Меню

Что такое антиутопия в литературе определение

Автор: Guru · Опубликовано 16.09.2016 · Обновлено 02.04.2018

Антиутопия очень популярна среди читателей. Само слово «антиутопия» или «дистопия» весьма привлекательно своим звучанием и иностранным происхождением, чем заставляет в особенности молодежь обратить на себя внимание и прочитать произведение, выполненное в этом жанре.

Жанр антиутопии появился благодаря предшествующей ему утопии, которая была популярна еще в 17 веке благодаря своим идеалистическим представлениям о будущем. Одним из первых примеров страны грез послужила Эльдорадо – волшебная долина изобилия из романа Вольтера «Кандид». Сам термин вошел в обиход с легкой руки Томаса Мора, так он назвал свое произведение об идеальном острове. Чем же антиутопия отличается от утопии? Новый тип фантастического романа берет на себя функцию критического отношения к возможному будущему, нынешнему обществу и человечеству в целом. В отличие от утопических произведений, в антиутопиях описывается не идеальное представление о завтрашнем дне, а самое что ни на есть худшее представление о том, что нас ждёт. Данный жанр зародился в Англии, где, как ни странно, доселе создавались позитивные утопические романы.

Самая первая литературная антиутопия — это «Левиафан» Т. Гоббса, где государство уподобляется библейскому чудовищу левиафану. Опубликована она была в 1651 году в Англии, и тогда вызвала всеобщее потрясение и осуждение такой смелой теории. Однако антиутопия как жанр окончательно устанавливается лишь во второй половине 19 столетия.

Антиутопия в мировой литературе занимает весьма шаткое положение, так как её относят больше к фантастике, которую люди не привыкли воспринимать всерьез. Возможно, это происходит из-за страха признаться самим себе, что всё, описанное в жуткой книге, действительно грядёт, может, не в столь крупных масштабах, но отчасти. Толика того, что человечество наблюдало раньше и наблюдает сейчас, было предсказано еще в самых ранних произведениях этого жанра.

Причины появления антиутопии стоит искать в том факте, что для каждого явления всегда находится противоположность и довольно быстро. Раз есть хорошее в лице утопии, пусть будет и плохое, как, например, антиутопия. Эти две крайности отталкиваются друг от друга как магниты, что даёт каждому человеку право выбора: позитивный взгляд в будущее или наоборот. Но всё же говорить о таких категориях, как «добро» и «зло», здесь было бы неправильным, поскольку ни утопия, ни дистопия не знают таких разграничений, как «хорошее» и «плохое». В данном случае их можно охарактеризовать как «оптимизм» и «пессимизм», «позитив» и «негатив». Исходя из своих личных взглядов на настоящее, прошлое и будущее читатель выберет тот жанр, который будет ему по душе и будет соответствовать его мировоззрению.

Антиутопия – это жанр в литературе, в рамках которого описывается воображаемое будущее с критическим к нему отношением, в подобных текстах превалирует также литературно-фантастический гротеск и гиперболизация.

Виды антиутопии многочисленны, так как почти каждое произведение о дне грядущем, особенно отнесенное к классике, можно приобщить к этому жанру, а все они имеют разные оттенки, замыслы и сюжеты.

  • социально-фантастическая (Е. Замятин «Мы», М. Булгаков «Мастер и Маргарита», А. Платонов «Котлован» и «Чевенгур»);
  • научно-фантастическая (М. Булгаков «Роковые яйца»);
  • антиутопия-аллегория (М. Булгаков «Собачье сердце», Ф. Искандер «Кролики и удавы»);

Однако в более обширном понимании антиутопии делятся на сатирические, политические, социальные, научные и многие другие.

Что касается основных черт и признаков антиутопии, к ним стоит отнести то, что всё повествование основывается на описании какого-либо государства или общества, их политической структуры. Также априори антиутопия – это взгляд в будущее, то есть действия, описанные в произведении, происходят в будущем. Обычно в подобных текстах нет одного взгляда на какой-то режим, зачастую несколько точек зрения сравниваются, объясняются, может даже где-то сталкиваются и создают конфликт. Но есть и другие особенности.

  • Противостояние технократии и человечества;
  • Взаимодействие с инопланетными существами;
  • Социальные аспекты политических идеологий, доведенных до гротеска;
  • Технологический прогресс и его последствия для людей;
  • Жизнь после апокалипсиса;
  • Противоборство природы и техники;
  • Мировые войны и агрессивные государства-антиутопии

Антиутопия – одно из открытий 20 века, основательно потрясших опоры литературной традиции. Новаторская тематика обнажила социальные последствия войн, революций и полной неуверенности в завтрашнем дне. Люди были потеряны, угнетены и озлоблены, поэтому хотели видеть на страницах книг скептически окрашенный, мрачный мир будущего, как оправдание своим пророчествам и предчувствиям. После стольких потрясений, когда голод, обездоленность и нищета превратились в бедствие мирового масштаба, самое время было подумать о будущем. Многие прогрессивные художники слова представляли его, изображая в темных красках. Но лишь оттого, что сгущали полутона настоящего, которые уловили феноменальным чутьем.

Схема построения антиутопии стандартна, если не сказать, шаблонна. Общество разглажено тоталитарным нажимом: все счастливы по незнанию. Свобода, равенство и братство приобретают кошмарные формы, как в королевстве кривых зеркал. Главный герой (обычно работает на правительство) прозревает и начинает бороться против системы, неожиданно находя сторонников. Примечательно, что хэппиэндов в привычном понимании слова не бывает.

Некоторые, прочитав ту или иную антиутопию, отмечают, что читать подобные произведения достаточно тяжело: вокруг пессимизм и ничего, что могло бы хоть немного окрасить жизнь главного героя. В этом заключается стиль данного жанра — вызывает недоумение и непонимание у читателей смирение героев, их примирение с окружающей их реальностью и слепое поклонение строгому режиму.

Для наглядности мы собрали список книг, который поможет вам самостоятельно разобраться во всех тонкостях этого жанра. Если вы не нашли для себя то, что искали, рекомендуем обратить взор на подборку, где есть свыше 20 антиутопий разных видов и стилей.

Самыми известными антиутопиями являются такие произведения, как «О дивный новый мир» О. Хаксли и «1984» Д. Оруэлла. Оба произведения построены почти одинаково — новое государство, подчиняющееся одному «Богу», общество разделено на касты, и нет никаких моральных ценностей, принципов и культурных традиций. Также немаловажно здесь существование любовной линии, которая, по сути, движет героем в борьбе с режимом.

Что насчет современности, наше поколение уже считает за классику такие антиутопии, как «451 градус по Фаренгейту» Рэя Брэдбери, «Кысь» Т. Толстой и «Generation «П» В. Пелевина.

Все три произведения построены на более или менее одинаковом сюжете, но, например, пелевинская антиутопия более сатирична, чем остальные две, хотя не сильно уступает в этом Толстой, чьё творение отличается небольшим уклоном во что-то сильно фантастическое или даже мистическое.

Из отечественных антиутопий со школьной скамьи всем известен Евгений Замятин, а его роман «Мы» обычно любим старшеклассниками за нонконформистский дух и новаторство стиля. Это самый известный пример русскоязычной антиутопии.

«История одного города» М. Салтыкова-Щедрина — тоже своего рода антиутопия, хотя, для кого-то это, наверное, станет открытием. Но, несмотря на свою своеобразность, антиутопические смыслы всё же сохраняются в этом произведении, и город Глупов так похож на мир Хаксли или «Поколение Пепси» Пелевина.

«Котлован» же Платонова походит на сатиру, направленную на советскую власть, на режим, ограничивающий людей буквально во всем и пытающийся уровнять общество ив нищете и бесправии, буквально «шагая» по трупам тех, кто чем-то посмел отличиться.

Конечно, какая же антиутопия без политического и сатирического подтекста? Все вышеназванные произведения, так или иначе, содержат политическую сатиру, но «Скотный двор» Д. Оруэлла буквально кричит об этом всем своим содержанием.

Также сатирой на политику отличился Виктор Пелевин в своих произведениях «Омон Ра» и «S.N.U.F.F.», где пытливый читатель может увидеть множество намеков на советские и российские реалии.

К социальным антиутопиям относят «Пикник на обочине» Стругацких, где присутствует вполне обычный сюжет, в котором главный герой раскрывается по мере прочтения через различные жизненные препятствия с примесью инопланетной тематики и фантастическими веяниями.

Также социальные аспекты технократии описал Курт Воннегут в произведении «Колыбель для кошки».

А вот роман Г. Уэллса «Война миров» больше знаком аудитории по кинофильму с Томом Крузом в главной роли. Этот роман относят к научной антиутопии, где происходит противостояние людей и машин — наиболее популярный мотив современных бестселлеров и кинофильмов.

Кроме того, бесподобный Курт Воннегут написал «Утопию 14», которая понравится сторонникам механизации человеческого труда.

Стоит выделить особый вид антиутопий, так называемые «подростковые», чья целевая аудитория в основном состоит из молодежи, которая, возможно, уже пресытилась заезженными сюжетами этих самых антиутопических романов. К таковым относят подростковые антиутопии «Повелитель мух» У. Голдинга и «Заводной апельсин» Э. Бёрджесса. Первый привлекает таинственностью необитаемого острова и подростков, очутившихся на нём (беспроигрышный вариант для любого произведения или фильма), а второй, возможно, своей развязностью и несуразностью.

Произведение китайского писателя Лао Шэ «Записки о Кошачьем городе», близкое, по сути, к «Истории одного города» Салтыкова-Щедрина, самое остроумное из нашего списка и не лишено восточного колорита.

источник

Антиутопия, также дистопия ( Dystopia букв. «плохое место» от греч. δυσ «отрицание» + греч. τόπος «место») и какотопия ( Kakotopia от греч. κακό «плохой» [прим. 1] ) — сообщество или общество, представляющееся нежелательным, отталкивающим или пугающим. Является противоположностью утопии.

Антиутопические общества описаны во многих художественных произведениях, действие которых зачастую происходит в будущем. Для антиутопий характерны дегуманизация [1] , тоталитарная система правления, экологические катастрофы [2] и другие явления, связанные с упадком общества. Антиутопия как жанр зачастую используется, чтобы обратить внимание на реальные проблемы в окружающей среде, политике, экономике, религии, технологии и др.

Впервые слово «антиутопист» (dystopian) как противоположность «утописта» (utopian) употребил английский философ и экономист Джон Стюарт Милль в 1868 году в Британской Палате общин. Сам же термин «антиутопия» (англ. dystopia ) как название литературного жанра ввели Гленн Негли и Макс Патрик в составленной ими антологии утопий «В поисках утопии» (The Quest for Utopia, 1952).

В середине 1960-х термин «антиутопия» (anti-utopia) появляется в советской, а позднее — и в англоязычной критике. Есть мнение, что англ. anti-utopia и англ. dystopia — синонимы. Существует также точка зрения (как в России, так и за рубежом), различающая антиутопию и дистопию. Согласно ей, в то время как дистопия — это «победа сил разума над силами добра», абсолютная антитеза утопии, антиутопия — это лишь отрицание принципа утопии, представляющее больше степеней свободы [3] [4] [5] . Тем не менее, термин «антиутопия» распространён гораздо шире и обычно подразумевается в значении dystopia.

Антиутопия — логическое развитие утопии. Однако, если классическая утопия концентрируется на демонстрации позитивных черт описанного в произведении общественного устройства, то антиутопия стремится выявить его негативные черты. Важная особенность утопии — статичность, в то время как для антиутопии характерны попытки рассмотреть возможности развития описанных социальных устройств (как правило — в сторону нарастания негативных тенденций, что нередко приводит к кризису и обвалу). Таким образом, антиутопия работает обычно с более сложными социальными моделями.

Советским литературоведением антиутопия воспринималась в целом отрицательно. Например, в «Философском словаре» (4-е изд., 1981) в статье «Утопия и антиутопия» было сказано: «В антиутопии, как правило, выражается кризис исторической надежды, объявляется бессмысленной революционная борьба, подчёркивается неустранимость социального зла; наука и техника рассматриваются не как сила, способствующая решению глобальных проблем, построению справедливого социального порядка, а как враждебное культуре средство порабощения человека». Такой подход был во многом продиктован тем, что советская философия воспринимала социальную реальность СССР если не как реализовавшуюся утопию, то как общество, владеющее теорией создания идеального строя (теория построения коммунизма). Поэтому любая антиутопия неизбежно воспринималась как сомнение в правильности этой теории, что в то время считалось неприемлемой точкой зрения. Антиутопии, которые исследовали негативные возможности развития капиталистического общества, напротив, всячески приветствовались, однако антиутопиями их называть избегали, взамен давая условное жанровое определение «роман-предупреждение» или «социальная фантастика». Именно на таком крайне идеологизированном мнении основано определение антиутопии, данное Константином Мзареуловым в его книге «Фантастика. Общий курс»: «…утопия и антиутопия: идеальный коммунизм и погибающий капитализм в первом случае сменяется на коммунистический ад и буржуазное процветание во втором».

Наиболее последовательно тезис о различии «реакционной» антиутопии и «прогрессивного» романа-предупреждения разработали Евгений Брандис и Владимир Дмитревский [6] . Вслед за ними его приняли и многие другие критики. Впрочем, такой влиятельный историк фантастики, как Юлий Кагарлицкий, такого различия не принимает, и даже об Оруэлле, так же как о Замятине и Хаксли, пишет вполне нейтрально и объективно. [7] На 10 лет позже с ним согласился крупный социолог и партийный чиновник (в то время сотрудник аппарата ЦК КПСС, в перестройку помощник генсека) Георгий Шахназаров. [8]

Современное литературоведение выделяет в качестве структурного стержня антиутопии «псевдокарнавал»; если основная эмоция описанного Бахтиным карнавала — амбивалентный смех, основой тоталитарного псевдокарнавала становятся абсолютный страх в соединении с благоговением перед государством [9] .

Одной из первых литературных антиутопий можно считать гоббсовского «Левиафана» [10] .

В России в конце XVIII века создателем антиутопии в современной её форме и функции стал писатель Михаил Матвеевич Херасков. В его романе «Кадм и Гармония» имеющем достаточно традиционную для классицизма форму аллегорического странствия, тесно связанного с классическими образцами утопии, мудрец Гифан рассказывает главному герою Кадму поучительную историю о том, как основанное на утопических идеях государство способно эволюционировать к своей противоположности. Группа философов и их последователей на плодородном острове желают создать просвещённое государство. В обществе, освобождённом от всякого социального неравенства, начинается кровавая борьба за власть. Философы, отойдя от участия в общественной жизни, пережидают распрю, а затем убеждают общество в необходимости приватизации: земля, поля и леса делятся между гражданами в равных долях, вводится иерархия чинов. Учёные начинают брать плату за медицинские, юридические и хозяйственные советы, постепенно становясь правителями-олигархами острова, уже совсем не похожего на идеальный [11] [12] .

Удивительные и чрезвычайно своеобразные черты антиутопии XIX века проявляются во вставной притче Фёдора Достоевского из его последнего романа «Братья Карамазовы» — «Великий инквизитор». Выраженные в ней мысли, идеи и художественные образы отчасти предвосхищают великие антиутопии XX века, созданные Евгением Замятиным, Олдосом Хаксли, Джорджем Оруэллом [ источник не указан 66 дней ] .

Своего рода ранней технократической антиутопией является и летающий остров Лапута, описанный Свифтом в третьей части «Путешествий Гулливера». Элементы антиутопии можно найти и у таких классиков жанра научной фантастики, как Жюль Верн («Пятьсот миллионов бегумы») и Герберт Уэллс («Когда Спящий проснётся» [13] , «Первые люди на Луне», «Машина времени»). Уолтер Бесант написал в 1888 году книгу «Внутренний дом», в которой описано, как достижение человечеством бессмертия приводит к полному застою. Бесчеловечные варианты развития капитализма рисуют Джек Лондон в романе 1907 года «Железная пята» и Клод Фаррер в романе 1920 года «Осуждённые на смерть» [14] . Явные черты антиутопии носит и написанный в 1929 году «Дом в тысячу этажей» Яна Вайсса, хотя в «канон» жанра здесь не вписывается частный детектив Пётр Брок, в одиночку успешно противостоящий диктатуре (пусть и достаточно локальной) Огисфера Муллера [13] .

Своего расцвета жанр достиг в XX веке. В Советской России — стране, в которой утопические идеи пытаются претворить в жизнь на государственном уровне — Евгений Замятин пишет в 1920 году роман «Мы». В нём описано общество, в котором люди превращены в «винтики» системы и даже личное имя человека превращено в номер. Такие детали описанного у Замятина тоталитарного общества, как лоботомия для инакомыслящих, всеобщая слежка посредством «жучков», манипуляции общественным сознанием с помощью средств массовой информации, запрет на эмоции, синтетическая пища вошли в классический арсенал жанра. За романом Замятина в 1925 году следует «Ленинград» Михаила Козырева, Андрей Платонов с середины 1920-х по начало 1930-х годов пишет «Чевенгур» и «Котлован». Из написанного в 1930-е годы за пределами России выделяются такие направленные против тоталитарного социализма произведения, как «Будущее завтра» Джона Кенделла (1933) и «Гимн» Айн Рэнд (1938) [15] [14] .

В 1920 году, за год до создания НСДАП, выходит роман американца Майлоу Хастингса «Город вечной ночи», где в Германии, замкнувшейся в подземном городе под Берлином, устанавливается «нацистская утопия», населённая расами генетически выведенных сверхлюдей и их рабов. Антифашистский характер носят книги «Самовластие мистера Парэма» Герберта Уэллса (1930), «Война с саламандрами» Карела Чапека (1936), «Ночь свастики» Кэтрин Бурдекин (1937) [14] .

Вслед за «Мы» Замятина классическими образцами жанра становятся романы «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли, написанный в 1932 году, и созданный в 1948 году «1984» Оруэлла [16] [13] .

Хаксли предупреждает об опасностях не насильственного тоталитаризма, но доведённого до абсолюта массового общества потребления. Здесь ликвидированы и табуированы такие понятия, как семья и любовь, детей, изначально разделённых на касты, выращивают искусственно с использованием достижений генной инженерии и клонирования, культивируется ничем не ограниченная свобода сексуальных связей, а все психологические проблемы решаются с помощью лёгкого наркотика под названием «сома». Летоисчисление в «дивном новом мире» ведётся от рождества Генри Форда, создателя массового производства [14] . Тотальное общество потребления, в котором пожарные сжигают книги, способные смутить умы обывателей, рисует в 1953 году Рэй Брэдбери в романе 451°F. В написанной Стругацкими в 1965 году повести «Хищные вещи века» показано общество, где базовые потребности людей удовлетворены, а место духовных потребностей занял «безопасный» наркотик «слег» [13] .

Модернизированным вариантом антиутопии стал классический киберпанк [14] .

  1. ↑Definition of “dystopia”. Merriam-Webster. Merriam-Webster, Inc. (2012).
  2. ↑Definition of “dystopia”. Oxford Dictionaries. Oxford University Press (2012).
  3. ↑ См. предисловие Э. Геворкяна«Чем вымощена дорога в рай?» к сборнику «Антиутопии XX века», М, 1989:

Теоретические споры о границах жанра ведутся давно. Терминологические разногласия в итоге утряслись, и сейчас наметились три градации: утопия — то есть идеально хорошее общество, дистопия — «идеально» плохое и антиутопия — находящееся где-то посередине.

Dystopia is often referred to as anti-utopia, as it is the exact opposite of a utopian society which is an ideal life. Although some say anti-utopia and dystopia are two separate terms. The difference being that dystopia is a completely horrible state that makes no pretences of being a good life, whereas anti-utopia is one that is almost utopian except for one big flaw.

Победоносное наступление коммунистической идеологии, овладевающей умами широких масс, утверждение и успехи социалистического строя неотвратимо порождают соответствующую реакцию со стороны идеологов старого мира. Антиутопия и есть одна из форм этой реакции против социалистических идей и социализма как общественной системы. Злобные, пасквилянтские фантастические романы, направленные своим остриём против марксизма и первого в мире социалистического государства, получают все большее распространение по мере углубления кризиса и загнивания мирового капитализма.

… Чем же всё-таки отличается роман-предупреждение от антиутопии?

На наш взгляд, тем, что если в антиутопии коммунистическому и социалистическому будущему противопоставлены реакционные общественные идеи и в конечном счёте — status quo, то в романе-предупреждении мы имеем дело с честными попытками указать, какие беды и опасности, препятствия и трудности могут встретиться в дальнейшем на пути человечества.

источник

Антиутопия – концепция организации социума, которая выглядит устрашающе. Основное применение данный термин нашел в литературных произведениях и художественных фильмах, где антиутопия является излюбленной темой построения сюжета.

Обычно действие таких произведений происходит в будущем. Описание антиутопического общества зачастую призвано вызвать отвращение к тоталитаризму, различным проявлениям жестокости и упадка общества.

Зарождению понятия антиутопия предшествовало появление представлений об утопии. Первое упоминание термина антиутопия было замечено в 1868 году в Британской палате общин. Термин в литературе закрепился только в 1952 году, когда Гленн Негли и Макс Патрик составили антологию утопий.

Утопия представляет собой модель идеального общества. Зачастую подобная модель включает в себя идеалы толерантности и всеобщего равенства, принципы гуманизма и торжества прогресса.

Антиутопия – противоположность утопии. Концепция, которая подчеркивает негативные проявления различных политических режимов и экономических систем и предвосхищает их дальнейшее развитие.

С обоими терминами возникали сложности в Советском Союзе. Причиной тому служило наличие особенностей строя, которые сами представляли собой некую не до конца реализовавшуюся утопию.

Идеи антиутопических произведений были предвосхищены классиками русской литературы 19 века. В своем романе «Братья Карамазовы» Достоевский высказывает мысли, которые впоследствии станут основными в книгах писателей фантастов 20 столетия.

С приходом индустриализации и глобализации 20 века антиутопия формируется в целостный популярный жанр. Не удивительно: проблемы, рассматриваемые в таких произведениях, противоречащие привычной литературной традиции, становятся все более и более актуальны в эпоху развития олигархата и увеличения напряженности в политической обстановке.

Существует множество разновидностей антиутопии, которые часто сочетаются между собой:

Действие в антиутопическом произведении строится на описании общественно-политической структуры. События чаще всего происходят в будущем или в альтернативной вселенной. Писатели склонны анализировать политический строй, описанный в произведении, с разных сторон. Обычно приводится несколько точек зрения на структуру общества, в котором находятся главные герои.

Признаки данного жанра

  1. В произведении рассматриваются вопросы классового неравенства и нецелесообразности того или иного политического режима. Чаще всего этот режим является гротеском, обличающим реально существующие политические ситуации
  2. Зачастую повествование ведется от первого лица, чтобы погрузить читателя в атмосферу происходящего.
  3. Личной жизни и прошлому героя уделяется меньше внимание, нежели в классической литературе. Это делается для того, чтобы подчеркнуть малую значимость персонажа в сравнении с системой, в которой он живет и с которой ему, возможно, предстоит вступить в конфликт.
  4. Произведение создается так, чтобы у читателя возникало ощущение предопределенности событий, происходящих с главными героями. Общество представлено как механизм, работа которого отточена до идеала. Жизнь и стремления отдельно взятого человека в нем не имеют ценности и отходят на второй план.

Чаще всего в подобных произведениях рассматриваются темы противопоставления автоматизации природе человека, постапокалиптические социальные противоречия, экологические проблемы, проблемы вооруженных конфликтов и мировой нестабильности.

Наиболее известными представителями данного жанра являются «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли и «1984» Джорджа Оруэлла. В обоих произведениях затрагивается проблема глобализации и отсутствия моральных ценностей, а так же культуры как таковой.

Из современных произведений стоит выделить роман Рея Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» и «Generation «П» В. Пелевина.

Еще один яркий пример сатирической антиутопии – «Скотный двор» Оруэлла. Данное произведение сильно политизировано, но написано чрезвычайно иронично. В качестве примера социальной антиутопии, можно выделить «Пикник на обочине» Стругацких и «Колыбель для кошки» Курта Воннегута.

В романе Герберта Уэллса «Война миров», напротив, рассматривается научная сторона антиутопической реальности. Данное произведение приобрело популярность еще и благодаря качественной зрелищной экранизации, главную роль в которой исполнил Том Круз.

Антиутопии – интересный жанр литературы, всегда рассматривающий злободневные проблемы в неожиданном ключе. Актуальность произведений подобной тематики актуальна с момента создание жанра и по сей день. А главный вывод, который можно сделать из романов-антиутопий в том, что нельзя допустить повторения подобных сюжетов в реальности.

источник

«Проблема с любой утопией – это то, что нормальному
живому человеку ее описание покажется сущим адом».
Мартин Эмис, английский писатель.

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Нам постоянно встречаются слова, смысл которых с ходу понять бывает непросто. Как правило, эти слова заимствованы из других языков, что делает сложным их понимание из контекста.

Одним из таких терминов является антиутопия. Тут еще не совсем понятно что такое утопия, а они еще и приставку анти добавили.

У этого слова также есть практически полный синоним — дистопия, который тоже наверняка кому-то может быть не знаком, поэтому мы и его рассмотрим.

А вообще, забегая вперед, скажу, что тема эта очень интересная, а жанр антиутопии один из самых цепляющих.

Точка зрения определяет многое, и антитеза «утопия – антиутопия» яркий тому пример.

Утопия – это страна обетованная, мечта о прекрасном, справедливом государстве – при чуть измененном взгляде на вещи становится настоящим кошмаром, где человеческая индивидуальность должна быть уничтожена.

Современный человек, читая, например, великую утопию Томазо Кампанеллы «Город Солнца», скорее всего, посчитает описанное там государственное устройство отнюдь не раем на Земле, хотя сам автор замышлял этот славный город, как лучшее из мест.

Антиутопия говорит о том, что будет, когда утопическое общество начнет развиваться. И если утопия обезличивает человека, не принимая в расчет его индивидуальность, то антиутопия показывает, что такое отношение к личности ведет к глобальным общественным кризисам.

Дистопия — это практически синоним антиутопии, хотя некоторые исследователи их разделают.

Например, некоторые считают, что дистопия ближе к реалистической сатире, всегда обладающей позитивным началом, а антиутопия тяготеет к «черному роману» (обладает негативным началом). Хотя есть и другие, зачастую противоречивые трактовки.

В общем, не будет большой ошибкой считать оба этих термина синонимами. В русском языке лучше прижилось слово антиутопия.

Антиутопия сложилась как обособленный литературный жанр довольно поздно.

В 1952 году американский политолог, профессор философии Гленн Роберт Негли и профессор английской литературы Джон Макс Патрик, составляя антологию утопических литературных произведений «В поисках утопии: антология воображаемых обществ», выделили некоторые из них в отдельную категорию дистопия (dystopia), то есть нечто, разрушающее утопию, противоположное ей.

В русском языке больше распространен термин антиутопия, по большому счету это синонимы.

В советской литературной критике такие произведения называли «роман-предостережение», хотя все самые громкие «предостережения» XX века были в СССР под строжайшим запретом.

Безусловно, попытки написания дистопий осуществлялись задолго до начала XX века, когда с развитием социалистических утопических идей появились на свет великие антиутопии.

Первой антиутопией иногда называют сочинение английского философа Томаса Гоббса «Левиафан», написанного в 1651 году.

В нем автор утверждает, что низменную человеческую природу – корыстолюбие, тягу к насилию, эгоизм – можно обуздать только сильным авторитарным государством-чудовищем, наподобие библейского Левиафана.

Книга так потрясла общественность, что была запрещена и сожжена в Англии, а также в России, когда ее издали у нас спустя 2 века. Но все же это не дистопия в общепринятом смысле, ведь Томас Гоббс не считал подобное государственное устройство порочным, скорее, наоборот, это его своеобразный утопический план развития общества.

«Пока люди живут без общей власти, держащей всех их в страхе, они находятся в том состоянии, которое называется войной, и именно в состоянии войны всех против всех».
Томас Гоббс

«Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского».

Одной из первых антиутопий также называют сюжет о летающем острове Лапуте в третьей книге «Путешествий Гулливера» Джонатана Свифта, вышедшей в 1727 году. Это почти технократическая антиутопия про остров ученых, совершенно оторванных от реальной жизни.

Можно долго перечислять дистопические элементы в различных произведениях: в книге «Пятьсот миллионов бегумы» (1879 г.) Жюля Верна, в романах Уэллса и Джека Лондона, но главным романом-антиутопией, в котором проявился полностью сформированный жанр, без сомнений, является «Мы» Евгения Замятина.

Все самые мощные антиутопические произведения мира появились в XX веке после Первой мировой войны, когда люди познали весь ужас оружия массового поражения, и после Октябрьской революции – великого эксперимента по созданию утопического коммунистического общества. Опыт ставился в реальной стране, на реальных людях, в режиме реального времени.

Первым, кто совершил попытку осознать происходящее, стал Евгений Замятин, между прочим, идейный социалист.

Свой знаменитый на весь мир роман Замятин написал в 1920 году, а первое издание увидело свет в США на английском языке в 1924 году. «Мы» определило развитие жанра в англоязычной литературе на долгие годы.

Знаменитые антиутопии «О, дивный новый мир» Хаксли, «1984» Оруэлла – это продолжение темы тотального контроля над людьми и власти ради власти, начатой советским писателем. Между тем на родном языке «Мы» напечатали в СССР лишь в 1988 году.

Антиутопии XX века, хоть и уносят читателя в далекое будущее, если присмотреться, описывают настоящее, т.е. время, в котором жили авторы. Это попытка осмыслить свою действительность, отстранившись от нее на максимальное расстояние. Только так можно понять, что происходит с обществом и людьми в нем.

У Замятина люди – это винтики системы с инвентаризационными номерами вместо имен, а общество в целом – среднее арифметическое, у Оруэлла социум тотального вранья и фальсификаций, государство, все время находящееся в состоянии войны, у Хаксли общество потребления с Господом-богом Фордом в красном углу.

Все антиутописты ощущали, что мир катится в пропасть, и пытались понять, как остановить это падение.

«Все животные равны, но некоторые более равны, чем другие».
Джордж Оруэлл, «Скотный двор»

Знаменитые антиутопии Замятина, Платонова, Хаксли, Оруэлла, Бредбери превзошли любые написанные когда-либо утопии, хотя и вышли из них.

В XXI веке этот жанр не теряет своих позиций, множество произведений современных писателей имеют черты дистопии.

Антиутопия породила отдельные жанры, популярные в современной фантастической литературе – постапокалипсис и киберпанк.

Несмотря на разнообразие тем и форм антиутопических произведений, все они имеют ряд схожих черт:

  1. Описываемое общество невозможно назвать идеальным. Читателю понятно, что жизнь героев невыносима, даже если они этого пока не осознают.
  2. В антиутопии показан результат реализации утопических идей, и этот результат страшен, действие обычно разворачивается в отдаленном будущем.
  3. Антиутописты в своих произведениях используют гротеск, парадоксы, сатиру, т.к. их цель – довести утопические идеи до абсурда.
  4. В основе сюжета лежит конфликт личности с социумом, как только появляется индивидуальность и сомнения, утопический морок начинает разрушаться.
  5. Предпосылками антиутопического общественного строя выступают или жажда власти и жадность, или прекраснодушное желание насильно затащить людей в новый прекрасный мир.
  6. Тотальный контроль над людьми вследствие полного к ним недоверия, изощренные методы пропаганды парализуют навыки мышления.
  7. Во многом антиутопия – это жанр политической сатиры.

Антиутопии всегда поднимают тему свободы.

Конфликт свободной личности и государственной машины, которая стремится к тотальному контролю и больше всего боится потерять власть, была актуальна, как в 20-е годы XX века, когда Замятин перевернул утопический жанр с ног на голову, так и сегодня.

Современную литературу сложно представить без антиутопических идей. Точка опоры постмодерна – осознание того, что антиутопическое общество – это состоявшийся факт, реальность, в которой мы существуем. С этим сложно поспорить.

Перечитывая великих антиутопистов XX века, поражаешься, насколько эти фантастические романы отражают нашу действительность.

Автор статьи: Елена Румянцева

источник

Читайте также:  Как правильно готовить плов с курицей
Adblock
detector