях и правах. Бюргеры ревностно отстаивали свои права и уверенно смотрели в будущее. У них был трезвый практический ум, они ощущали созидательную силу труда, особенно ценили человеческую смекалку. Бюргеры любили тот пёстрый будничный мир, который их окружал повседневно и полноправными хозяевами которого они были. Не рыцарские замки с их тяжёлым великолепием, не угрюмые монастыри, но городской рынок, ремесленная мастерская, скромный и опрятный домик, купеческий корабль, цеховой погребок были их привычной средой. Здесь протекала их жизнь в борьбе, труде, а подчас и в шумном веселье. Всем этим суконщикам, бочарам и сапожникам, создавшим величие средневековых городов, не было решительно никакого дела до изысканного придворного этикета.

Знаменитый немецкий поэт Ганс Сакс (1494- 1576) воспел этот столь хорошо знакомый ему бюргерский уклад жизни. В своём сочинительстве гражданин Нюрнберга был столь же старателен, как и в своём сапожном ремесле. В “Похвальном слове городу Нюрнбергу” поэт рассказал потомкам о количестве и состоянии городских улиц и каменных мостов, городских ворот, колодцев и часов, о специальностях нюрнбергских ремесленников и ярмарках, восславил своих земляков – строителей, ваятелей, живописцев, печатников.

Дети бюргеров с раннего возраста приобщались к миру взрослых, помогали родителям. Бюргерские занятия требовали специальных знаний, получить которые можно было лишь в школе. Городские школы появились в Германии уже к XIII в. В первых школах преподавание велось на латинском языке, и учиться могли лишь дети городской верхушки. К XV в. были открыты по-настоящему бюргерские школы, доступные детям всех граждан. Дети поступали в школу с 6-7 лет, мальчики и девочки обучались совместно. Дети бюргеров учились читать, писать, составлять деловые бумаги, занимались арифметикой; особое внимание уделялось изучению мер и весов, монет различного достоинства. Экзаменов не было; каждый учился столько, сколько считал нужным. Посидев на занятиях, дети спешили в лавки и мастерские родителей. Учителя также в основном были из бюргеров. Особенно прославился своим искусством письма Иоганн Нойдерфер – учитель письма и арифметики из Нюрнберга, сын скорняка, положивший начало целой династии городских учителей.

На исходе средних веков бюргерство переживало далеко не лучшие времена. Уходили в прошлое старые городские порядки, менялся привычный уклад жизни. В торговле и производстве верховодили новые, энергичные и предприимчивые люди. Часть бюргеров смогла приспособиться к новым веяниям и примкнуть к этим людям, войти в нарождающийся класс буржуазии. Многие разорялись, становились наёмными работниками. Другие ещё долго (в Германии вплоть до XIX в.) продолжали цепляться за старые городские обычаи, надеяться на возврат былых славных времён. Эта группа городского населения отвергала всё новое, препятствуя преобразованиям. Вероятно, поэтому в современном обиходе слово “бюргер” приобрело ещё одно значение. Так могут назвать человека, боящегося перемен, мещанина, обывателя. Но это переносное значение не должно заслонить от нас образ другого бюргера, сыгравшего такую важную роль в развитии общества в средневековую эпоху.

источник

от нем. burg — крепость, город) — в XI в. любой житель западноевроп. города. С развитием имущественной и социальной дифференциации в XII—XIII вв. — полноправный горожанин, обладавший достаточным имущественным цензом, чтобы платить налоги и пошлины, выставлять при необходимости вооруженное ополчение; кроме того, бюргер должен был владеть определенным земельным наделом, позднее — домом или его частью. В XIV—XV вв. — наиболее богатые горожане. Во Франции получил распространение синоним б. — буржуа, в Италии — пополаны.

Лит.: Социальная природа средневекового бюргерства XIII—XVII вв. М, 1979.

нем. B?rgertum, от B?rger – горожанин, гор. житель) – средний слой гор. населения зап.-европ. ср.-век. города, состоявший гл. обр. из самостоят. мастеров-ремесленников и средних и мелких торговцев. Юридически понятие Б. было более широким. Оно охватывало всех жителей ср.-век. города, подпадавших под действие гор. права, т. е. всех чл. гор. общины (включая и верхушку гор. населения – патрициат, иногда и нек-рых феодалов, приобретших права В.), в противоположность просто “жителям”, не входившим в гор. общину; Б. (горожане) выступало как феод. сословие. Б. формировалось в процессе борьбы (11-13 вв.) с феод. сеньорами за гор. землю, освобождение от феод. эксплуатации и произвола. В осн. бюргеры происходили из зависимых крестьян и деревенских ремесленников, бежавших (или переселившихся по соглашению со своими господами) в город. На ранней стадии гор. развития (прибл. до 14-15 вв.) гор. община обычно свободно и охотно принимала в свой состав (т. е. в число бюргеров) всех беглецов, помогая крепостным крестьянам приобрести личную свободу. Личная свобода и вытекавшие из нее исключит. подсудность гор. суду, право распоряжаться своим имуществом и др. привилегии были обязат. признаками бюргерского состояния. Осн. массу Б. составляли ремесленники, объединявшиеся в цехи.

Б., экономически заинтересованное в централизации страны, поддерживало королев, власть против крупных феодалов. В борьбе с феод. раздробленностью большую роль сыграли юристы из числа бюргеров, привлекавшиеся королев, властью к гос. управлению (франц. легисты, исп. летрадос). С возникновением т. п. сословной монархии Б., усилившееся экономически, получило право участвовать в сословно-представит. учреждениях. Привлечение Б. к гос. управлению было весьма различным по странам: значительное во Франции, ничтожное, напр., в Германии.

Читайте также:  Какие сорта яблонь начинают быстро плодоносить

В имуществ. отношении Б. (не только в широком, но и в узком смысле) не было единым: верхушка его, состоявшая из богатых мастеров и торговцев, резко отличалась по своему положению от бедных бюргеров – гл. обр. мелких ремесленников, часто фактически утрачивавших экономич. самостоятельность и опускавшихся в ряды плебейства. Только верхушка Б. представительствовала в сословных учреждениях. Она же захватывала власть в городе в случаях победы Б. над патрициатом. Процесс расслоения Б. особенно усилился в период позднего средневековья. Вопрос о социальном составе ср.-век. Б. нашел различное толкование в бурж. лит-ре. С одной стороны, имеет место отрицание имуществ. неравенства, резкого социального расслоения и клас. борьбы внутри Б. (нем. ученые Р. Зом и особенно К. Бюхер и Г. Белов), с другой – модернизация, сближение верхушки Б. с буржуазией (нем. историк Г. Зивекинг, бельг. историк А. Пиренн и др.). Б., занимая в феод. об-ве двойств. положение (с одной стороны, это сословие податное, непривилегированное, неполноправное, с другой – имущий слой населения, верхушка к-рого эксплуатировала гор. низы), активно участвовало в антифеод. выступлениях, проявляя в то же время склонность к соглашению с феодалами и к предательству нар. масс. Это проявилось, напр., в гор. восстаниях во Франции и особенно отчетливо во время Крест. войны 1524-25 в Германии. В то же время мелкое Б. часто выступало совм. с плебейством и крестьянами.

Б. сыграло огромную роль в развитии феод. общества. По характеристике Ф. Энгельса, оно олицетворяло собой дальнейшее развитие произ-ва и обмена, образования, социальных и политич. учреждений (“О разложении феодализма. “, см. Маркс К. и Энгельс Ф., 2 изд., т. 21, с. 407). Являясь составной частью феодального об-ва, Б. в тоже время способствовало развитию товарно-ден. отношений, подтачивавших феод. систему. Оио создало свою гор. культуру, несшую в себе ростки антифеод. идеологии и подготовившую гуманистич. движение эпохи Возрождения. В 16-18 вв. из части В., переходившей к капиталистич. методам произ-ва, происходило формирование класса буржуазии, выступившей гегемоном в ранних бурж. революциях. Элементы В., еще не сформировавшиеся в буржуазию, часто играли в социальных движениях позднего средневековья и в бурж. революциях реакц. роль, цепляясь за свою цеховую исключительность, стремясь спасти остатки своих ср.-век. вольностей и привилегий (часть франц. Б. в эпоху Религ. войн 16 в., Б. нек-рых южнонидерл. городов в период революции 16 в.). Во мн. странах с замедленным капиталистич. развитием, с сохранением (хотя бы формальным) цеховой системы бюргерские слои длит. время продолжали существовать и в новое время (напр., в Германии).

Лит.: Энгельс Ф., Крест. война в Германии, М., 1952; его же, О разложении феодализма и возникновении нац. гос-в (приложение к “Крест, войне в Германии”); Стоклицкая-Терешкович В. В., Очерки по социальной истории нем. города в XIV-XV вв., М.-Л., 1936; ее же, Осн. проблемы истории ср.-век. города X-XV-веков, М., 1960; Левицкий Я. А., Города и гор. ремесло в Англии в X-XII в., М.-Л., 1960; Тьерри О., Опыт истории происхождения и успехов третьего сословия, избр. соч., пер. с франц., М., 1937; Пиренн А., Ср.-век. города Бельгии, пер. с франц., М.,1937; Луццатто Д., Экономическая история Италии; Античность и средние века, пер. с итал., М., 1954; Белов Г., Гор. строй и гор. жизнь ср.-век. Германии, пер. с нем., М., 1912; Кириллова А, А., Из социальной истории городов Англии XIII в., в сб. Ср. века, в. 13, М., 1958; Pirenne H., Histoire ?conomique de l´occident medieval, Bruges, 1951; Maurer G., Geschichte der St?dteverfassung in Deutschland, Bd 1-4, Erlangen, 1869-71. См. также ст. Город и лит-ру к ней.

источник

(нем. Bürgertum, от Bürger — горожанин, гор. житель) — средний слой гор. населения зап.-европ. ср.-век. города, состоявший гл. обр. из самостоят. мастеров-ремесленников и средних и мелких торговцев. Юридически понятие Б. было более широким. Оно охватывало всех жителей ср.-век. города, подпадавших под действие гор. права, т. е. всех чл. гор. общины (включая и верхушку гор. населения — патрициат, иногда и нек-рых феодалов, приобретших права В.), в противоположность просто “жителям”, не входившим в гор. общину; Б. (горожане) выступало как феод. сословие. Б. формировалось в процессе борьбы (11-13 вв.) с феод. сеньорами за гор. землю, освобождение от феод. эксплуатации и произвола. В осн. бюргеры происходили из зависимых крестьян и деревенских ремесленников, бежавших (или переселившихся по соглашению со своими господами) в город. На ранней стадии гор. развития (прибл. до 14-15 вв.) гор. община обычно свободно и охотно принимала в свой состав (т. е. в число бюргеров) всех беглецов, помогая крепостным крестьянам приобрести личную свободу. Личная свобода и вытекавшие из нее исключит. подсудность гор. суду, право распоряжаться своим имуществом и др. привилегии были обязат. признаками бюргерского состояния. Осн. массу Б. составляли ремесленники, объединявшиеся в цехи.

Б., экономически заинтересованное в централизации страны, поддерживало королев, власть против крупных феодалов. В борьбе с феод. раздробленностью большую роль сыграли юристы из числа бюргеров, привлекавшиеся королев, властью к гос. управлению (франц. легисты, исп. летрадос). С возникновением т. п. сословной монархии Б., усилившееся экономически, получило право участвовать в сословно-представит. учреждениях. Привлечение Б. к гос. управлению было весьма различным по странам: значительное во Франции, ничтожное, напр., в Германии.

В имуществ. отношении Б. (не только в широком, но и в узком смысле) не было единым: верхушка его, состоявшая из богатых мастеров и торговцев, резко отличалась по своему положению от бедных бюргеров — гл. обр. мелких ремесленников, часто фактически утрачивавших экономич. самостоятельность и опускавшихся в ряды плебейства. Только верхушка Б. представительствовала в сословных учреждениях. Она же захватывала власть в городе в случаях победы Б. над патрициатом. Процесс расслоения Б. особенно усилился в период позднего средневековья. Вопрос о социальном составе ср.-век. Б. нашел различное толкование в бурж. лит-ре. С одной стороны, имеет место отрицание имуществ. неравенства, резкого социального расслоения и клас. борьбы внутри Б. (нем. ученые Р. Зом и особенно К. Бюхер и Г. Белов), с другой — модернизация, сближение верхушки Б. с буржуазией (нем. историк Г. Зивекинг, бельг. историк А. Пиренн и др.). Б., занимая в феод. об-ве двойств. положение (с одной стороны, это сословие податное, непривилегированное, неполноправное, с другой — имущий слой населения, верхушка к-рого эксплуатировала гор. низы), активно участвовало в антифеод. выступлениях, проявляя в то же время склонность к соглашению с феодалами и к предательству нар. масс. Это проявилось, напр., в гор. восстаниях во Франции и особенно отчетливо во время Крест. войны 1524-25 в Германии. В то же время мелкое Б. часто выступало совм. с плебейством и крестьянами.

Б. сыграло огромную роль в развитии феод. общества. По характеристике Ф. Энгельса, оно олицетворяло собой дальнейшее развитие произ-ва и обмена, образования, социальных и политич. учреждений (“О разложении феодализма. “, см. Маркс К. и Энгельс Ф., 2 изд., т. 21, с. 407). Являясь составной частью феодального об-ва, Б. в тоже время способствовало развитию товарно-ден. отношений, подтачивавших феод. систему. Оио создало свою гор. культуру, несшую в себе ростки антифеод. идеологии и подготовившую гуманистич. движение эпохи Возрождения. В 16-18 вв. из части В., переходившей к капиталистич. методам произ-ва, происходило формирование класса буржуазии, выступившей гегемоном в ранних бурж. революциях. Элементы В., еще не сформировавшиеся в буржуазию, часто играли в социальных движениях позднего средневековья и в бурж. революциях реакц. роль, цепляясь за свою цеховую исключительность, стремясь спасти остатки своих ср.-век. вольностей и привилегий (часть франц. Б. в эпоху Религ. войн 16 в., Б. нек-рых южнонидерл. городов в период революции 16 в.). Во мн. странах с замедленным капиталистич. развитием, с сохранением (хотя бы формальным) цеховой системы бюргерские слои длит. время продолжали существовать и в новое время (напр., в Германии).

Лит.: Энгельс Ф., Крест. война в Германии, М., 1952; его же, О разложении феодализма и возникновении нац. гос-в (приложение к “Крест, войне в Германии”); Стоклицкая-Терешкович В. В., Очерки по социальной истории нем. города в XIV-XV вв., М.-Л., 1936; ее же, Осн. проблемы истории ср.-век. города X-XV-веков, М., 1960; Левицкий Я. А., Города и гор. ремесло в Англии в X-XII в., М.-Л., 1960; Тьерри О., Опыт истории происхождения и успехов третьего сословия, избр. соч., пер. с франц., М., 1937; Пиренн А., Ср.-век. города Бельгии, пер. с франц., М.,1937; Луццатто Д., Экономическая история Италии; Античность и средние века, пер. с итал., М., 1954; Белов Г., Гор. строй и гор. жизнь ср.-век. Германии, пер. с нем., М., 1912; Кириллова А, А., Из социальной истории городов Англии XIII в., в сб. Ср. века, в. 13, М., 1958; Pirenne H., Histoire économique de l’occident medieval, Bruges, 1951; Maurer G., Geschichte der Städteverfassung in Deutschland, Bd 1-4, Erlangen, 1869-71. См. также ст. Город и лит-ру к ней.

источник

Бюргерская культура в Средние Века представлена далеко не так ярко и впечатляюще, как культура рыцарская. Связано это с той ролью, которую играл в эту эпоху средневеко­вый город. Исходно она не была доминирующей. Первоначально, в период культурного безвременья и в Раннее Средневековье, центрами культуры на Западе оставались монастыри и, в меньшей степени, храмы и епископские резиденции. К началу Высокого Средневековья все большую роль в культуре начинает играть замок. В замках королей и владетельных князей сосредоточивался двор, помимо рыцарей и дам они привлекали образованных людей из других сословий. Приблизительно в это же время начинается оживление городской жизни. В старых, сохранившихся еще с античных времен городах заметно увеличивается населе­ние, в них идет интенсивное строительство. Возникает и множество новых городов. О сере­дине XIII века можно говорить как о поре расцвета городской жизни. И все-таки не город делал в Средние Века погоду в западной культуре. Соответственно, и бюргерство так и не стало ведущей силой в культуре. Вплоть до разложения средневековой культуры таковой оставались на одном полюсе духовенство, на другом — рыцарство. Бюргерская же культура

оставалась в тени. Несмотря на растущее благосостояние бюргеров, богатство и влияние городского патрициата, бюргер (в буквальном смысле слова — «горожанин») так и не стал чем-то подобным по значимости античному горожанину-гражданину.

Дело здесь в том, что античная культура исходно была городской. Она, собственно, и начиналась с возникновения городов. В Греции этот процесс назывался синойкизмом, объединением в один полис нескольких ранее независимых и расположенных отдельно об­щин. С синойкизма начинались многие известные греческие города. И что же собой знаме­новал синойкизм? Вовсе не переход от земледелия к ремеслу и торговле, как это можно предположить. После своего возникновения множество городов длительное время, а некото­рые и навсегда, оставались сельскохозяйственными поселениями. Очень показательно, что и тогда, когда греческие города, такие, например, как Афины, становились преимущественно центрами торговли и ремесла, фигура земледельца оставалась в них более почтенной, чем ремесленника и торговца. В еще большей степени сказанное может быть отнесено к Риму. Столетиями римляне были почти исключительно земледельцами и, добавим, обязательно еще и воинами. И для Греции, и для Рима горожанин изначально был воином-земледель- цем, а вовсе не торговцем и ремесленником. При этом воинские занятия ценились гораздо выше земледельческих. Уже говорилось о том, что античный человек был прежде всего мужем войны и мужем совета, воевал и управлял в народном собрании или на выборных должностях делами родного полиса. В таком сочетании войны и совета и проявлялся преж­де всего человек как гражданин. Соответственно, и гражданином его делал не способ получе­ния материальных благ, а заботы более возвышенные. Именно поэтому переход от сельской жизни к городской, т. е. полисной, не был непосредственно связан с изменением характера производства. Оно могло оставаться почти исключительно сельскохозяйственным, и все- таки полис становился чем-то в корне иным по сравнению с сельским поселением. Отличали его от сельского поселения не только размеры. Если говорить только о внешних признаках, то существенное значение здесь имели уже стены. В русском языке этот момент выражен со всей очевидностью. У нас слово «город* — производное от слова «городить». Город действи­тельно всегда городят, ограждают от внешнего пространства. Если не во внешней выражен­ности, то по смыслу он представляет собой отгороженное пространство. Отгорожено же оно от природы, от безличной растворенности в ней. В городе люди собираются вместе, но и каждый из горожан в той или иной степени тоже собран и сосредоточен внутри себя. Поэто­му город — это никогда не «мы-бытие». Он состоит из индивидов, чья жизнь определяется взаимосоотнесенностью, отношениями «человек — человек», а не «человек — природа» или «люди — природа». Последнее имеет место при проведении сельскохозяйственных работ. Но не случайно античные горожане — это прежде всего «мужи войны» и «совета» и только потом — земледельцы. Война для них не уступает по значимости «совету» ввиду того, что она представляет собой или защиту родного города, предполагающую общность и ответ­ственность людей, их концентрацию на совместности внеприродной внутри стен происходя­щей жизни. Или же нападение, которое совершается в пространстве чужого. Последнее осо­бенно важно, так как создает предпосылки для внутренней и внешней мобильности индивидов.

В нападении человек преодолевает свою сращенность и отождествленность с пространством своего. В войне он больше, чем где бы то ни было, предоставлен самому себе, отваге, сообра­зительности, импровизации и т. п.

Средневековая культура, в отличие от античной, начиналась не с возникновения горо­дов, а на их развалинах. И если потом города расцвели, то уже в ситуации расцвета мона­стыря и замка. Последние задавали тон и правила игры, с которыми не мог не считаться город. Его вторичность состояла уже в том, что город отвоевывал свое право на существова­ние у монастыря и прежде всего — у замка. Все Средневековье буквально переполнено борь­бой становящихся городов со своими феодальными синьорами. Это была борьба за само­управление или независимость, за судебный иммунитет и освобождение от податей, за то,

чтобы горожанина не отождествляли с крестьянином и признавали свободным человеком. Последний момент был особенно важен и характерен для развития средневекового города. Его разительное отличие от античного заключалось, в частности, в том, что образовывали город вовсе не земледельцы, а на этот раз в самом деле ремесленники и торговцы. Конечно, многие из них, особенно мелкие, вынуждены были заниматься еще и сельским хозяйством, обрабатывать участок земли, пасти скот. Однако всегда это были побочные, малопочтенные занятия. Господствовало иравило, согласно которому бюргеры противопоставлялись крестья­нам. На своем несходстве и противоположности настаивали и они сами. Для бюргеров, вслед за рыцарями, крестьяне были существами низшего рода. Нередко презираемыми и высмеи­ваемыми. Средневековый город рано противопоставил открытость и разнообразие своей жизни замкнутости и монотонности существования в сельской местности.

Противопоставленность средневекового города деревне ощутима уже в самом его обли­ке. Он практически всегда был очень скученным, с узкими, кривыми улочками, крошечны­ми площадями, без всякого намека на растительность. Как и средневековый замок, город устремлялся ввысь. Дома часто были многоэтажными. Над ними возвышались ратушная башня и башни соборов, так что городская вертикаль часто была сопоставима по своим размерам с горизонталью. Современный человек, прогуливаясь по улицам средневекового французского или немецкого города, испытывает впечатление его интерьерности. В нем все настолько сближено и прижато одно к другому, что возникает ощущение того, что ты нахо­дишься внутри одного и того же дома. И в действительности, средневековый город в значи­тельной степени был таким одним на всех домом, который запирался на ночь городской стражей, с последним ударом колокола затихал, а с первым ударом пробуждался. Из город­ских ворот горожане выходили на пригородный луг, как из того же дома. Здесь, а не на городской площади, могли отмечаться большие городские праздники. Какая-то особым обра­зом подчеркнутая сделанность и искусственность средневекового города — это, разумеется, свидетельство того, какие жители в нем обитают, какими себя ощущают и как смотрят на мир. В любом случае ничего подобного такому городу не создали бы обитающие в нем земле­дельцы. А вот ремесленнику он вполне соответствует.

Читайте также:  Белая горчица как сидерат осенью убивает грибки

Ремесленник имеет дело с вещью, с некоторой природной данностью сырья, которая подлежит переработке таким образом, чтобы запечатлеть в себе осуществленный замысел ремесленника. Из естественной реальности он сделает искусственную. Последней же явля­ются не только бочка, сапог, плащ, кубок, доспехи, но и город в его целом. Еще и поэтому в нем практически не остается ничего естественно-природного. Природу город не оформляет и обрамляет, а переиначивает заново, точно так же, как горожанин ту вещь, над которой трудится. На фоне античных средневековые города поражают отсутствием в них общей пла­нировки, малейшего намека на градостроительные планы и проекты. Каждый горожанин на отведенном или купленном им месте строил по своему уразумению, как бог на душу поло­жит. В результате возникали города прихотливые и уютные, с пространством, чрезвычайно разнообразно оформленным. Но чего в них не было, так это стройности и величия. Исклю­чение могли составлять городской замок, ратуша и, в особенности, соборы. Однако это были вкрапления стройного и величавого в беспорядочное и произвольное. Во всем этом было свое неотразимое обаяние. Но в этом >ке ощутимы вторичность и нериферийность города в сред­невековой культуре. С одной стороны, он подражает замку, с другой же, в замке, а не в городе сосредоточена власть, он, а не город является началом своеобычно-средневековой государственности. По последнему пункту Средневековье прямо противоположно Антично­сти. В Греции полис, т. е. город, и государство были синонимами. В средневековой же Франции или Германии города только и делали, что боролись за свою независимость от государства. Они стремились стать вольными городами. Те, у кого такое стремление удава лось, в Германии так и назывались «вольные имперские города». Они как бы и входили, и не входили в Священную Римскую империю. Чего Средневековье, по существу, не знало,

так это исходящей из города и прикрепленной к нему в качестве его центра государственно- сти. В лучшем случае города могли поддерживать королевскую власть в ее борьбе с крупны­ми феодалами за объединение страны, но сами центрами и источниками такой борьбы они никогда не были.

Средневековые города ассоциируются у нас с цехами и цеховым строем. Действительно, цеховая цивилизация в XIII веке получила в средневековых городах широкое, хотя и не повсеместное распространение. Цехами в эту эпоху назывались объединения ремесленников по профессиям. Однако мы сильно ошибемся, если решим, что Средние Века знали четкую и последовательную классификацию профессий и ремесел. Они складывались беспорядочно и случайно, приблизительно так же, как строились средневековые города. Обыкновенно даже в крупных городах цехи могли объединять представителей нескольких ремесел, если они были совсем немногочисленны. Но и в этом случае численность входящих в определен­ный цех ремесленников сильно отличалась у разных цехов. Так, в Париже XIII века самый большой цех — сапожников — включал в себя 396 человек, тогда как в цехе резчиков по камню насчитывалось 12 членов. Сколько-нибудь крупные цехи, как правило, селились улицами, вдоль которых располагались мастерские. Тут же был и храм святого — покрови­теля цеха. Цех представлял собой тесно сплоченную корпорацию, члены которой нередко из поколения в поколение занимались одним и тем же ремеслом. Начинался путь ремесленни­ка в цехе с ученичества. В ученики поступали еще детьми. Длилось ученичество в зависимо­сти от ремесла 6-10 лет. Затем ученик переходил в подмастерья. Подмастерьем, даже самым удачливым и способным, нужно было пробыть несколько лет, но можно было им так и остать­ся, не достигнув положения мастера. Мастер же получал всю полноту прав в цехе. У него были свои ученики и подмастерья, своя мастерская, дом и хозяйство. Наиболее видные из мастеров избирались в цеховые присяжные, следившие за работой всех мастерских цеха, и даже в магистры цеха. Магистр возглавлял цех и пользовался наибольшим почетом.

В значительной степени вся жизнь средневекового бюргера-ремесленника, а таковых было большинство, протекала в пределах своего цеха. Он жил его интересами, общался преимущественно со своими коллегами, участвовал в цеховых праздниках и т. п. Такое существование, на современный взгляд, может показаться однообразным и рутинным. До некоторой степени так оно и было. Но, с другой стороны, средневековый ремесленник, рабо­тая по своей профессии, не просто добывал хлеб насущный, достигал богатства и преуспея­ния. Собственный труд он воспринимал еще и как миссию и призвание. Точно так же, как для рыцаря его воинские занятия должны были быть оправданы и санкционированы с пози­ций христианства, для ремесленника необходимо было освящение его ремесла. Оно достига­лось уже наличием святого — покровителя цеха. Сам же труд ремесленника был сродни послушанию и аскезе. В нем был очень важен момент благообразия и добротности. Никаких претензий на творческие порывы и вдохновение не было даже у тех, чье ремесло сегодня воспринимается как искусство. Все ремесла считались равными друг перед другом, хотя наибольшим почетом пользовались те, которые соответствовали или были приближены к нуж­дам богослужения и других проявлений церковной жизни.

Если сравнить бюргерскую культуру Средних Веков с рыцарской, то в ней вы не найдете таких же внятных и самобытных проявлений. Рыцарство создало свой эпос, роман, лирику, утонченный этикет. Именно рыцарство коренным образом изменило, причем на многие века вперед, отношения полов, создало образ женщины как прекрасной дамы и т. д. Что касается бюргеров, то они строили на свои деньги своими усилиями готические соборы, но они принад­лежали Церкви, выражали ее дух. Нечто в готических соборах было и от рыцарского духа. Момент же собственно бюргерский в них неуловим. Сходным образом обстоит дело и с ремес­лом. Его продукты в очень большой степени предназначались рыцарству, духовенству и, кстати говоря, крестьянству. В них опять-таки в значительной степени запечатлевался дух заказчиков. Скажем, роскошные гобелены, сделанные в знаменитых мастерских французского города Бове, не просто висели в залах рыцарских и княжеских замков. В них предстает все тот же мечтательный и чудесный мир рыцарских приключений, на них изображены прекрас­ные дамы и их верные паладины. Про церковную утварь и архитектурный декор и говорить не приходится. Что же тогда остается собственно бюргерской культуре, в какого рода вопло­щениях ее можно схватить?

Видимо, прежде всего в умонастроении и всем душевном строе бюргеров, прямые, а глав­ным образом косвенные сведения о которых дошли до нашего времени. Они свидетельству­ют о том, что бюргер был человеком несравненно более трезвым и расчетливым, чем рыцарь. Не в пример последнему, его отличали умеренность, осмотрительность, бережливость. Оче­видно, что рыцарь был прямым наследником германского героизма. О такой же прямой преемственности буржуа по отношению к человеку «золотой середины» говорить было бы рискованно. И тем не менее нечто существенное их роднит. Помимо всякого рода расчетли­вости, умеренности и осмотрительности, бюргеру присуща еще серединность в качестве его промежуточности между наследником героизма рыцарем и крестьянином, в котором, пус­кай в еще меньшей степени, чем в бюргере серединность, проступают черты рабства. Изнут­ри же себя бюргер серединен не в последнюю очередь потому, что склонен опираться на так называемые житейскую мудрость и здравый смысл. Права собственного полоса бюргерство в средневековой культуре не получило и не добилось. Оно оставалось на службе других сословий, духовно им подчинялось, пело их голосом, в лучшем случае со своими бюргерски­ми нюансами.

В бюргерстве было нечто изначально несредневековое. В том отношении, что собствен­ной культуры, сопоставимой с рыцарской, оно не создало, и в то же время ему была прису­ща ощутимо выраженная дистанция по отношению ко всем другим сословиям: духовенству, рыцарству, крестьянству. Бюргерство постоянно как бы слегка ворчало на две ведущие куль­турные силы Средневековья. Рыцарство претит всему строю его жизни, с рыцарством бюрге­ры схватились не на жизнь, а на смерть, отстаивая вольности и привилегии своих городов. Но и духовенство бюргерству мало симпатично. Бюргеры добропорядочны, часто истовые христиане и вместе с тем не склонны доверять духовенству, видя в нем чуждую себе корпора­цию. Иногда же дело доходит до прямого антагонизма и кровавых столкновений. Бюргеры, правда, уже позднесредневекового Люттиха (Льежа) убивают своих архиепископов — мест­ного епископа и владетельного князя. У бюргеров Кельна, большого и богатого средневеко­вого германского города, периодически возникают тяжбы с местным архиепископом, по своему статуту одним из первых духовных князей империи. Самое же поразительное собы­тие произошло в Португалии, когда здесь разразился конфликт между местным епископом и горожанами. Второй по величине и значению город Португалии, от которого, между про­чим, происходит название страны, Порту, в 1120 году был дарован португальской графиней Тересой местному епископу. С начала XIII века между горожанами и епископами постоянно происходили конфликты и столкновения. Явление достаточно обычное для средневековых городов. Неоднократно епископ и Римский Папа накладывали на город интердикт — отлуче­ние от Церкви. Происходило это тогда, когда горожане отказывали своему епископу в пови­новении и прогоняли его из города. Но то, что произошло в 1349 году, поражает воображе­ние. После изгнания очередного епископа горожане были опять отлучены от Церкви. Но на этот раз отлучение длилось до 1406 года, т. е. 61 год. Это время жизни двух поколений, если учесть среднюю продолжительность жизни в Средние Века. Когда церкви действовали в годы- отлучения, в них раздавался погребальный звон и гасились свечи, олицетворявшие по­гибшие души горожан. За прошедшие годы тысячи людей умерли без покаяния. Родились и прожили свою жизнь некрещенными и невенчанными. Все это вещи, страшные практи­чески для любого средневекового человека. И все же горожане упорствовали в своем отверже­нии епископской власти над городом. Ни в какую ересь они за эти годы не впали, никакои новой церкви не создали. Духовно перед иерархами католической церкви жители Порту

были бессильны и безоружны. Безоружны на уровне доктрин и сформулированных позиций. Но невозможно не заподозрить, что в их душах было нечто невыраженное и вместе с тем противостоящее всему строю церковно-рыцарской жизни. Подлинной и полной власти он над ними не имел. Средневековая Католическая Церковь была церковью духовенства и рыцар­ства в первую очередь, крестьянина — во вторую, и только в-третьих и частично — церковью бюргеров-; •

Совсем не случайно, что новая, послесредневековая культура пришла из среды горожан. Итальянские горожане — пополаны — стали средой Возрождения, бюргеры Германии очень чутко восприняли Реформацию Лютера. В пределах же Средневековья роль бюргерства неред­ко была разлагающей. Бюргерство было более падко на ереси по сравнению с другими сосло­виями, оно неприязненно или прохладно относилось к церковной иерархии и монастырской жизни. Оно оказало мощную поддержку королевской власти в ее централизаторских устрем­лениях, разлагавших сами основания рыцарской культуры и так же, как Возрождение и Реформация, открывавших перспективу культуре Нового Времени.

источник

Массовые побеги из деревень мастеровых, недовольных высоким оброком феодалов. Эти люди селились на пересечении главных дорог, вблизи удобных морских гаваней, возле речных переправ, и занимались своим ремеслом. Со временем поселения разрастались, к ремесленникам за нужными из­делиями приезжали и крестьяне, и купцы. Так основывались города с первыми бюргерами.

Ремесленники владели мастерскими и цехами, выпускали свою продукцию и имели собственные деньги. На ранней стадии развития городов городская община свободно принимала новых жителей в свой состав, помогая феодально-зависимым крестьянам приобретать свободу. Постепенно бюргерство стало влиятельной в обществе силой. Обязательными признаками бюргерского состояния были , исключительная подсудность городскому суду и право распоряжаться своим имуществом. Средневековые города были невелики по размерам, редко когда превышало десять тысяч человек. Но в каждом был старший бюргер – бургомистр, самоуправления.

Жизнь городских ремесленников протекала в цехах, мастерских, ателье, на городских рынках. Они имели ухоженный дом и хозяйство, дети бюргеров с ранних лет приобщались к труду, помогая родителям. Открывались школы, доступные детям всех горожан. Детей учили не только , и считать, но и составлять деловые бумаги, уделяли большое внимание изучению мер и весов.

Бюргеры были экономически заинтересованы в страны и, в большинстве случаев, поддерживали королевскую власть против крупных феодалов. Они активно участвовали в антифеодальных выступлениях, совместно с крестьянами. Именно бюргерство способствовало развитию товарно-денежных отношений и созданию городской культуры, подготовив почву для гуманистического движения эпохи Возрождения. Со временем, одни ремесленники стали зажиточными и сумели войти в нарождающийся буржуазии, другие, наоборот, разорялись и шли работать по найму. К ХVIII веку бюргерами стали именоваться не все горожане, а только средние, экономически успешные, слои городского населения. Бюргеры постепенно выделились в сословную общность и начали иметь политический вес. В современном обиходе бюргером называют человека устоявшихся взглядов, боящегося перемен, обывателя, мещанина.

Бюргер Бюргер – горожанин в странах Европы в средние века; то же, что буржуа. В исторической литературе чаще употребляется для обозначения среднего слоя населения средневекового города.

Исторический словарь . 2000 .

– (нем. Burger, от Burg город). Немецкий гражданин, буржуа. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. БЮРГЕР горожанин, член городск. сословия в Германии. Полный словарь иностранных слов, вошедших в… … Словарь иностранных слов русского языка

Готфрид Август (Burger, 1747 1794) немецкий поэт, сын священника. В историю литературы вошел в качестве создателя немецкой баллады. Свою деятельность Б. начал с подражания поэтам Рококо: «Застольная песня» «Trinklied» (1767), «Мой Амур» «Mein… … Литературная энциклопедия

– (нем. Bürger, от древн. верхн. нем. burgari защитники города) горожанин, гражданин. Эволюция значения: В Раннем Средневековье жители укрепленного населенного пункта «Бурга» (нем. burg крепость, замок, град) … Википедия

Филистер, обыватель, мещанин Словарь русских синонимов. бюргер см. обыватель Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011 … Словарь синонимов

– (немецкое Burger), горожанин в странах Европы в средние века; то же, что буржуа. В исторической литературе чаще употребляется для обозначения среднего слоя население средневекового города … Современная энциклопедия

БЮРГЕР, бюргера, муж. (нем. Burger) (книжн.). Горожанин (в Зап. Европе). || перен. Человек обывательской психологии (ирон.). Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 … Толковый словарь Ушакова

БЮРГЕР, а, муж. (устар.). В Германии и нек рых других странах: городской житель. | жен. бюргерша, и (разг.). | прил. бюргерский, ая, ое. Бюргерские нравы (перен.: обывательские). Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

См. БУРЖУА. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 … Энциклопедия социологии

Бюргер – (немецкое Burger), горожанин в странах Европы в средние века; то же, что буржуа. В исторической литературе чаще употребляется для обозначения среднего слоя население средневекового города. … Иллюстрированный энциклопедический словарь

БЮРГЕР – (от нем. Burger горожанин) член общины средневекового города, пользующийся всей полнотой городских привилегий правом на жительство, покровительством общины в делах, участием в управлении городом и т.д.; в более узком смысле представитель среднего … Юридическая энциклопедия

  • Приключения барона Мюнхгаузена , Бюргер Г.А.. Настоящее издание отпечатано в количестве одной тысячи экземпляров, сто из которых изготовлены с трехсторонним золотым обрезом, в переплетах из черной кожи и пронумерованы. Экземпляры № 1-70…
  • Э. Эбботт. Флатландия. Д. Бюргер. Сферландия , Э. Эбботт. Д. Бюргер. Издание 1976 года. Авторы в увлекательной форме с неизменным юмором вводят читателя в русло важных геометрических идей, таких, как соразмерность, кривизна и тд. Книгадополнена статьями о…
Читайте также:  Как сажать садовую голубику осенью

На вопрос по истории. кто такие бюргеры? заданный автором Прососаться лучший ответ это Бюргер – это горожанин в средневековой Западной Европе занимающий заметное место в средневековой истории.
В раннем средневековье из среды крестьян выделялись умельцы, которые сделали ремесло своим главным занятием. Эта группа людей стала называться ремесленниками.
Они основывали свои поселения в оживленных местах на перекрестках, у переправ, вблизи речных и морских гаваней. Строили свои жилища у стен монастыря и у замков, и здесь же шла активная торговля изделиями ремесленников. Сюда в скором времени приехали и стали жить купцы. Следующие поколения жителей этих поселений и стали бюргерами. От горожан поначалу требовали много пошлин. Так как средневековые города оказались под властью церкви и феодалов, бюргеры поначалу были бесправны. Но, в городах, дух независимости растет быстрее, чем в деревнях. Ремесленник владел собственной мастерской, продукцией, которую он создавал, и имели собственные деньги. Постепенно бюргерство закалялось в борьбе с феодалами и стало влиятельной в обществе силой. Ремесленники объединились в цехи, купцы – в гильдии. Городская община – коммуна выбирала городской совет для управления городом. Члены этой общины обретали личную свободу и привилегии. В городах постепенно росло имущественное неравенство. В городскую верхушку, в патрициат входили купцы, ростовщики, владельцы крупных строений – представители богатых городских родов. Они верховодили и вершили власть, думая о своем обогащении и забывая об интересах простых горожан. В то время, когда одни бюргеры обогащались, другие разорялись. В городской жизни сложилась еще одна группа населения – плебейство: неудачливые подмастерья, нищие, поденщики. Между патрициатом и плебейством были средние слои городского населения: ремесленники, объединенные в цехи, а так же мелкие и средние торговцы.
Теперь бюргерство – не только все горожане, а средние слои городского населения. Бюргеры постепенно осознавали свою сословную общность и начали достигать экономического и политического могущества. Монархи в борьбе с крупными феодалами привлекали бюргеров на свою сторону. Горожане стремились к централизации страны. Только в Англии и Франции бюргеры смогли сыграть важную роль в политическом объединении страны. В Германии такого объединения не получилось, а сила бюргеров выразилась в создании влиятельных союзов торговых городов. Самым знаменитым была Ганза – торговый и политический союз. Бюргеры отстаивали свои права. Их привычной средой были – цеховой погребок, купеческий корабль, ремесленная мастерская, опрятный домик, городской рынок. Здесь протекала их жизнь. Дети бюргеров рано приобщались к миру взрослых, помогая родителям. Детей отправляли в городские школы, так как бюргерские знания требовали специальных знаний. В школах преподавание было на латинском языке, учиться там могли лишь дети городской верхушки. Но к XV веку были открыты бюргерские школы, доступные детям всех горожан. Мальчики и девочки учились вместе, начиная с 6-7 лет. Их учили читать, писать, считать, составлять деловые бумаги, большое внимание уделяли изучению мер и весов. Каждый учился столько, сколько считал нужным. После занятий дети помогали родителям в лавках и мастерских. Учителя в школах тоже были из бюргеров.
На исходе средних веков, когда стал меняться привычный уклад жизни и порядки, часть бюргеров смогла приспособиться к нововведениям и примкнуть к энергичным и предприимчивым людям, которые взяли в свои руки торговлю и производство. Многие разорялись, становились наемными работниками. Зарождался новый класс буржуазии. Бюргеры сыграли важную роль в развитии общества в средние века.

Ответ от Ѕоббист Ностальгист [гуру]
Бург по немецки – город. (Вообще-то правильней -крепость))) но в средние века ВСЕ города были обнесены стенами)
Бургеры они же бюргеры – горожане

Ответ от Простричь [гуру]
Бюргер (нем. Bürger, от древн. -верхн. -нем. burgari – защитники города) – горожанин, гражданин.
В Раннем Средневековье – жители укрепленного населенного пункта – «Бурга» (нем. burg – крепость, за́мок, град) или поселившиеся рядом с укрепленной кирхой, собором (лат. cives, urbani, oppidani; ср-в. лат. burgenses).
В Высоком Средневековье (XII век – XIV век) – свободные граждане немецких городов, имеющих «городское право» (напр. Любекское право, Магдебургское право, Кульмское право и другие) – в отличие от подданных феодальных сюзеренов (феодалов и королей).
В Новое и Новейшее время, в процессе образования национальных государств, а затем и формирования гражданского общества – граждане государства (нем. Staatsbürger), имеющие закрепленные законами (Конститутцией) права (нем. Bürgerrecht).

Производное слово «Бургомистр» (нем. Bürgermeister) – «старший бюргер» , староста – мэр города или любого населённого пункта, в том числе села.

(нем. Bürgertum, от Bürger – горожанин, гор. житель) – средний слой гор. населения зап.-европ. ср.-век. города, состоявший гл. обр. из самостоят. мастеров-ремесленников и средних и мелких торговцев. Юридически понятие Б. было более широким. Оно охватывало всех жителей ср.-век. города, подпадавших под действие гор. права, т. е. всех чл. гор. общины (включая и верхушку гор. населения – патрициат, иногда и нек-рых феодалов, приобретших права В.), в противоположность просто “жителям”, не входившим в гор. общину; Б. (горожане) выступало как феод. сословие. Б. формировалось в процессе борьбы (11-13 вв.) с феод. сеньорами за гор. землю, освобождение от феод. эксплуатации и произвола. В осн. бюргеры происходили из зависимых крестьян и деревенских ремесленников, бежавших (или переселившихся по соглашению со своими господами) в город. На ранней стадии гор. развития (прибл. до 14-15 вв.) гор. община обычно свободно и охотно принимала в свой состав (т. е. в число бюргеров) всех беглецов, помогая крепостным крестьянам приобрести личную свободу. Личная свобода и вытекавшие из нее исключит. подсудность гор. суду, право распоряжаться своим имуществом и др. привилегии были обязат. признаками бюргерского состояния. Осн. массу Б. составляли ремесленники, объединявшиеся в цехи.

Б., экономически заинтересованное в централизации страны, поддерживало королев, власть против крупных феодалов. В борьбе с феод. раздробленностью большую роль сыграли юристы из числа бюргеров, привлекавшиеся королев, властью к гос. управлению (франц. легисты, исп. летрадос). С возникновением т. п. сословной монархии Б., усилившееся экономически, получило право участвовать в сословно-представит. учреждениях. Привлечение Б. к гос. управлению было весьма различным по странам: значительное во Франции, ничтожное, напр., в Германии.

В имуществ. отношении Б. (не только в широком, но и в узком смысле) не было единым: верхушка его, состоявшая из богатых мастеров и торговцев, резко отличалась по своему положению от бедных бюргеров – гл. обр. мелких ремесленников, часто фактически утрачивавших экономич. самостоятельность и опускавшихся в ряды плебейства. Только верхушка Б. представительствовала в сословных учреждениях. Она же захватывала власть в городе в случаях победы Б. над патрициатом. Процесс расслоения Б. особенно усилился в период позднего средневековья. Вопрос о социальном составе ср.-век. Б. нашел различное толкование в бурж. лит-ре. С одной стороны, имеет место отрицание имуществ. неравенства, резкого социального расслоения и клас. борьбы внутри Б. (нем. ученые Р. Зом и особенно К. Бюхер и Г. Белов), с другой – модернизация, сближение верхушки Б. с буржуазией (нем. историк Г. Зивекинг, бельг. историк А. Пиренн и др.). Б., занимая в феод. об-ве двойств. положение (с одной стороны, это сословие податное, непривилегированное, неполноправное, с другой – имущий слой населения, верхушка к-рого эксплуатировала гор. низы), активно участвовало в антифеод. выступлениях, проявляя в то же время склонность к соглашению с феодалами и к предательству нар. масс. Это проявилось, напр., в гор. восстаниях во Франции и особенно отчетливо во время Крест. войны 1524-25 в Германии. В то же время мелкое Б. часто выступало совм. с плебейством и крестьянами.

Б. сыграло огромную роль в развитии феод. общества. По характеристике Ф. Энгельса, оно олицетворяло собой дальнейшее развитие произ-ва и обмена, образования, социальных и политич. учреждений (“О разложении феодализма. “, см. Маркс К. и Энгельс Ф., 2 изд., т. 21, с. 407). Являясь составной частью феодального об-ва, Б. в тоже время способствовало развитию товарно-ден. отношений, подтачивавших феод. систему. Оио создало свою гор. культуру, несшую в себе ростки антифеод. идеологии и подготовившую гуманистич. движение эпохи Возрождения. В 16-18 вв. из части В., переходившей к капиталистич. методам произ-ва, происходило формирование класса буржуазии, выступившей гегемоном в ранних бурж. революциях. Элементы В., еще не сформировавшиеся в буржуазию, часто играли в социальных движениях позднего средневековья и в бурж. революциях реакц. роль, цепляясь за свою цеховую исключительность, стремясь спасти остатки своих ср.-век. вольностей и привилегий (часть франц. Б. в эпоху Религ. войн 16 в., Б. нек-рых южнонидерл. городов в период революции 16 в.). Во мн. странах с замедленным капиталистич. развитием, с сохранением (хотя бы формальным) цеховой системы бюргерские слои длит. время продолжали существовать и в новое время (напр., в Германии).

Лит.: Энгельс Ф., Крест. война в Германии, М., 1952; его же, О разложении феодализма и возникновении нац. гос-в (приложение к “Крест, войне в Германии”); Стоклицкая-Терешкович В. В., Очерки по социальной истории нем. города в XIV-XV вв., М.-Л., 1936; ее же, Осн. проблемы истории ср.-век. города X-XV-веков, М., 1960; Левицкий Я. А., Города и гор. ремесло в Англии в X-XII в., М.-Л., 1960; Тьерри О., Опыт истории происхождения и успехов третьего сословия, избр. соч., пер. с франц., М., 1937; Пиренн А., Ср.-век. города Бельгии, пер. с франц., М.,1937; Луццатто Д., Экономическая история Италии; Античность и средние века, пер. с итал., М., 1954; Белов Г., Гор. строй и гор. жизнь ср.-век. Германии, пер. с нем., М., 1912; Кириллова А, А., Из социальной истории городов Англии XIII в., в сб. Ср. века, в. 13, М., 1958; Pirenne H., Histoire économique de l”occident medieval, Bruges, 1951; Maurer G., Geschichte der Städteverfassung in Deutschland, Bd 1-4, Erlangen, 1869-71. См. также ст. Город и лит-ру к ней.

Советская историческая энциклопедия. – М.: Советская энциклопедия . Под ред. Е. М. Жукова . 1973-1982 .

Филистерство, мещанство Словарь русских синонимов. бюргерство сущ., кол во синонимов: 2 мещанство (4) … Словарь синонимов

– (нем. Burgertum) бюргеры (от нем. Burger горожанин). 1) все жители западноевропейского средневекового города2)] Термин, чаще всего употребляющийся в исторической литературе для обозначения среднего слоя населения средневекового города … Большой Энциклопедический словарь

– (от нем. Bürger горожанин, гражданин) Значения: Гражданство (нем. Bürgertum) социальный статус, гражданские права жителей городов в Средневековой Германии Социальное сословие (производное от ) горожане, так называемое … Википедия

– (от нем. Burger) англ. burghers; нем. Burgertum. Третье сословие, зарождающаяся буржуазия в эпоху первоначального накопления капитала. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 … Энциклопедия социологии

– (нем. Burgertum), бюргеры (от нем. Burger горожанин) 1) все жители западноевропейского средневекового города; 2) термин, чаще всего употребляющийся в исторической литературе для обозначения среднего слоя населения средневекового города.… … Политология. Словарь.

А; ср. собир. Бюргеры. * * * бюргерство (нем. Bürgertum), бюргеры (от нем. Bürger горожанин), 1) все жители западноевропейского средневекового города. 2) Термин, чаще всего употребляющийся в исторической литературе для обозначения среднего слоя… … Энциклопедический словарь

– (нем. Bürgertum, от Bürger горожанин) в широком смысле все жители западноевропейского средневекового города, подпадавшие под действие городского права, то есть все члены городской общины (включая и городской Патрициат); в более узком… … Большая советская энциклопедия

I ср. устар. Представители среднего слоя городского населения; бюргеры [бюргер I], горожанине (в Германии и некоторых других странах Западной Европы). II ср. Мещане, обыватели; бюргеры [бюргер II] (обычно с оттенком неодобрительности). III ср.… … Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

Бюргерство, бюргерства, бюргерства, бюргерств, бюргерству, бюргерствам, бюргерство, бюргерства, бюргерством, бюргерствами, бюргерстве, бюргерствах (

Раздел очень прост в использовании. В предложенное поле достаточно ввести нужное слово, и мы вам выдадим список его значений. Хочется отметить, что наш сайт предоставляет данные из разных источников – энциклопедического, толкового, словообразовательного словарей. Также здесь можно познакомиться с примерами употребления введенного вами слова.

бюргера, м. (нем. Burger) (книжн.). Горожанин (в Западной Европе).

перен. Человек обывательской психологии (ирон.).

А,м, (устар.). В Германии и нек-рых других странах: городской житель.

прил. бюргерский, -ая, -ое. Бюргерские нравы (перен.: обывательские).

Представитель среднего слоя городского населения средневековых западноевропейских городов.

Городской житель, горожанин (состоятельный ремесленник, средний или мелкий торговец).

БЮРГЕР (Burger) Готфрид Август (1747-94) немецкий поэт. Выразитель идей “Бури и натиска”, сторонник Великой французской революции. Создал жанр современной немецкой баллады (“Ленора”, 1773, русский перевод В. А. Жуковского). Политические стихи и эпиграммы, переработка книги Р. Э. Распе о Мюнхгаузене.

Бюргер (, – горожанин, гражданин.

  • В Раннем Средневековье – жители укреплённого населённого пункта – «бурга» или поселившиеся рядом с укреплённой кирхой, собором (; ср-в.лат. burgenses ).
  • В Высоком Средневековье (XII век – XIV век) – свободные граждане немецких городов, имеющих « городское право » (напр. Любекское право, Магдебургское право, Кульмское право и другие) – в отличие от подданных феодальных сюзеренов (феодалов и королей).
  • В Новое и Новейшее время:
    • в процессе образования национальных государств, а затем и формирования гражданского общества – граждане государства, имеющие закреплённые законами (Конституцией) права.
    • на острове Цейлон (ныне Шри-Ланка) после его завоевания Великобританией бюргерами (Burgher) называли потомков голландцев и португальцев, живших на острове.

Производное слово « Бургомистр » – «старший бюргер», староста – мэр города или любого населённого пункта, в том числе села .

  • Бюргер – горожанин, гражданин.

Не руководи он агитпунктом и политкружком, не будь нештатным инструктором райкома и лектором общества с длинным названием, он мог бы жить, как порядочный бюргер .

Николай Петрович Резанов был истинным сыном века, двинутого вперед духом предприимчивого меркантилизма буржуа и бюргеров и рационалистическим разумом Вольтера и Дидро.

Уже много веков назад простое упоминание фемы внушало ужас крестьянам и бюргерам во всех уголках германских земель.

Фрейбургов было с полдюжины, но выбор остановился прежде всего на Фрейбурге в родной Местербайну Швейцарии, где говорили и по-французски, и по-немецки и где бюргеры – даже среди швейцарцев – славились своей флегмой.

Отец Цвингер прав, — коротко сказал Вольф Бюргер , — но сначала заслушаем свидетелей.

Отец Цвингер прав, – коротко сказал Вольф Бюргер , – но сначала заслушаем свидетелей.

В 1564 году, например, в Россию приехал попытать счастья на русской службе некто Генрих Штаден, сын бюргера из небольшого вестфальского городка.

Бюргер – бур-гражданин, то-есть коренной бур, пользующийся правами гражданства.

Командует ими фельдфебель Рудольф Бюргер , высокий рыжий парень с одутловатым лицом и тонкими усиками.

Рудольф Бюргер распорядился: – Завтра утром подать триста подвод для перевозки зерна на станцию!

Нашел сюда дорожку и Рудольф Бюргер – опрокинуть в глотку стаканчик-другой.

После чего Бюргер отдал приказ, чтоб всех убитых собак сволокли во двор школы.

Он всего-навсего бюргер ван Рейн, бывший живописец, вынужденный временно проживать на постоялом дворе.

Днем, когда через оранжевые стекла шел желтый свет, он был мирен и тих, как мирный бюргер , почти весь день в нем спали.

При этих словах выступил вперед сеньор Руслер, тучный бюргер с большим круглым животом, которым он расталкивал перед собой толпу, словно тараном.

Последние материалы раздела:

Возвращение в родную гавань: Черноморский флот после воссоединения Крыма с Россией Черноморский флот (ЧФ) был основан в мае 1783 года после.

Лекция 3 Качественный анализ 1. Васильев В.П. Аналитическая химия: В 2 кн. : Кн. 1: Титриметрические и гравиметрические методы анализа: учеб.

2.1. Преимущества визуальной формы представления информации Вербальный язык и вербальные категории содержат крайне примитивные средства для того.

источник

Adblock
detector